САММИТ ДЛЯ БЕДНЫХ

17 марта, 1995, 00:00 Распечатать

Не имеющая прецедента за последние несколько десятков лет встреча 118 глав государств и правительств занимала в мировых новостях 7-е или 8-е место...

Не имеющая прецедента за последние несколько десятков лет встреча 118 глав государств и правительств занимала в мировых новостях 7-е или 8-е место. Мировые телекомпании репортажи из Копенгагена ставили после визита Мейджора в Израиль. Почему?

А потому, что этот саммит был местом, где не шел раздел сфер влияния и крупной финансовой помощи. В Копенгагене не сталкивались интересы мировых сверхдержав, многие из которых просто проигнорировали это мероприятие. США и Россия прислали по второму лицу в государстве, а Великобритания — вообще неизвестно какое.

Сама тема — социальное развитие — диктовала пониженный интерес к встрече, и привести сюда многих могли лишь предвыборные или чисто дипломатические соображения.

Саммит для бедных, сказали в CNN.

Собрать в одном месте в одно и то же время 70 президентов и 48 премьеров смогло небольшое государство — Чили. Дипломат из этой страны Хуан Сомавиа придумал и пробил в ооновских коридорах саму идею саммита.

Долгое время дипломаты разных стран работали в комитетах и комиссиях, пока не родили на свет программу дальнейших действий мирового сообщества по оказанию помощи бедным и убогим.

Во время работы в комитетах и комиссиях начали говорить о зарождающемся якобы конфликте между развивающимися и посткоммунистическими странами.

Почва для этого если не конфликта, то противостояния, казалось бы, есть — раздел финансовой помощи. Страны третьего мира почувствовали, что в лице Восточной Европы и СНГ они получили мощного конкурента в борьбе за западные деньги, причем не капиталы, а гранты, то есть — подарки.

Возможно, такое противоречие и существует, однако в Копенгагене даже при внимательном рассмотрении конфликта обнаружить не удалось. Только какой-то молодой африканский лидер мягко намекнул, что его страна нуждается гораздо больше, чем какая-нибудь Польша или Болгария.

В ходе подготовки к саммиту при работе в комитетах и комиссиях развивающиеся и постсоветские страны пришли к консенсусу и решили вписать в документы потребности новых демократических государств.

Эти потребности вынесли в отдельный раздел, что устроило всех. Постсоветские страны считают, что тем самым подчеркнута их исключительность. Развивающиеся тем самым также как бы отметили свою оригинальность и попросили не путать по настоящему бедных с теми, кто хочет такими казаться.

Обещаний «помочь по возможности» хватило всем, и в то же время было понятно, что помогать будут очень немногим и выборочно.

А главное — помогать будут не те, кто выступал с трибуны форума и что-то обещал. Представителей МВФ и Всемирного банка в зале было не слышно и не видно.

Зато лидеры профобъединений, пользуясь этим, позволили себе вволю перемыть им косточки. Международных финансистов обвинили в том, что они, требуя реформ, одновременно ставят условия сокращения расходов на социальные нужды. А также стараются диктовать политику новых государств.

В общем, это, конечно, правда. Призывы обеспечить немедленную социальную защиту при минимуме затраченных усилий действительно несколько не соответствуют взглядам руководства МВФ. И политику они действительно пытаются диктовать, обжегшись на нескольких режимчиках, быстро пустивших финансовую помощь на продукты питания для всех и предметы роскоши для себя, переваривших все это и попросивших добавки.

Развивающиеся страны в конце концов вписали в заключительный документ главное, наверное, для них обязательство для стран развитых — выделять ежегодно на свои нужды 0,7 процента от ВВП. Однако, хоть это и называется «обязательство», всерьез его, пожалуй, никто не воспринимает.

Во всяком случае, механизмов, как говорит наш президент, исполнения этого решения нет. И по степени обязательности документы СНГ выглядят по сравнению с решениями копенгагенского саммита как самые страшные клятвы на крови.

На саммите было три персоны, о которых говорили и на которых нападали журналисты. Нельсон Мандела, Фидель Кастро и Альберт Гор.

Мандела казался черным вождем развивающегося мира. Ему аплодировали стоя за в общем-то простые слова о том, как все должны жить дружно, в мире и как не надо забывать третий мир.

Кастро в синем костюме. Команданте на пороге пенсии. Всеамериканская революция не произошла, а он остался легендой.

Сегодня, когда кубинская трагедия медленно превращается в фарс, страна — из страшного коммунистического зоопарка в смешной, Кастро, долгие годы проклинавшийся западным миром, стал его желанным гостем.

По мнению некоторых, Куба сегодня выполняет роль карликового медведя в цирке, страшного на вид, но совершенно безвредного. Но есть и другая точка зрения, которая все же ближе к истине. Мандела и Кастро — личности. Мандела боролся в одиночку а Кастро — с друзьями. Один — против режима, второй — против окружающего мира.

Их, провоевавших и непобежденных, в мире уважают и любят. И сегодня Фидель сидит на приеме рядом с королевой Маргарет как патриарх среди лидеров государств.

И, конечно, Эл Гор. Американцы, которые слегка посопротивлялись по поводу выделения средств на развивающиеся нужды, в итоге призвали всех жить дружно и из «доноров и получателей крови» превратиться в «партнеров» и пользоваться мирскими благами сообща.

В который раз приходится наблюдать, как из любого заурядного мероприятия американцы выжимают максимум для поддержания имиджа благодетеля.

Проходящему по фойе зала Гору попадается на глаза старик-инвалид. Вице-президент приостанавливается, ждет, пока осветители включат софиты и, почтительно наклонившись, произносит какие-то трогательные слова. Вся Америка пускает слезу умиления.

Антураж. Огромный зал Белла-центра, по которому бегают президенты и их свиты. Очень много чернокожих лидеров, и каждый третий из них — в неимоверной военной форме, что означает — в стране правит хунта, которую также волнует проблема социального развития своих граждан.

Сотни воззваний от неправительственных организаций, пожелания которых не учтены в документах, и они теперь разносят мировое сообщество в прах. Политические лидеры гомосексуалистов и лесбиянок, например, очень недовольны, что их обошли вниманием, и обещают бороться за свои права с удвоенной энергией.

Огромное количество национальных правозащитных организаций, которые приехали жаловаться на власти. На них обращают мало внимания, что неудивительно, если учесть, что воззвания написаны на каком-то малопонятном восточноафриканском языке.

Чеченцы, гордо развернувшие свои плакаты и флаги, но не в зале, а на трассе по дороге в зал. Все написано, правда, по-чеченски, а переводчиков с чеченского на французский в мире не так уж много. Снова никто ничего не понимает.

Несколько датских пикетчиков, выступающих против участия датского правительства в организации мероприятия. Они считают, что средства нужно направить на датские социальные нужды. Хотя совершенно непонятно, кто смог бы съесть все те продукты, которые появились бы на прилавках датских магазинов от дополнительного финансирования датского сельского хозяйства.

Тон обсуждению задал премьер Дании Н.Расмуссен, призвавший весь мир простить долги друг другу. Предложение вызвало веселое оживление в кулуарах. Идея, в общем-то, не новая и давно рассматриваемая, в частности, Парижским клубом, намекнувшим в свое время России, что не прочь рассмотреть вопрос о включении ее в эту организацию в обмен на прощение долгов всем своим должникам.

Идея хоть и не новая, но все же трудноосуществимая. Слишком много долгов накопилось в мире за время существования цивилизации.

Для нас, естественно, она интересна прежде всего в применении к странам СНГ. Исполнительный секретарь Содружества Иван Коротченя, хитро улыбаясь, сказал в Копенгагене, что решения в рамках СНГ принимаются консенсусом, то есть каждая страна имеет право решающего голоса. И Россия тоже, напомнил он.

Однако тема начальнику секретариата Содружества так понравилась, что он попутно порассуждал о том, что Украина потеряла в результате принятия «нулевого варианта» раздела долгов и активов бывшего СССР.

«Наверное, не надо было на него соглашаться в свое время», — смело сказал он, забыв на время о возможной реакции на это своего непосредственного шефа Бориса Николаевича. «Россия-то выиграла в результате очень много».

Событие мирового калибра в Копенгагене все же случилось. Бутрос Гали в кооперации с лидерами западных стран все же уломал хорватского президента отменить намеченный на 31 марта вывод миротворческих сил ООН из Хорватии.

Взамен хорватам пообещали сократить контингент в бывшей Югославии вообще, изменить мандат сил, а также назвать ооновские войска в их стране «Миротворческие силы ООН в Хорватии».

«Бутрос Бутросович Гали», как его называют в бывшем СССР, был очень доволен собой, хотя, по правде сказать, приход весны все равно чреват в Югославии новой войной и там уже будет не до социального развития.

Информация о победе ООН над хорватами не сходила из списков ведущих новостей мира. Вообще же, наблюдая пишущую армию, приходишь к выводу, что в конце концов мир узнает о том, что происходило в Копенгагене именно от нее.

И значение этого высшего собрания потомки поймут только в случае, если о нем своевременно напишут. Попасть же в эти материалы — почетно, и именно это во многом является критерием деятельности политика.

Команда СНГ выглядела на этом фоне бледно. Редакторы агентства «Рейтер» тщетно пытались найти интригу в действиях делегаций стран бывшего Союза и нашли только совещание лидеров прибалтийских стран по обсуждению, среди прочих, методов работы с Россией.

Белорусский президент прозвучал только в связи с прекращением финансирования сокращения обычных вооружений. Назарбаев не приехал, занятый разгоном парламента. Осталась Украина, которой тоже в сообщениях мировых агентств места не нашлось.

Леонид Кучма встретился в ходе саммита с лидерами стран Северной Европы, но продиктовано это было не столько глубоким дипломатическим замыслом, сколько местом проведения встречи. Решили обойти, так сказать, северный регион.

Обошли и ничего, кроме обещаний поспособствовать принятию в Совет Европы, не нашли. Туда же нас, как известно, без Конституции не примут. А ее мы, как известно, будем принимать долго.

Интересно поговорил Леонид Данилович с Демирелем. Турецкий лидер разрабатывает черноморскую тему, и она нас интересует, поскольку это единственное региональное объединение, где мы можем играть одну из основных ролей.

С этой идеей — превращением Черного моря в зону мира можно хитро увязать проблему Черноморского флота. К примеру, какая может быть зона мира с присутствием там такого огромного флота? Хотя в переход к всеобщему миру сразу верится с трудом, а пока что турецкие шхуны вовсю ходят к нам в наши воды ловить нашу камбалу.

Вице-президент США попросил нас поддержать американцев в вопросе пролонгации ДНЯО. Конференция на носу — уже в апреле, а проблемы с реализацией идеи пролонгации договора ожидаются. Около 20 стран, в том числе и быстрорастущие типа Израиля, Бразилии, Индии и других, ломятся в ядерный клуб, и, похоже, оставить его закрытым в итоге не удастся. Мы пообещали Гору подумать.

На встрече с Л.Кучмой российский премьер Виктор Черномырдин в очередной раз пообещал быстро решить с широкомасштабными документами и визитом. Обещания повторяются с редкой периодичностью, но пока один российский лидер обещает, другой выдвигает условия. Потом они меняются местами, и в итоге не сосем понятно, кто в Москве чего хочет.

Вот на этом наши двухсторонние достижения и ограничиваются. Похоже на выполнение обязательной программы. Выполнять ее, конечно, надо, и прекрасно, что все это произошло, но не об этом речь.

Речь о том, насколько мы использовали скопище государственных лидеров и попытались отметиться на форуме, равного которому, напомню, не было. И то, что там не звучали остальные братья по СНГ — для нас не оправдание. Это в конце концов их дело.

Маленькая Чили фактически организовала этот саммит не на ровном месте и не от нечего делать. Страна, долгое время имевшая мировой имидж диктатуры, после смены власти искала способ подправить его. И нашла и имеет теперь, можете быть уверенным, весьма солидный авторитет в третьем мире. Это к вопросу о том, что может сделать маленькая страна.

Украина, одно из крупнейших европейских государств, объявившее об экономических реформах, получившее поддержку МВФ и объявившее об отказе от ядерного оружия (первым в мире) до сих пор как бы в стороне.

И прекрасно, что Леонид Кучма получил право какое-то время председательствовать на саммите. Такое же право получили только 27 делегаций, и это, как говорят, — свидетельство признания.

При таких стартовых позициях очень нужна новая плодотворная идея, которая не утонет в мировой или европейской бюрократии. Такие идеи поднимают имидж страны, ее значимость, авторитет. Для прагматиков — в конечном счете реализация таких идей приносит деньги.

И если мы уже не использовали саммит, где собрался весь мир, срочно надо что-то придумать к следующему мероприятию, возможно, к конференции по ДНЯО.

Украина должна захватить инициативу, потому что в противном случае ее захватят другие, мы проиграем темп и партию.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно