«Руина» в головах. Украинская власть вступила в период полураспада

8 июня, 2007, 15:35 Распечатать Выпуск №22, 8 июня-15 июня

В стране, где законы противоречат друг другу, Конституцию не выполняют, а «нюхают», неподчинением ...

5 июня в полдень был убит директор киевского радиорынка. Два человека зашли в его кабинет прямо во время совещания. Вытащив оружие, потребовали от присутствовавших лечь на пол и хладнокровно выпустили в директора восемь пуль. Девятый выстрел — в голову — был контрольным. Убедившись, что Геннадий Супруненко мертв, убийцы спокойно вышли на улицу и исчезли — благо, посетителей на рынке в тот день было очень много.

«Зря пресса рассказывает, что в Украину вернулись криминальные разборки 90-х годов, — посетовал на следующий день замминистра внутренних дел Николай Купянский. — На самом деле количество заказных убийств из года в год сокращается». С руководителями МВД трудно спорить — им по должности положено успокаивать сограждан, но ассоциации с 90-ми возникли не только у журналистов. Выстрелы на Караваевых дачах заставили почувствовать себя неуютно и людей, весьма далеких от СМИ. А самое неприятное — слишком естественно даже такое, показательно циничное, убийство вписалось в общую картину украинского настоящего.

В стране, где законы противоречат друг другу, Конституцию не выполняют, а «нюхают», неподчинением гордятся, где суды способны принимать противоположные решения с разницей в десять минут, прокуратурой руководят одновременно три генеральных прокурора, а передвижение войск может остановить любой гаишник, — в такой стране преступники рано или поздно начинают чувствовать себя безнаказанными, а законопослушные граждане — беззащитными. Украина слишком близко подошла к опасной черте. Если уже не переступила через нее.

В ожидании седьмого указа

В то самое время, когда одни журналисты толкались на радиорынке, пытаясь выяснить хотя бы какие-нибудь подробности дела об убийстве Геннадия Супруненко, другие в уютном зальчике агентст­ва УНИАН слушали Степана Гавриша. Назначенный по квоте прези­дента, но так и не принявший присягу конституционного судьи, Степан Богданович — видимо, в качестве нового фаворита Банковой и просто юриста — разъяснял содержание нового указа главы государст­ва. Именно 5 июня Виктор Ющенко в очередной раз назначил досрочные выборы. Если быть буквоедом, это был уже шестой указ на одну и ту же тему (учитывая три «указа о приостановке указа»). И третья по счету дата всенародного голосования. После 27 мая и 24 июня наступил черед 30 сентября. Имен­но о ней договорились президент, спикер и премьер в ночь на Троицу.

Впрочем, как оказалось, и с шес­того раза точно попасть в конституционное поле юристам Банковой ока­залось не под силу. Хотя, как говорят, они очень старались. Даже привлекли к работе над указом бывших судей КС. В том числе нынешнего представителя Кабмина Васи­лия Нимченко. Только в итоге все вышло «как всегда». В документе, к примеру, нет ни слова о роспуске пар­ламента, только о досрочных выборах. Эксперты, близкие к секрета­риату, этим даже хвалятся — мол, раз о роспуске речь не идет, то нет и необходимости ссылаться на нелюбимую Ющен­ко статью 90 Консти­туции. Пробле­ма только в том, что без прекращения полномочий нынешней Рады ни о каких досрочных выборах речи быть не может.

Еще более смешная история произошла с попыткой обойти требование Основного Закона о том, что выборы назначаются в 60-дневный срок после подписания президентского указа. Как ни считай, между 5 июня и 30 сентября — срок в два раза больший. Но юристы президента не растерялись. Они решили вообще не обращать внимания на это конституционное требование. Вместо этого журналистам начали на пальцах объяснять, что дата 30 сентября заложена… в законе о досрочных выборах.

Возможно, на Банковой такая тех­нология кому-то и показалась изящ­ной. Но на оппонентов большого впечатления она не произвела. Депутаты в лучшем случае пожимали плечами, в худшем — жалели президентских канцеляристов. А правоведы от коалиции наперебой предлагали свою помощь в написании нового указа — уже седьмого по счету. При условии, что уж этот документ должен быть написан в срок, то есть в начале августа.

Впрочем, по большому счету, сар­казм коалициантов на этот раз кажется не совсем уместным. Виктор Ющенко просто не мог ждать. Если бы он не отменил апрельские указы — ЦИК и местные власти были бы обязаны их выполнять, то есть готовить выборы… 24 июня. Но ограничиться одной отменой для Ющенко было равносильно капитуляции. На­значить голосование в конституционные сроки — на 60-й день после указа — означало демонстративно разорвать соглашения от 27 мая (так называемого «пакта маленьких лебедей»). Со всеми вытекающими из этого последствиями. Поэтому и был использован пусть сомнительный, с юридической точки зрения, но уже опробованный механизм — подписание «промежуточного» указа, который через два месяца можно будет отменить и «дать дорогу» «окончательной бумажке», принятой (будем надеяться) уже в полном соответствии с Конститу­цией. Ны­неш­ние предложения оппонентов, кстати, в августе могут пригодиться — по меньшей мере для того, чтобы обезопасить выборы от попыток оспорить указ в Конституционном суде.

За скобками, правда, остается другая, более глубокая проблема. С каждым новым указом — особенно если изначально понятно, что следовать ему никто не собирается, — граждан волей-неволей приучают к тому, что предписания властей можно (а иногда и нужно) не выполнять. И за это не следует никаких санкций. Можно спорить, почему так происходит — то ли решения заведомо невыполнимые, то ли Банковая бессильна их осуществить на практике, то ли коалиция оказалась излишне упрямой, — список причин можно продолжать до бесконечности, но результат один — власть постепенно перестают воспринимать всерьез. А власть, лишенная авторитета, перестает быть властью.

Состязание бессильных

Александру Морозу, кстати, последний указ президента понравился. Не весь, конечно. Но резолютивную часть документа спикер назвал «безупречной» — комплимент, на которой в секретариате вряд ли могли рассчитывать. Упреки (а как же без них) вызвала первая часть указа, в которой говорится о причинах объявления досрочных выборов. Мороз уверен, что президент не может ссылаться на решения съездов «Нашей Украины» и БЮТ, а Верховная Рада становится неправомочной только с того момента, когда 151 депутат официально откажется от мандата — причем в индивидуальном порядке, и ЦИК признает, что списки кандидатов, за счет которых можно было пополнить состав парламента, исчерпаны. Именно поэтому спикер настойчиво предлагает оппозиционерам придти в зал и хотя бы послушать, как председатель зачитает их заявления о выходе из фракций и прекращении полномочий.

«Нашеукраинцы» и бютовцы идти никуда не хотят. И обвиняют Мороза в крючкотоворстве, нарушении договоренностей и желании любой ценой удержаться за спикерское кресло. Чего греха таить — расставаться со статусом председателя Верховной Рады лидеру социалистов действительно не хочется. Даже если президент убеждает дипломатов в нелегитимности действующего парламента — пока депутаты ходят на заседания, Мороз остается спикером и вторым человеком в государстве. Этим можно объяснить многое — вплоть до отказа выдавать «нашеукраинцам» и бютовцам их трудовые книжки. Многое, но не все.

В общем-то и оппозиционеры не хотят играть «по морозовским правилам» не только по причине особой принципиальности или, не дай бог, вредности. Они действительно не уверены в своих силах. Некоторые из тех же «нашеукраинцев» невесело шутят: если фракция еще раз вернется в зал заседаний, пусть даже для одного-единственного голосования, очень может быть, что потом из зала выйдет один Вячеслав Кириленко. О настроениях в оппозиционной среде хорошо знает и Мороз. Поэтому и играет в игру «верю — не верю».

С точки зрения тактики время играет на руку бело-синим. С каждым днем оппозиционеров, желающих совершать «парламентское харакири», становится меньше. По словам Михаила Чечетова, уже четыре десятка «кинаховцев» «гладят шнурки» в надежде пополнить ряды «Нашей Украины» и продолжить «плодотворно работать над законодательством». Еще анекдотичнее выглядят обещания Николая Замковенко и Александра Ковтуненко восстановить в Раде фракцию БЮТ. Блок Тимошенко без самой Тимошенко — такого креатива в украинской политике не было с 2002 года, когда Александр Ржавский создавал объединение «За Ющенко», не поставив в известность самого Виктора Андреевича.

Безусловно, и Мороз, и другие лидеры коалиции остаются реалистами. И понимают, что осенние выборы отменить скорее всего не удастся. Но это — не единственная цель комбинации. Достаточно и того, что нервы «оранжевым» основательно попортят. А заодно — и избирателям продемонстрируют, «как все запущено» в БЮТ и «Нашей Украине», лидеры которых с трудом контролируют собственные фракции. Куда, мол, таким страной управлять!

Только вряд ли все это прибавит очков коалиции, не говоря уже о парламенте в целом. Потешаясь над разбродом и шатанием в «оранжевом» лагере, бело-синие в общем-то тоже не могут похвастаться стратегическими разработками или хотя бы принципиальностью в отстаивании национальных интересов. Гражданам просто в очередной раз демонстрируют, что оба лагеря отечественной политики достойны друг друга и состязаются между собой разве что в политическом бессилии.

Атаманщина XXI века

Показательно, кстати, что премьер от выяснения отношений в парламенте демонстративно дистанцировался. Как, впрочем, и от официальной подготовки досрочных выборов. Сам Виктор Янукович объясняет все просто — он этих выборов не хотел и не хочет, пусть, мол, созданием условий для свободного волеизъявления занимаются те, кто на них настаивал — президент и оппозиция. А если у них что-то не получается — вины правительства в этом нет.

При этом премьер не забывает сетовать на фактический развал вертикали исполнительной власти, которая с недавних пор служит сразу двум господам, то по сути — тому из них, кому выгодно. Как будто не Кабмин совсем недавно играл в ту же самую игру, с готовностью выполняя постановление Верховной Рады, но отказываясь подчиняться президентским указам. Минюст, между прочим, и шестой указ Ющенко от 5 июня «не признал», точнее — объявил «не соответствующим Конституции».

«Нашеукраинцы» тут же обвинили Александра Лавриновича в том, что он «подменяет Конституционный суд». Не будем уточнять, по чьей вине нынешний КС оказался в том состоянии, в котором он находится сейчас, но ход мысли не может не понравиться. Для толкования конституции в стране действительно должны быть специально обученные люди, иначе каждый будет трактовать законы в свою пользу. Президент — в свою, парламент — в свою, правительство — в пользу премьера, я уже не говорю о возможном полете фантазии депутатов сельсовета села Иванковцы. Если дать возможность каждому по собст­венной воле присваивать себе полномочия — съезд в Северодонецке может показаться форумом украинских интегральных националистов.

В отечественной истории такое уже бывало. Недаром эпоху после смерти Хмельницкого историки именуют «Руиной». «Два украинца — три гетмана» — этой поговорке уже триста лет. Да и в начале прошлого века выяснение отношений между Центральной Радой и гетманом, гетманом и Директорией, не говоря уже о «белых» и «красных», закончилось тем, что суверенитет центральной власти постепенно сократился до территории под вагоном, в котором заседало правительство. Вся остальная территория была разделена между самопровозглашенными «уездными республиками» и самоназначенными атаманами. А потом, как в анекдоте, «пришел лесник и всех выгнал». Измученное атаманщиной население смирилось даже с приходом большевиков — какая-никакая, а твердая власть, способная навести пусть своеобразный, но порядок.

Можно, конечно, порадоваться, что пока на украинском горизонте «освободителей» под красными знаменами не наблюдается. А все соседи источают исключительное миролюбие, которому и Махатма Ганди позавидовал бы. Но вопросы всё равно остаются. Скажем, по какой цене «демократы чистой воды» собираются поставлять нам газ? Для того чтобы предметно поговорить на эту тему, украинские переговорщики — как минимум — должны иметь крепкий тыл. А о каком тыле может идти речь, если отечественных политиков даже собственные избиратели не воспринимают серьезно? Можно, конечно, обижаться на Путина за уменьшительно-ласкательное «ребята» и возмущаться по поводу шуток об «украинской тирании», но для этого — хотя бы — не нужно устраивать между собой тендер на право представлять интересы России в собственной стране. Пусть этим занимается Виктор Черномырдин, работа у него такая.

Вот только почему-то не верится в «самовоспитание» украинских политиков. Их энергии, как правило, хватает только для того, чтобы присвоить полномочия, отобрать чужую собственность и насолить конкуренту. Подозреваю, впрочем, что такой болезнью страдают не только отечественные политики. Просто к западу от Буга их в спину толкают собственные граждане. И не только на выборах. А в Украине гражданское общество существует главным образом в отчетах грантополучателей перед грантодателями (не обязательно зарубежными). И пока жители «родины дремлющих ангелов» не поймут, что «Руина» у них в головах, ими так и будут править атаманы — в костюмах от ZILLI и страусиных штиблетах, а милицейские генералы убедительно рассказывать, что стрельба на рынке свидетельствует о повышении раскрываемости преступлений.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42, 9 ноября-15 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно