САММИТ В ГОРКАХ

28 января, 2000, 00:00 Распечатать

Президенты стран — членов Содружества провели одну из самых странных в достаточно уже долгой и достаточно бессмысленной истории СНГ встреч на высшем уровне...

Президенты стран — членов Содружества провели одну из самых странных в достаточно уже долгой и достаточно бессмысленной истории СНГ встреч на высшем уровне. Странность ее заключается прежде всего в том, что частный ужин президентов, который обычно является лишь предваряющим встречу мероприятием, на самом деле оказался самой встречей, а саммит — лишь протокольным действом, которое не взволновало даже журналистов, не то чтобы самих руководителей. Еще одной странностью саммита оказалось избрание председателем Совета глав государств человека, собственно президентом не являющегося, — и.о.главы Российского государства Владимира Путина… Но, собственно, об этом стоит поговорить впоследствии — потому что ситуация вокруг председательствования Путина выглядит лишь одним из моментов, отражающих расстановку сил и игроков на постсоветском пространстве к очередной встрече руководителей СНГ.

ЕЛЬЦИН

О позиции экс-президента России вообще следует сказать особо: Ельцину в дни саммита уда- лось доказать, что он остается весьма важным действующим лицом в постсоветской политике. Президенты приехали к нему в Горки, и не секрет, что именно на этой встрече решался вопрос о том, кто будет председательствовать в Совете глав государств после Ельцина. Не секрет также и то, что навязывание Путина руководителям СНГ — во многом заслуга его предшественника. Не будем делать вид, что это было просто — и не только потому, что были другие претенденты, а еще и потому, что Путин — не президент вовсе. И все же Ельцину удалось заставить бывших коллег закрыть глаза на это немаловажное обстоятельство. Более того, ходили слухи, что Ельцин приедет в Кремль на саммит и в торжественной обстановке передаст бразды правления в СНГ Владимиру Путину. Однако от поездки в Кремль экс-президент воздержался, зато на следующий день прибыл в белорусское посольство, чтобы получить из рук Александра Лукашенко орден Франциска Скорины. Церемония подписания ничего не значащего договора о создании союзного государства России и Беларуси, кстати, стала еще одним поводом для разговора об исторических заслугах Ельцина: Владимир Путин специально отклонился от протокола, дабы напомнить, что именно Ельцин и Лукашенко стояли у истоков столь любимых в Москве интеграционных процессов.

ПУТИН

Для Путина встреча руководителей СНГ была определенным успехом хотя бы потому, что приезжие уверяли его в своей любви и преданности, выдвигали на пост председателя Совета глав государств, в общем — всячески поддерживали перед президентскими выборами. Сам Путин уже на равных провел встречи с коллегами и успел заявить о себе как о миротворце, организовав российско- азербайджанско-армяно-грузинскую встречу в верхах. Плюс день единения с Беларусью по окончании саммита. И все же, несмотря на успех Путина, он — а это самое главное — не выглядел Ельциным. Президенты позволяли себе общаться с ним достаточно панибратски. Когда Путин поздравил Кучму, Каримова и Рахмонова с победой на президентских выборах, Леонид Данилович (у которого хотя бы были какие-то конкуренты) позволил себе разудалое: «Делай, как мы». В страшном сне трудно себе представить, чтобы Президент Украины обращался с подобной репликой к Ельцину. В присутствии Владимира Владимировича и в отсутствии Бориса Николаевича Леонид Данилович впервые, кажется, ощутил себя президентом не только в Киеве, но и в Москве. В Москве! Хотелось бы, чтобы это ощущение у него сохранилось…

НАЗАРБАЕВ

Для Назарбаева саммит в Горках оказался достаточно серьезным поражением. Президент Казахстана почему-то очень хотел стать председателем Совета глав государств — возможно, после целой серии поражений на международной арене, связанной с особо демократической процедурой проведения выборов в Казахстане, Нурсултану Абишевичу просто хотелось самоутвердиться. Для этого Назарбаев накануне саммита послал в Москву опытного дипломата — своего премьера Касымжомарта Токаева, который обсуждал вопрос назарбаевского председательствования с Владимиром Путиным. Подчеркивалось, что Астана готова согласиться с ротационным принципом председательствования в Содружестве, если первым после Ельцина председателем станет Назарбаев. Но президент Казахстана не учел, что русским необходимо подчеркивать легитимность Путина самыми разными методами и восхищенное избрание главным президентом СНГ — вполне приличный повод для демонстрации такой легитимности.

ЛУКАШЕНКО

Для Лукашенко дни саммита вообще были бенефисными. На заседании Высшего государственного совета союзного государства России и Беларуси, которое состоялось сразу же после обмена ратификационными грамотами договора о создании союзного государства, президент Беларуси был провозглашен первым лицом этого в высшей мере странного образования. Конечно, это не совсем та должность, о которой мечтал «бацька», но с другой стороны — не было бы счастья, да несчастье помогло: не уйди в отставку Борис Николаевич, довольствоваться Александру Григорьевичу скромной должностью заместителя председателя Высшего совета. А так — он вроде бы начальствующее лицо, руководитель и над Владимиром Путиным, и над Михаилом Касьяновым… А над самим Александром Григорьевичем — один Господь. Да еще Борис Николаевич может позвонить из Горок, справиться об интеграции…

Иронизировать, конечно же, можно сколько угодно, но вспомним: когда после победы Александра Лукашенко на президентских выборах в Беларуси в 1994 году интеграционные процессы только начинались, каким мезальянсом казался думающей публике союз осуществляющей экономические реформы демократической России со стагнирующей, попирающей права человека и свободу прессы, упрямо не желающей выбираться из советского болота Беларусью! Оптимисты оправдывали очередной союзный договор желанием перехватить инициативу у коммунистов и тем, что, объединившись с Россией, Беларусь станет походить на нее и проводить реформы.

Все получилось, как в плохой сказке. Сегодня жгущая «нефтяные доллары» в чеченской топке Россия, подвергнутая остракизму в Европейском союзе и краснеющая на скамье подсудимых в ПАСЕ, — достойный партнер для Беларуси. Перехватывать инициативу у коммунистов больше не нужно. Коммунисты — главные (и чуть ли не единственные) союзники «партии власти». Не Беларусь стала похожей на Россию, а Россия — на Беларусь!

ШЕВАРДНАДЗЕ

Президент Грузии постарался использовать саммит для улучшения весьма непростых в последнее время отношений между Москвой и Тбилиси. Чтобы подчеркнуть готовность к диалогу, Шеварднадзе еще перед вылетом в российскую столицу подчеркнул необходимость избрания Владимира Путина председателем Совета глав государств. В Москве грузинский президент действительно провел целый ряд важных встреч, включая и встречу с Путиным, Кочаряном и Алиевым. Кроме того, он отметил в Москве день рождения, что стало поводом для особого внимания к нему со стороны коллег.

КУЧМА

Президент Украины был, очевидно, озабочен в России не столько проблемами СНГ, сколько двусторонними проблемами в российско-украинских отношениях. После приезда в Москву премьера Виктора Ющенко (который, кстати, стал председателем Совета глав правительств) стало очевидным, что для решения проблемы долга с Путиным придется много и напряженно разговаривать. Кучма и разговаривал, поддержав избрание российского и.о. президента председателем Совета глав государств… Еще одной акцией с украинским участием стала встреча министров обороны стран ГУУАМ прямо в Москве!

РАХМОНОВ

Президент Таджикистана также вполне себя проявил, отказавшись от права на председательствование. По алфавиту вслед за Россией идет Таджикистан, так что по окончании полномочий Ельцина именно Рахмонов… Но президент Таджикистана так убедительно доказывал, что только Владимир Владимирович, и даже официально выдвинул кандидатуру Путина, так что у и.о. не должно остаться, по идее, никаких сомнений в лояльности таджикского друга.

НИЯЗОВ

А вот президент Туркмении как раз рассматривался как возможный кандидат на председателя — хотя бы потому, что саммит СНГ планировалось провести вначале не в Москве, а в Ашгабате и там избрать Ниязова. Но вряд ли для пожизненного президента Туркмении возглавить пусть даже формально СНГ — было когда-то заветной целью. Ниязов — не Назарбаев. Ему вполне хватает туркменского народа…

АЛИЕВ

Для президента Азербайджана главными темами переговоров в Москве были проблема Карабаха (я уже писал о четырехсторонней встрече) и ситуация на Северном Кавказе. К переговорам с Алиевым в Москве относились с определенной настороженностью: отношения России и Азербайджана не отличались в последнее время благодушием. Тем не менее все прошло нормально, особой жесткости в российско-азербайджанском диалоге не отмечено.

КОЧАРЯН

Для армянского президента основной была проблема самоутверждения: как известно, после убийства премьера и спикера парламента Армении, которые по нелепой случайности были основными политическими конкурентами Роберта Кочаряна, положение главы государства не выглядит устойчивым. Кочарян искал в Москве поддержки, к тому же ему необходимо было выправить отношение к себе после недавних сообщений о переориентации армянского внешнеполитического курса на Запад.

КАРИМОВ

Президент Узбекистана приехал к Путину как к старому знакомому: российский и.о. пре- зидента успел посетить Узбекистан с визитом еще в бытность свою «просто» главой правительства, но в Ташкенте его встречали с президентскими почестями. Кроме того, Каримов нужен Москве как вечный союзник в борьбе с «другими террористами» — не кавказскими, а афганскими. Признание талибами Чечни, безусловно, сделало Каримова весьма важным собеседником Кремля.

АКАЕВ

Акаев, скорее, был нужен для иллюстрации того, что антитеррористическая деятельность важна на всем постсоветском пространстве: как известно, Киргизия обращалась к России с просьбой о помощи после вторжения на ее территорию группы боевиков. Так что Акаев оказался очевидным сторонником усиления борьбы с терроризмом.

ЛУЧИНСКИ

Президент Молдовы обсуждал в Москве приднестровскую ситуацию: для Кишинева сейчас важно присмотреться к новому российскому руководству и понять, как оно будет относиться к режиму в Тирасполе. Так что пребывание Лучински в Москве можно сейчас считать скорее приглядкой — к тому же президент Молдовы, имеющий давние контакты в российских политических кругах из-за своей многолетней работы в ЦК КПСС, просто просчитывал, кого из старинных знакомых он не досчитается в ходе смены власти.

И последнее замечание, лучше всего иллюстрирующее происходящее в СНГ. На закрытом заседании все главы государств, по словам Александра Лукашенко, поддержали российскую политику в Чечне. На пленарном заседании слова поддержки не прозвучали. Лукашенко на пресс-конференции после избрания председателем Высшего госсовета союзного государства России и Беларуси назвал чеченский конфликт «внутренним делом вашей страны».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно