«Сеновал». Послевкусие. Политическая забава, все участники которой получили удовольствие, но не все решаются признаться в этом - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

«Сеновал». Послевкусие. Политическая забава, все участники которой получили удовольствие, но не все решаются признаться в этом

14 ноября, 2008, 16:28 Распечатать

Арсений Яценюк за время своего спикерства поставил несколько рекордов. Это был самый молодой в современной истории Украины председатель парламента...

Арсений Яценюк за время своего спикерства поставил несколько рекордов. Это был самый молодой в современной истории Украины председатель парламента. Самый богатый — по официальной декларации. Ни при одном спикере Рада не собиралась на заседания так редко, так много времени не тратила на митинги в зале заседаний и не принимала так мало законов (к тому же последний, сентябрьский «всплеск» законотворчества пришелся как раз на те дни, когда Яценюк демонстративно отказывался вести заседания). Голосование 12 ноября зафиксировало еще один рекорд: Арсений Петрович стал первым спикером, отправленным в отставку на основании своего собственного заявления об увольнении. А срок его пребывания в должности оказался короче, чем у любого из предшественников (буквоеды могут вспомнить разве что Владимира Ивашко, который председательствовал в ВР УССР всего несколько недель и ушел тоже по собственному желанию, но это было еще в далекие советские времена).

До Яценюка из председателей Верховной Рады независимой Украины уволен был только Александр Ткаченко — во время так называемой бархатной революции 2000 года, остальные дождались избрания парламента нового созыва. Александр Николаевич, правда, заявлений об отставке не писал, его из кабинета чуть ли не вместе с креслом выносили, но даже его отчаянное сопротивление продолжалось месяц. Арсений Петрович — после того как торжественно пообещал уйти — «продержался» целых 66 дней! И при этом успел на депутатов, проголосовавших за его отставку, обидеться, обвинив их в заговоре и чуть ли не в организации государственного переворота.

Кто подставил спикера Арсения?

Скромностью, впрочем, не отличался ни один из украинских спикеров, считающихся с легкой руки все того же Ткаченко «не первыми, но и не вторыми» лицами в государстве. Но Яценюк уж слишком быстро забыл, что во главе парламента оказался на самом деле случайно. На его месте должен был быть Вячеслав Кириленко, которого уже успела выдвинуть фракция «НУ—НС». Но президент посчитал это выдвижение недопустимой самодеятельностью и нарушением субординации, поскольку личную санкцию на спикерство Кири­ленко не давал. А Арсений в то время был у него своеобразной палочкой-выручалочкой, готовой по первому зову занимать любой пост — от руководителя Нацбанка до министра иностранных дел — и при этом демонстрировать безграничную преданность гаранту. Гибкости молодого дарования могли бы позавидовать даже умудренные опытом царедворцы — выступая в Верховной Раде при утверждении шефом внешнеполитического ведомства и понимая, что для этого требуются голоса регионалов, Яценюк умудрился ни разу не произнести слово НАТО. Восхищенные оппозиционеры тогда качали головой и предрекали, мол, «этот далеко пойдет». И шел, пока Ющенко не сомневался в лояльности своего протеже.

Еще в сентябре, когда Банковой нужно было доказать, что коалиции в парламенте не существует, Яценюк прилежно написал заявление об отставке, по сути приглашая Тимошенко сделать то же самое. Но премьер увольняться не захотела, досрочные выборы были бютовцами заблокированы. И, поразмыслив, спикер решил, что и ему неплохо бы остаться. Возможно, принимая такое решение, Яценюк был уверен, что и главе государст­ва это было бы на руку — свой человек во главе парламента не даст хода любым антипрезидентским инициативам, а закон без подписи спикера — всего лишь бумага. Но Арсений Петрович забыл, как Верховный главнокомандующий относится к любым попыткам действовать без его санкции. А Виктор Андреевич сразу же засомневался, можно ли назвать слишком инициативного спикера «своим человеком».

Ну а дальше подозрения только нарастали. Спокойствие, с которым Яценюк отнесся к провалу голосования о выделении денег на выборы (а не хватало всего-ничего — каких-то четырех голосов, и можно было попытаться решение «продавить»), заявление о том, что президентского антикризисного пакета для борьбы с кризисом недостаточно, и нужен еще один, подготовленный в стенах парламента, и, наконец, инициатива подписать «пакт стабильности», за которую радостно ухватились бютовцы, — все это на Банковой расшифровали как неприкрытый дрейф в сторону Юлии Тимошенко. Разумеется, главным интерпретатором действий спикера выступил Виктор Балога, у которого в этой комбинации был собственный интерес, но Ющенко как минимум дал себя в этом убедить. А судя по некоторым намекам, и без главного канцеляриста был убежден в «двурушничестве» Яценюка.

Без рук

Сколотить «антиспикерскую» коалицию в Раде в этих условиях не составляло особого труда. Регионалов с коммунистами Яценюк раздражал уже давно, Литвин хоть и уверяет, что не имеет амбиций вновь возглавить парламент, но ему мало кто верит, а тут еще и однопартийцы публично обвинили действующего спикера в фальсификации, против Арсения Петровича недавно выступала даже «Народная самооборона». Правда, в итоге нужную кнопку нажали только два самбиста — Александр Омельченко и Олесь Доний, зато дружно проголосовал «Единый центр».

В защиту Яценюка выступили только отдельные нашеукраинцы и новоиспеченные союзники из БЮТ. Тимошенко прямо обвинила Ющенко в предательстве своего протеже. Президент не нашел ничего лучшего, чем... начать оправдываться. Мол, я вообще ни при чем, пусть парламентарии между собой разбираются. Оксана Билозир тут же подсуетилась и рассказала, что к голосованию не имеют отношения ни президент, ни даже Балога (и действительно, они ж не депутаты, чтобы голосовать). Но самую невероятную версию в СМИ «слили» анонимно. Якобы Ющенко позвонил главе СП и стал «то ли орать, то ли кричать», что тот, мол, его подставляет, а Балога возьми да и ответь: дескать, а что я могу, Петьовка с Крилем совсем от рук отбились, меня не слушают, разве что, Виктор Андреевич, вы сами им позвоните... В общем-то, если бы это было правдой, главу канцелярии нужно было увольнять сразу и без выходного пособия, но некоторые журналисты все-таки поверили. Они вообще у нас люди доверчивые.

Но и Банковую понять можно. После того как Яценюк рассказал всем, что звонил президенту в Варшаву, нужно было придумать хоть какую-то версию ответа. Пресса тоже хороша, нет, чтобы спросить у спикера, а чего он хотел этим «звонком другу» добиться? Чтобы Ющенко его пожалел, как в памятной истории со «средним пальцем»? Чтобы разогнал секретариат, как в свое время поступили с ГАИ и «Коброй»? Чтобы уволил Балогу? Но ведь Балога — не Алексей Кожа. Его отставки вон сколько людей требуют, и уже не первый месяц. И все впустую. Неудивительно, что президент и в этот раз «умыл руки». Те самые, которые ни за что не голосовали. Коллегам по фракции только и оставалось сочувствовать уволенному и рассказывать сердобольным журналистам, что Арсения, мол, «развели, как кролика».

Отставка как спаСЕНИе

Впрочем, кто кого развел — еще вопрос. Поведение Яценюка, во всяком случае, не очень похоже на поведение жертвы. Очень уж все выглядело демонстративно, если не сказать — театрально. В конце концов, если спикер так уж не хотел уходить, он хотя бы отозвал свое заявление об отставке. В этом случае оппонентам пришлось бы искать другую зацепку, а значит, как минимум терять время. Но Яценюк заявление рвать не стал. Более того, включение вопроса о своей отставке ставил на голосование несколько раз (а мог бы и после первого заявить — вопрос исчерпан, как это было с деньгами на выборы) и без боя согласился на свое отстранение от ведения заседаний. Именно поэтому у проницательных регионалов возникло впечатление спектакля. И несколько иная версия событий.

Согласно ей, Яценюк прекрасно понимал, что в спикерах ему засидеться не дадут. Слишком неустойчивая ситуация в парламенте, слишком ненадежна как союзник любая из имеющихся в Раде фракций. Если кто и поддержит, хотя бы временно, то только в обмен на определенные услуги. Выполнять «грязную работу» для кого-то с тем, чтобы удержаться в кресле на несколько месяцев, не слишком блестящая перспектива, особенно для такого амбициозного человека, как Арсений Петрович. Именно поэтому Яценюк уже с лета вовсю занимался созданием собст­венной политической силы. Энтузиазма прибавляла и социо­логия: согласно некоторым опросам, условный «блок Яценюка» имел все шансы преодолеть трехпроцентный барьер. Но отчеты социологов читают не только в кабинете спикера. На Банковой решили, что настало время платить по векселям — и впрягли председателя ВР в проект президентского списка. Не слишком интересуясь при этом мнением самого Яценюка (еще чего, пусть лучше поблагодарит за оказанное доверие).

Вот только без пяти минут кандидату президентский список не очень-то и нужен. Такой сообразительный и гибкий человек, как Арсений Петрович, не может не понимать, что президент — по американской терминологиии — «хромая утка», политик, заканчивающий свою президентскую каденцию без особых шансов на переизбрание. Участвовать в проектах под президентским началом означает добровольно ограничивать собственные перспективы. Бывают, конечно, некоторые моральные обязательства — скажем, перед «политическими крестными». Но были ли они у Яценюка? И не Ющенко ли первым показал пример, как «сыновья» поступают с «политическими родителями»?

Дежавю

Кстати, заявления спикера о том, что «его ушли, но он вернется» — напоминающие то ли плагиат, то ли пародию на Виктора Андреевича семилетней давности, — показывают, что Арсений Петрович как минимум внимательно изучает опыт «старших товарищей». А значит догадывается, что лучший способ дистанцироваться от кого-то, это публично с ним поссориться, причем так, чтобы инициатором ссоры был не ты. Ющенко и после своей отставки с поста премьера не рвал неформальных контактов с Кучмой, но для избирателей они превратились едва ли не в антиподов.

Если бы Яценюк подал в отставку — как и предполагалась первоначально, — выполняя один из пунктов коалиционного соглашения, это не произвело бы на украинцев (они же — потенциальные избиратели) никакого впечатления. Соглашение даже депутаты не читали, а уж обычные граждане им и подавно не интересуются. Другое дело — уйти в зареве борьбы с кризисом, под призывы объединиться, забыть о политике и бросить все силы на защиту «маленьких украинцев»... В этих условиях стать «жертвой коварных интриганов» даже почетно. Люди наши обиженных и оскорбленных любят — проверено не одним политиком от Леонида Кучмы до Юлии Тимо­шенко. А умению Яценюка играть на публике и выглядеть при этом естественным уже сейчас завидуют многие конкуренты. В украинских условиях — это неоценимый политический капитал. Как говорил герой известного фильма: «Береги руку, Сеня!»

А вот избирателям самое время обратить внимание на свои кошельки. Поскольку, по наблюдению другого киногероя, умение артиста завораживать зрителей, серьезно облегчает работу карманников. Политический спектакль — не исключение. Разве что масштаб работы — и на сцене, и в зале — побольше. Арсений Петрович уже успел объявить не только о создании собственной политической силы, но и о том, что готова первая пятерка ее списка. Более того, Яценюк уверяет, что за нее проголосует большинство украинцев. Хотя мы до сих пор не знаем ничего ни об идеологии, ни о программе новоиспеченной партии. В лучшем случае слышим невнятные рассуждения о том, что она будет бороться «против монополий». Украине пока не известны даже фамилии однопартийцев экс-спикера. Видимо, и не нужно. Арсений Петрович говорит, что не видит ничего предосудительного, если партия будет «лидерского типа» — по меньшей мере на первом этапе.

Но Украина это проходила неоднократно. Все последние выборы избирательные бюллетени были под завязку забиты «именными» блоками, а самыми успешными кампаниями оказались те, в которых о программе партий не говорилось практически ничего, зато согражданам «по-быстрому объясняли», что стране непременно нужен кандидат X. Зачем нужен — разбираемся до сих пор. Сограждан можно утешить разве тем, что политики «разводят как кроликов» не только рядовых избирателей, но и друг друга. Чем меньше у партии или блока политической или идеологической определенности, тем легче им объединяться против общего врага и менять союзников в зависимости от конъюнктуры.

История взаимоотношений Арсения Яценюка с соратниками по оранжевому лагерю — хотя бы за последние месяцы — лучшее тому подтверждение. Даже 12 ноября бютовцы в частных беседах признавались, что защищают спикера с оглядкой — а вдруг он согласовал свою игру с президентом? Возможно, потому Яценюк и остался без кресла. Ведь когда Тимошенко нужно было сорвать выборы, она добилась этого одной блокадой трибуны. А тут и драка была, и кровь, и выбитые стекла, а отставку все равно приняли.

Хотя… похоже, что это тот редкий случай, когда все участни­ки игры получили удовольствие. Президент, который доказал, что остаётся активным игроком; теперь уже бывший спикер, начинающий новый этап в своей карье­ре; Балога, продемонстрировавший, что может вести собст­венную игру и за это ему ничего (пока) не будет; премьер, показавшая, что она не зря пугает сограждан Балогой; регионалы, убе­дившие самих себя, что с ними все считаются; Литвин, снова почувствовавший, что он кому-то нужен; Плющ, готовящийся в третий раз войти в одну и ту же реку. И даже зрители. Они ведь так соскучились по парламентскому мордобою… Ну, или, в крайнем случае, по спикериаде...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно