Серая зона Керченского пролива - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

Серая зона Керченского пролива

30 мая, 2008, 15:33 Распечатать

Вспомним шумные прямоэфирные поиски причин керченской трагедии 11 ноября 2007 года, а также погибших...

В первой части этого материала («ЗН» №19 от 24—30 мая) мы остановились на очень интересном месте — законности существования рейдовой перевалки нефтепродуктов и других опасных грузов в «нашей» южной части Керченского пролива. Вспомним шумные прямоэфирные поиски причин керченской трагедии 11 ноября 2007 года, заявления политиков о контрабанде в этом районе, опровержения пограничников, туманные намеки СМИ вместо конкретных фактов. И — редко нарушаемую тишину, которая сопровождает тему все последние полгода. Поэтому всем нам не мешало бы вспомнить погибших моряков, видеокадры умирающих птиц, залитых мазутом, им же пропитанные серпантины водорослей, пятна на пляжном побережье. И, конечно же, правильные и суровые заявления политиков и чиновников о том, что подобное не должно повториться. Увы, может, причем в любой момент, когда судьба пошлет нам заслуженные испытания.

Итак, в ночь с 10 на 11 ноября в Керченском проливе скопилось 167 судов. Все потерпевшие кораблекрушение суда шли на рейдовую перевалку опасных грузов — нефтепродуктов и серы. О грубейших нарушениях безопасности судоходства российскими владельцами и капитанами старых судов типа «река-море» уже подробно сказано. И эта причина устранена — такие суда больше в море не выходят.

Однако общая ситуация в проливе после того, как Россия без всяких объяснений и официальных извещений в одностороннем порядке прекратила выполнять Временное соглашение о порядке прохождения судов по Керченскому проливу, такая же потенциально опасная, как и в прошлом году. Потому что у службы регулирования движения судов «Керчь» вновь нет возможности этого самого регулирования: суда с опасными грузами снова идут не по Керчь-Еникальскому каналу, а по фарватерам. И опасность исходит именно из южного района пролива, где ведется рейдовая перевалка нефти.

Попытаемся расставить все по местам. Это крайне необходимо, потому что в данном случае устранить одну из главных причин, которые привели к трагедии в проливе, Украина может и должна самостоятельно, без всяких разговоров о нерешенности проблемы разграничения канала.

Перевалка нефти в украинской части пролива происходит в подрайоне «Д» якорной стоянки №471 Керченского морского торгового порта. Однако этот район водного пространства отведен… Керченскому рыбному порту. Документы и свидетельства официальных лиц, которыми располагает «ЗН», дают основания говорить, что перевалка нефтепродуктов организована с нарушением закона.

В данном случае — Кодекса торгового мореплавания Украины. Статья 12, в частности, предполагает, что отведение водного пространства для торгового мореплавания, строительства или любой работы в зоне навигационного оборудования и морских путей должно быть согласовано с Министерством транспорта и местными органами власти и самоуправления. У Керченского рыбного порта есть согласование Керченского горисполкома на отвод водного пространства под якорные стоянки. Таких документов три: первый датирован январем 2003 года, последующие — в 2004-м и 2007-м — давались уже с расширением подрайона. Однако согласования Министерства транспорта у рыбного порта нет. Более того, как сообщил «ЗН» директор департамента морского и речного транспорта Владимир Работнев, ему ничего не известно о том, что за таким согласованием Керченский рыбный порт официально обращался в министерство.

Следующий момент (мы его затронули в предыдущей публикации) может свидетельствовать о служебном подлоге, к которому прибегли для узаконивания района нефтеперевалки. По словам тогда еще капитана Керченского МТП Валентина Пилипенко, координаты подрайона «Д», где ведется перелив нефти, опубликованные в Извещениях мореплавателям в выпусках «Госгидрографии» в 2006 году и присоединение подрайона к якорной стоянке №471, недостоверны. Потому что Керченский МТП такую заявку не подавал. Кроме того, в подрайоне «Д» никем не производится контроль за мореходным состоянием судов, находящихся в данном районе, заявлял В.Пилипенко на совещании в Мариуполе еще в декабре прошлого года. Никакой реакции не последовало.

Замминистра транспорта и связи Украины В.Работнев заявил «ЗН», что «ситуация с необоснованным нахождением этого района в заставе
471-й якорной стоянки Керченского якорного порта недопустима. Мы работаем над тем, чтобы либо узаконить ее окончательно, либо отказаться от нее вообще, или просто включить в состав акватории порта. Но сказать о том, когда это будет сделано, каким образом, я не могу. Вопрос этот очень сложный».

Сложность вопроса очевидна. Рейдовая нефтеперевалка — это очень большие деньги. И уровень лоббирования самый высокий. Первый заместитель прокурора АРК Алексей Угрюмов, которому мы адресовали вопрос с изложением всех сомнительных с точки зрения закона обстоятельств деятельности нефтеперевалки в Керченском проливе, заверил, что все данные «ЗН» будут проверены. Причем в ближайшие дни. Так совпало, что именно сейчас Керченской транспортной прокуратурой ведется проверка соблюдения законности деятельности керченских портов.

Второе обстоятельство, которое, по мнению наших собеседников, привело к трагедии, тоже может быть устранено исключительно украинской стороной. С октября 2007 года пункт пропуска через госграницу в районе все той же якорной стоянки №471, где, как водится, велось погранично-таможенное оформление грузов, был закрыт. И это привлекло на украинскую сторону еще большее количество судов для перегрузки на рейде. Позиция Министерства транспорта на сегодня однозначна: для того чтобы навести порядок в районе рейдовой перевалки, необходимо возобновить пункт пропуска. Председатель ассоциации капитанов портов Украины Валентин Пилипенко считает, что после восстановления пункта пропуска необходимо «ввести в этот район все суда, которые занимаются перегрузочными работами в различных точках Керченского пролива, и осуществлять полноценный контроль за его деятельностью, т.е. пограничный, таможенный, экологический, санитарный контроль и надзор за безопасностью мореплавания».

По словам Владимира Работнева, в мае этого года Министерство транспорта представило на согласование других министерств и ведомств предложения об открытии в данном районе пункта пропуска через госграницу: «Но не Министерство транспорта принимает решение. Это решение принимается в Гостаможенной службе». Мы обратились в Государственную таможенную службу Украины за разъяснением ее позиции по данной проблеме. Руководитель пресс-службы Светлана Судак пояснила нам по телефону следующее: «На 471-й якорной стоянке никогда не было пункта пропуска через государственную границу. До 2007 года там действовал пункт контроля, по временной схеме таможенного оформления. Но после изучения действующего законодательства было принято решение о прекращении ее действия, поскольку таможенный контроль может осуществляться в пунктах пропуска или же в акватории порта. На данный момент эта якорная стоянка не является ни тем, ни другим. Это коротко. Но таможенная служба готова предоставить и более детальную информацию по данной проблеме».

Таким образом, можно предположить, что таможня в данном вопросе Минтрансу добро не даст. Поэтому вопрос о путях решения проблемы остается.

Крымские экологи уже давно и настойчиво требуют закрыть рейдовую перевалку вообще, как угрозу экологии целого региона и потенциальную причину техногенных аварий. Звучат и умеренные предложения — значительно повысить уровень технических требований к судам, которые работают на рейде, обязать компании, которые ведут перевалку, использовать современное оборудование, гарантирующее от россыпи грузов и разлива нефти. И такие компании, причем именно украинские, в проливе работают. А это означает, что можно решить проблему, не выплескивая с водой ребенка. Более того, государство априори заинтересовано в том, чтобы грузопоток через украинские порты не уменьшался, а поскольку в Керченском проливе они мелководны, без рейдовой перегрузки или догрузки не обойтись. Просто надо все упорядочить, вывести из тени и установить контроль. И поддержка бизнеса, который здесь легально и грамотно работает, должна быть государственного уровня. Почему у России есть жестко установленный лозунг «российские грузы — российским портам»? Потому что конкуренция огромнейшая. «И надо помочь нашему бизнесу «столбить» эту территорию, не дожидаясь политических решений об установлении границы», — убеждал нас владелец крупной украинской компании, работающей в проливе.

Но вернемся к экологии. Ликвидация последствий разлива нефти до сих пор не завершена. На острове Тузла с конца апреля снова работают бойцы МЧС. Выброшенный на берег вперемешку с песком мазут уже тает на солнце. Работают вручную и точечно, хотя, песок, кажется, пропитан весь. Как и предсказывали экологи, с потеплением со дна стал подниматься утонувший зимой мазут. С пятнами на воде борются сотрудники портофлота Керченского порта. Сорбент сыплют каждый день.

Однако, по словам начальника штаба по ликвидации последствий аварии, председателя рескомитета по охране окружающей среды Евгения Бубнова, экологическая ситуация в пределах нормы, водолазы мазут на дне не обнаружили, а тревожные заявления экологов называет бездоказательными: «Отдельные выбросы дельфинов или птиц мертвых — это не показатель. Потому что люди шумят, но нам не предоставляют этого погибшего дельфина, якобы изнутри с каплями мазута. Поэтому СЭС и Ветеринарная служба Керчи разрешают лов рыбы в этом проливе. И нет никакого запрета ни по воде, ни по вылову, ни по другой деятельности, связанной с морем».

Да, туши мертвых дельфинов никто не предоставил. Но есть снимки. И свидетельства сотрудника Таврического национального университета, который с 1999 года ведет мониторинг дельфинов. Павел Гольдин нашел погибшего дельфина 27 апреля на побережье близ с.Курортное. По его словам, после вскрытия стало очевидно, что причиной гибели стал отек легких, в которых он обнаружил капли мазута. «У меня две гипотезы: либо дельфин попал под пятно на поверхности, либо в придонный мазут, когда искал пищу. Это молодой дельфин, до года, поэтому погиб по неопытности. Как правило, дельфины успешно обходят загрязненные поля. И этим мы объясняем наши наблюдения о том, что дельфины уже покинули этот район», — сообщил П.Гольдин «ЗН».

Все споры о том, насколько безопасно для всего живого в районе трагедии, могли бы разрешать данные постоянного мониторинга, однако он до сих пор не финансируется! По словам Олега Петренко, завлабораторией Южного научно-исследовательского института рыболовства и океанографии, «на три года был расписан этот план действий, но до настоящего времени финансирование по этой программе не начато. Несмотря на такие финансовые затруднения, мы на собственный страх и риск начали выполнять мониторинг и исследования по оценке загрязнения Керченского пролива нефтепродуктами и соединениями серы уже через 10 дней после аварии».

Таким образом, ЮгНИРО, которому в последние годы ценой неимоверных усилий удается выживать, собственными силами делает то, что обязано было сделать государство. «Можно сказать, что на данный момент в проливе произошло увеличение концентрации нефтепродуктов в три-пять раз. Такие концентрации, по нашим прогнозам, должны были произойти хотя бы лет через 10. Но за один день буквально все поменялось», — говорит Олег Петренко.

Благодаря гранту «ЗН» получило возможность заказать специалистам ЮгНИРО экспертизу воды и донных осадков в местах кораблекрушений. Результаты подтвердили тенденцию — вода в проливе относительно чиста. Незначительное превышение нормы концентрации нефте- и углеводородов в воде зафиксировано только в месте гибели «Вольногорска». Превышение уровня загрязнения донных отложений нефтепродуктами обнаружено у кормовой части затонувшей «Волгонефти». Наибольшая концентрация смол определена в донных отложениях в месте гибели «Вольногорска», наименьшее — у якорной стоянки №471.

В донных осадках в районе исследования обнаружены плотные, в виде кристаллов диаметром от 0,4 до 1,8 см, образования серы. И это, по мнению ученых, доказывает, что все разговоры чиновников об инертности и безобидности затонувшей серы — либо от лукавого, либо от дремучести.

И еще: по сравнению с 2007 годом биомасса бентоса уменьшилась в 27 раз, а эти животные относятся к кормовым для обитающих здесь рыб. И это, пожалуй, самый тревожный звонок.

И уже не новость — утилизация собранной песчано-мазутной смеси в Керченском порту продлится, скорее всего, все курортное лето. Эпопею с организацией этих работ мы описывали на протяжении полугода. На сегодня утилизировано около тысячи тонн смеси, а собрано — около пяти тысяч. Помнится, министр охраны окружающей среды Украины на совещании в Керчи говорил: «На нас сегодня смотрит вся страна». Да, на то, как каторжно работают люди на утилизации того, что образовалось от разлива мазута, должна бы увидеть вся страна.

«Мы месяц работали без копейки государственного финансирования под честное слово министра, — рассказывает Николай Жуков, директор НПО «Эко-центр» — фирмы из Кировограда, которая привезла в Керчь свое оборудование. — Люди работают в три смены. Приходится как минимум два раза перегружать вручную эти отходы: удаление из общей массы мешков, в которых были привезены эти отходы, и — ручная загрузка на конвейер. В принципе можно было предусмотреть автоматические системы загрузки, но нас очень поджимали сроки».

Закономерный вопрос «А где же компенсация за причиненный ущерб, где иски к судовладельцам (в РФ они уже предстали перед судом) и иным виновникам керченской трагедии, которая пришла к нам под российским флагом?», остается без ответа. Как сообщил «ЗН» Алексей Угрюмов, в ходе расследования уголовных дел — по фактам нарушения правил судоходства и загрязнения окружающей среды — в адрес Генпрокуратуры РФ, в рамках конвенции о правовой помощи, были направлены запросы: «Запрашивали данные, необходимые для определения размера ущерба и виновности лиц, которые причастны к совершению данного преступления. Это данные о количестве и характере грузов, а также показания членов команды, капитанов суден об обстоятельствах произошедшего в ту злополучную ночь». Запросы были направлены еще в феврале. Однако до сего дня никаких ответов не поступило.

Нет внятного ответа и на вопрос, когда и кто поднимет затонувшие корабли. В перечне других он обсуждается на заседаниях украинско-российских рабочих групп, однако нам не удалось услышать от их участников с украинской стороны какой-либо конкретной информации на сей счет. Поэтому нос «Волгонефти-139», который торчит посередине пролива, наверное, станет еще одним памятником затопленным кораблям в Крыму. Мы не оговорились — именно затопленным. Потому что трагедия 11 ноября — это следствие осознанных действий безответственных политиков, коррумпированных чиновников, алчных бизнесменов — от судовладельцев до королей рейдовой перевалки в серой зоне Керченского пролива.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно