Сербия—ЕС: зима закончилась

2 марта, 2012, 16:29 Распечатать Выпуск №8, 2 марта-9 марта

Теперь Сербия стремится поскорее начать переговоры о вступлении в ЕС, чтобы стать полноправным членом к 2014 или 2015 годам. Впрочем, это очень оптимистичный сценарий.

© Коллаж, ZN.UA

В первый день весны Сербия получила приглашение стать членом Европейского Союза. Такое решение одобрили на саммите лидеры ЕС. За два дня до этого европейские министры иностранных дел подтвердили: Белград выполнил все условия для получения статуса кандидата. Теперь Сербия стремится поскорее начать переговоры о вступлении в ЕС, чтобы стать полноправным членом к 2014 или 2015 годам. Впрочем, это очень оптимистичный сценарий. Реалистичнее говорить, что Сербия вступит в ЕС к 2020 году, если не позже. На следующем этапе евроинтеграции стране предстоит разрешить противоречия на Балканах, возникшие в результате многолетней войны и развала некогда единой Югославии. 

Сложно поверить, но еще 13 лет назад Сербия считалась государством-изгоем, на ее территории происходил крупнейший в современной европейской истории вооруженный конфликт. В нем Европа (в лице НАТО) и Сербия противостояли друг другу. Лишь в 2003 году Евросоюз официально признал за тогда еще союзной Сербией и Черногорией право добиваться кандидатского статуса. Переговоры начались в ноябре 2005 г. и с 8 ноября 2007 г. концентрировались вокруг подписания Соглашения о стабилизации и ассоциации (ССА), которое, в частности, предусматривало упрощение визовых процедур, а потом и отмену виз для поездок граждан Сербии в страны Шенгенской зоны, а также договор о торговле. При этом главным условием для Белграда при подписании такого соглашения было сотрудничество с Международным трибуналом по бывшей Югославии в Гааге. В частности, ЕС выдвинул требование к сербам выдать суду генерала Радко Младича, обвиненного в геноциде в Боснии, и президента Сербской Краины в Хорватии Горана Хаджича.

Неспособность Белграда долгое время их задержать приводило к временным приостановкам переговоров и критике в адрес Белграда, отказу ряда стран Евросоюза подписывать соглашение. В самой Сербии отношение к требованиям ЕС также было неоднозначным, и все эти годы, пожалуй, самым острым фактором внутриполитической борьбы. 2008 год стал настоящим испытанием для Белграда после того как край Косово 17 февраля в одностороннем порядке провозгласил независимость, и большинство стран ЕС признали этот акт. Евросоюз в свою очередь выдвинул «принципы, приоритеты и условия» для Европейского партнерства с Сербией, включая Косово.

В результате 4 апреля 2008 года тогдашний сербский премьер Воислав Коштуница заявил, что вопрос членства Сербии в ЕС больше не стоит на повестке дня. Однако до этого правительство уже уполномочило на подписание Соглашения об ассоциации и стабилизации вице-премьера Божидара Делича. Президент Сербии Борис Тадич, сославшись на положение Венской конвенции, дал процессу зеленый свет, угрожая политическим оппонентам, что подпишет Соглашение с ЕС сам, если страны Евросоюза, конечно, не откажутся от подписания. В Брюсселе тогда уловили важность момента, и уже 29 апреля 2008 года в Люксембурге состоялась церемония подписания Соглашения о стабилизации и ассоциации, а также Временного торгового соглашения, которое позволяло ввести в действие ряд положений ССА до его ратификации. 

11 мая 2008 года в результате досрочных выборов большинство мест в сербском парламенте получили силы, поддержавшие президента Тадича и курс на продолжение евроинтеграции страны. 9 сентября 2008 года Соглашение о стабилизации и ассоциации было ратифицировано скупщиной в Белграде, и начался процесс его реализации. С 1 января 2009 года Белград сам начал воплощать в жизнь Временное торговое соглашение с ЕС, а уже в декабре 2009 года сербы получили от Евросоюза безвизовый режим. ЕС со своей стороны начал процесс ратификации ССА странами-членами, а также имплементацию Временного торгового соглашения (оно вступило в силу в феврале 2010 года, впрочем, ряд стран ЕС отказались в нем участвовать). 22 декабря 2009 года Сербия официально подала заявку на вступление в Евросоюз. 25 октября 2010 года Совет ЕС направил заявку Сербии в Еврокомиссию.

Возможно, такой прогресс покажется кому-то невероятным, но он был достигнут последовательными шагами сербского руководства и, в частности, президента Тадича. При этом доля сторонников евроинтеграционного курса среди граждан страны уверенно держалась выше 60%. И это несмотря на то, что главные требования ЕС не были выполнены — Младич и Хаджич были в бегах. По этой причине ряд стран ЕС занял твердую позицию и отказался от ратификации ССА с Сербией. Белград также в это время спорил с Европой по поводу миссии EULEX в Косово, принявшей на себя ответственность за ситуацию в Косово в 2009 году. 

По стечению обстоятельств, Младич и Хаджич были пойманы только в середине прошлого года и переданы трибуналу. С этого времени, казалось, были сняты все препятствия на пути Сербии к статусу кандидата в ЕС. 12 октября 2011 года Еврокомиссия рекомендовала сделать это, несмотря на то что процесс ратификации соглашения ССА не был завершен еще в четырех странах Евросоюза. Кроме того, Брюссель принял важное решение — не увязывать вопрос евроинтеграции Сербии с темой признания независимости Косово Белградом и процессом определения статуса этого региона. Сербские власти заняли жесткую позицию по Косово, и за последний год влияние Белграда на сербское население края выросло.

На саммите ЕС в начале декабря прошлого года именно косовская проблема помешала европейским лидерам договориться: они потребовали от Белграда возобновления диалога с Приштиной. Германия тогда была единственной страной, поднявшей эту проблему. Но, как чуть ранее заявил итальянский министр иностранных дел Франко Фраттини, подталкивая Белград и Приштину к диалогу, ЕС также должен разъяснить представителям последней, что евроинтеграция Сербии в интересах и косоваров, которые, кстати, в реализации своих евроинтеграционных устремлений движутся существенно медленнее. Только в конце февраля с.г. ЕС решил приступить к рассмотрению вопроса о начале переговоров с Косово касательно Соглашения о стабилизации и ассоциации. А это может создать сложности для реализации европейской политики на Балканах, учитывая, что сегодня к евроинтеграции Косово как отдельной страны отношение неоднозначное в столицах стран ЕС. Политика косовского правительства Хашима Тачи подвергается критике в Брюсселе. Кроме того, Кипр, Греция, Румыния, Словакия и Испания не признали Косово и могут заблокировать его вступление в ЕС в отрыве от Сербии. Другими словами, Косово также должно быть гибче и посговорчевее в диалоге с Белградом, а не пытаться вставить слово «независимость» в любой обсуждаемый в ходе переговоров пункт. 

Следуя этим указаниям, сербы и косовары возобновили диалог, который материализовался в соглашении от 24 февраля 2012 года. Оно предусматривает, что стороны договорятся об охране совместной границы. Кроме того, Косово получит возможность членства в региональных организациях, где уже участвует Сербия, и последняя не будет препятствовать деятельности косовских представителей. 

Вот с таким багажом достижений Белград подошел к позитивному решению вопроса о  своей заявке о членстве в ЕС. Впрочем, как сказал сербский лидер Борис Тадич, на самом деле все только начинается. Он предполагает, что вопрос определения статуса Косово все-таки будет ключевым прежде, чем Сербия добьется права стать членом Евросоюза. Это показали последние дни: в Белграде правая оппозиция собрала 200 тысяч подписей против вступления Сербии в ЕС. В условиях того, что Сербия стоит на пороге предвыборной кампании, вопросы Косово и евроинтеграции станут самыми острыми во внутриполитической жизни на ближайшие месяцы. 

На дипломатическом фронте Сербию, очевидно, также ждут неожиданности. Так, преградой на пути в ЕС Белграду попытался стать Бухарест. Румыния, следуя новым политическим установкам, уже опробованным на соседях, неожиданно выдвинула Белграду требование обеспечить соблюдение прав румынского меньшинства, проживающего в Валахии. Впрочем, эта претензия была отвергнута Белградом и членами ЕС, поскольку никакого «притеснения» румын в Сербии нет; кроме того, 40 тыс. сербских валахов не считают себя румынами. Но для перестраховки в Белграде в последний момент все-таки согласились подписать с Бухарестом соглашение о правах нацменьшинств. При этом ряд источников сообщает, что против Сербии были настроены Польша и Литва, но пока промолчали. Обе страны якобы обеспокоены перспективой принятия в ЕС достаточно большого пророссийски настроенного государства. Также говорят, что Варшава не исключает появления внутри ЕС неформального славянского объединения стран, в котором Сербия способна заменить Польшу в качестве лидера и притянуть на свою сторону Чехию и Словакию, а также, возможно, Хорватию, которая станет 28-м членом ЕС уже с 1 июля 2013 года. Эта «четверка» уже проводит консультации в данном формате и может стать альтернативой Вышеградской группе, которая не всегда действует согласованно из-за того, что Варшава часто играет в ЕС по собственным правилам, особо не считаясь с партнерами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно