РОССИЙСКО-ЧЕЧЕНСКАЯ ВОЙНА

12 ноября, 1999, 00:00 Распечатать

Право войны или война без права Новая российско-чеченская война не имеет никаких правовых оснований...

Право войны или война без права

Новая российско-чеченская война не имеет никаких правовых оснований. Крупномасштабные боевые действия вооруженных сил РФ против ЧРИ были начаты 2 октября в соответствии с указом президента Б.Ельцина № 1155 от 27 сентября и классифицированы как антитеррористическая операция. Между тем на федеральном уровне не было и нет ни одного юридически обязательного документа, который бы разрешал и обосновывал подобное применение армии в борьбе с террористами. Поэтому президентским указом дано указание правительству разработать постановления, регламентирующие юридические нормы таких операций и определяющие социальные гарантии военнослужащим.

Словом, в очередной раз вышло очень по-русски: ввязались в драку, а обоснование этого «дела» поручили найти прислуге от «права». Пока в «Белом доме» и министерствах скрипят перьями и на-гора не выдали ничего, маховик войны уже набрал обороты. В результате до сих пор не определены как содержание акции, проводимой в непокорной республике, так и статус военнослужащих, участвующих в ней. Вот почему есть все основания для вывода - эта война с самого начала является незаконной, антиконституционной.

Бросается в глаза и несогласованность оценок войсковой операции в Чечне среди высших государственных чиновников РФ. Так, в отличие от президентского указа новый премьер-министр В.Путин в публичных выступлениях говорит преимущественно о «наведении порядка» и «конституционного лада». В определении задач войны он даже позволил себе опуститься до уголовного жаргона - «мочить бандитов» на их же территории.

Главный страж закона - председатель Конституционного суда РФ М.Баглай считает введение войск в Чечню «подавлением мятежа». «Если в каком-либо субъекте федерации возникает вооруженный мятеж, применение силы там правомерно. Право допускает такие действия - разумеется, с соблюдением гарантий для мирных граждан», - заявил он.

Министр обороны РФ Сергеев операцию в Чечне назвал уничтожением бандформирований: «Конечной целью федеральных войск в Чечне является не только создание зон безопасности, но и уничтожение бандформирований... Эта задача будет выполняться до тех пор, пока не будут ликвидированы бандформирования и не будут созданы условия, исключающие их возникновение в будущем».

Данный аргумент - Чечня является субъектом РФ, поэтому на ее территории могут размещаться и «наводить порядок» силы Минобороны и МВД РФ - стал сегодня в Москве расхожим. Но даже если его принять, то следует напомнить, что российский закон об обороне однозначно запрещает применять подразделения вооруженных сил для решения внутренних проблем.

Мы также позволим себе напомнить, что в Договоре о мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия, подписанном президентами Борисом Ельциным и Асланом Масхадовым 12 мая 1997 года, стороны обязались «строить отношения в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права». Однако обязательства эти остались на бумаге. Теперь российские МИД и правительство сделали официальные заявления, что конфликт в Чечне является внутренним делом федерации. Между тем подписанные между РФ и ЧРИ соглашения не денонсированы. Поэтому и с точки зрения международного права эта война является незаконной, вероломной.

Были ли использованы все средства для предотвращения новой войны? Безусловно, нет. На это обратила внимание и международная общественность. Так, газета «Вашингтон пост» писала, что весной, во время войны НАТО против Сербии, официальные лица России резко осуждали американские бомбардировки и призывали к переговорам в качестве альтернативы. «Иногда вы должны разговаривать (со Слободаном Милошевичем. - Прим. авт.) два, три, пять, десять или двадцать раз, - сказал Ельцин. - Но вы не должны сожалеть об этих переговорах во имя сотен и сотен людей, которые погибнут в считанные часы». И Ельцин добавил: «Морально мы выше Америки».

Теперь Ельцин бомбит и отказывается от переговоров. Президент Чечни не раз призывал к ним; он обратился к лидеру Грузии Эдуарду Шеварднадзе, согласившемуся посредничать. Европейский союз также выдвинул предложение стать посредником между Москвой и Грозным, но В.Путин его тут же отклонил. В итоге Москва послала бомбардировщики на города и села Чечни, многие из которых все еще в развалинах после проигранной Россией войны 1994-96 гг.

Между тем официальный Грозный и сегодня выражает готовность к переговорам и политическому решению конфликта. Вице-президент ЧРИ Ваха Арсанов объявил, что Государственный комитет обороны (ГКО) определил условия, при которых возможен диалог с российским руководством. По его словам, Чечня «согласится на проведение переговоров только на нейтральной территории при посредничестве ООН или иных международных организаций или стран, способных в последующем проконтролировать выполнение возможных договоров и соглашений с Россией». «Для начала политического диалога Россия должна остановить военные действия, отвести войска на исходные позиции», - заявил он. Вместе с тем ГКО принял решение, «запрещающее руководителям Чечни вести переговоры и вступать в контакты с премьер-министром России Владимиром Путиным». По мнению чеченской стороны, он, В.Путин, является основным инициатором нынешних военных действий в Чечне.

Однако Кремль остается глух и нем. Здесь сделаны другие ставки - на военно-силовые методы, на полную ликвидацию независимости ЧРИ.

По заявлению президента Национального центра стратегических исследований и политических технологий ЧРИ Мовлади Удугова, эта агрессия планировалась Москвой давно. Были разработаны три плана массированного вторжения в Чечню: в декабре 1996-го после подписания Хасавюртовских соглашений, в ноябре-декабре 1999-го или осенью 2001 года, после установления новой власти в России. «У русских не выдержали нервы, - заявил Удугов. - Они начали военную кампанию гораздо раньше намеченного срока...»

Скорее всего, вопросы о том, можно ли было избежать нового кровопролития и что происходит в Чечне - война, вооруженный конфликт, мятеж, борьба с бандитами и террористами либо что-то иное, еще долго останутся предметом споров противоположных сторон. Мы же будем анализировать только те факты и явления, которые доступны взору сегодня, а также логику происходящих событий.

Логика кремлевской политики

Смена премьер-министра в Москве и начало новой крупномасштабной войны на Северном Кавказе практически совпали по времени. Однако очевидно, что связь между ними не только временная, но и причинно-следственная. Последняя поездка бывшего премьера С.Степашина была именно в Поволжье и на Кавказ, и тогда он позволил себе перед телекамерами сказать: «Дагестан мы, пожалуй, можем потерять». Не стало ли это той последней каплей, которая переполнила чашу терпения кремлевских ультра? Видимо, там есть те, кто хорошо помнит известную геополитическую аксиому - «Кто владеет Дагестаном, тот владеет Кавказом».

Видимо, Б.Ельцин и его окружение попросту убедились, что «питерскому интеллигенту в погонах» не только нельзя передать Российскую империю на будущих президентских выборах, но и просто опасно доверять бразды правления сегодня. Он явно не усмирит бунтующий Кавказ да и может развалить всю Россию.

Был и другой аргумент. Слишком громадным сохранялся политический рейтинг и авторитет среди элиты и населения бывшего премьера Е.Примакова. А он слишком близок к основным оппонентам Кремля - коммунистам и «Отечеству» мэра Москвы Ю.Лужкова. Степашин явно затормозил на половине рейтинга Примакова - по возрасту, по биографии, по опыту работы, даже по характеру и воспитанию он выглядел всего как пол-Примакова, даже как его кровный сын и наследник, который при жизни отца по определению не может стать выше родителя. А выборы приближаются. Так неужели просто ждать и затем отдать трон Примакову и «врагам» императорской семьи?

Ждать, быть пассивными, согласиться с поражением, а то и с развалом страны? Это не для Ельцина, не для его семьи и окружения. Возникла потребность в новой фигуре, способной усмирить кого бы то ни было, навести жесткий порядок и при этом «изменить всю политическую конфигурацию» в стране накануне выборов и «стать достойным преемником» нынешнего президента. Для таких великих целей, для такой большой политики все средства хороши. В том числе испытанное, традиционно-имперское, не раз примененное российскими царями - поиск внешнего врага и небольшая, но безусловно победоносная война против него с обязательным возвратом «исконных» или приращением новых земель и богатств. Да и бунтующие окраины от испуга затихнут. Ну а то, что кровушка народная прольется и казна может оскудеть, - так это временно, да иначе и не бывает: лес рубят - щепки летят.

Первый победный этап чеченской войны, помимо военных успехов, принес и главный - политический результат: рейтинг Путина совершил резкий скачок и к концу октября почти в два раза превысил рейтинг Примакова.

Весьма примечательно, что одним из первых сказал об этом публично президент Чечни Аслан Масхадов. В самом начале нового похода на Грозный он назвал нынешнюю кавказскую операцию предвыборной авантюрой Кремля. Но если раньше для победы Ельцину нужен был мир в Чечне, то его преемнику - триумфальная победа.

Однако говорить, что Путин имеет реальные шансы победить на будущих президентских выборах, несомненно, рановато. Не следует забывать, что война - обоюдоострый меч. Многие аналитики на Западе да и в самой России убеждены: когда из Чечни пойдут потоком гробы и раненые - рейтингу Путина, а то и всей его политической карьере - конец.

Немало трезвомыслящих политиков проявляют большую осторожность в оценке войны. Развитие ситуации в Чечне по сценарию 1994-1996 гг. неизбежно приведет к колоссальному поражению России. Такое мнение высказал прессе лидер движения «Яблоко» Г.Явлинский. Он опасается, что российское государство просто «не выдержит, не переживет второго поражения в войне на Северном Кавказе».

О характере

и сущности нынешней войны

Чем большая путаница происходит в Москве в определении самого названия, характера и сущности войны против Чечни, тем яснее видна неуклюжесть всех этих попыток скрыть очевидное. Ни у кого в мире, включая и русских демократов, не вызывает сомнения, что со стороны Кремля это война имперская, несправедливая, колониальная - за удержание в своем составе народа и территории, завоеванных полтора века назад в результате весьма длительной и кровавой первой кавказской бойни. Это также война реваншистская - попытка отыграться после сокрушительного поражения в ходе предыдущей (1994-1996 гг.) российско-чеченской кампании.

Со стороны ЧРИ и чеченского народа это продолжение национально-освободительной борьбы за свою свободу и независимость, за полную реализацию своего неотъемлемого права на самоопределение. Поэтому для них это война справедливая, антиколониальная. Это также война оборонительная - против агрессора, вторгшегося на их родную землю.

Как известно, непосредственным предлогом, оправданием и камуфляжем для вторжения политическое руководство РФ использовало якобы борьбу с террористами и бандитами. Однако даже людям далеким от юриспруденции понятно, что для этого существуют криминальное право, в том числе международное, а также специфические полицейские методы.

Стратегия и тактика: классика и новации

Анализ боевых действий в Чечне свидетельствует, что каждая из сторон избрала свою стратегию и тактику.

Что касается Москвы, то она не скрывает авторства. Первый заместитель главы администрации президента РФ Игорь Шабдурасулов на брифинге 11 октября сообщил, что «президент России Борис Ельцин полностью поддерживает тактику и стратегию действий федеральных властей на Северном Кавказе, которые определены председателем правительства РФ и реализуются силовыми структурами».

Анализ реализации этой стратегии и тактики показывает, что политическое и военное руководство РФ учло уроки прошлой чеченской кампании, а также новейший опыт последней балканской войны в Югославии. Поэтому мы не видим торопливых грачевских маршей на Грозный и в глубь предгорных и горных районов Чечни, которые заканчивались элементарным расстрелом колонн бронетехники и живой силы из засад на городских улицах, в лесах или в горных ущельях. Похоже, что новая стратегия россиян является синтезом классического опыта борьбы с повстанческо-партизанскими движениями и широкого использования преимуществ в военной технике и вооружениях, особенно их воздушного компонента, для минимизации своих потерь и нанесения максимального урона противнику.

Последняя война в Югославии, получившая название операции НАТО «Союзная сила», показала решающее значение военно-воздушных и ракетных сил, включая их космический компонент, для разведки, обнаружения и уничтожения военного и оборонно-экономического потенциала противника. Используя превосходство, а затем почти полное господство в воздухе, а также новейшее высокоточное оружие, НАТО сломило сопротивление югославов и вынудило их уйти из Косово даже без наземной войсковой операции. Недаром этот конфликт назвали прообразом высокотехнологичных войн ХХI века.

Аналогичные стратегию и тактику применили вооруженные силы РФ и против Чечни. В течение нескольких недель до ввода сухопутных войск космические и военно-воздушные силы вели разведку, а штурмовая авиация уничтожала базы, тренировочные лагеря, военную технику, живую силу, опорные пункты, предприятия и коммуникации - словом, весь оборонно-экономический потенциал на всей территории ЧРИ. С выходом на огневые рубежи по западному, северному и восточному участкам границы с этими же целями наносились и ракетно-артиллерийские штурмовые удары. Бронетанковые колонны выдвигались только до рубежей, обработанных и прикрытых авиацией и артиллерией.

Главнокомандующий ВВС России генерал А.Корнуков на прямой вопрос одного из корреспондентов о том, применяется ли опыт последних боевых действий НАТО, признал, что «определенные параллели» войны в Югославии и в Чечне имеются.

При этом он сообщил, что военно-воздушные силы наносили и будут наносить «точечные удары» по выявленным объектам. По словам главкома, в период до ввода войск в Чечню, с 3 августа по 24 сентября 1999 г. военно-воздушные силы в ходе специальной операции по уничтожению вооруженных формирований на территории Дагестана и Чечни выполнили более 1700 боевых самолето-вылетов, в результате которых было уничтожено 2000 человек живой силы противника. А всего на первом этапе операции в Чечне авиацией уничтожено 75% целей, выявленных различными средствами разведки. Ныне, на втором этапе, за сутки выполняется до 100 самолето-вылетов.

Таким образом, очевидно, что в новой российско-чеченской войне главной ударной силой, призванной обеспечить военно-стратегическое превосходство, были и будут военно-воздушные силы. Это существенно отличает ее от неудачной для РФ кампании 1994-1996 гг., когда главные задачи выполнялись сухопутными войсками.

Второе важнейшее изменение в новой общей стратегии войны РФ против ЧРИ - это, как уже было упомянуто, применение антиповстанческой, антипартизанской стратегии при проведении наземной операции. В прошлой же войне российские войска пытались победить Чечню по классическим схемам общевойсковых операций времен второй мировой войны. Видимо, в этом и состояла тогда главная стратегическая ошибка российских генералов.

Ключевой момент антипартизанской стратегии состоит в том, чтобы лишить повстанцев их социальной базы. Эта задача решается многими путями и методами.

Во-первых, армия вытесняет повстанцев с территории, где они не могут оказать эффективного противодействия превосходящим силам правительства, и занимает стратегически выгодные рубежи для обороны и последующего наступления против партизан при благоприятных условиях. Именно так и произошло в Чечне, когда массированным наступлением с трех сторон российские войска вытеснили силы ЧРИ с трех северных равнинных районов - Шелковского, Наурского и Надтеречного, закрепились на рубежах р.Терек и стратегически важных северо-западных высотах Надтеречного хребта и подготовились к дальнейшему наступлению.

Во-вторых, освобожденные районы жестко зачищаются от партизан и подпольщиков, что выполняется силами спецназа и внутренних войск МВД.

В-третьих, помимо военных комендатур, которые у коренного населения ассоциируются с оккупационным режимом, немедленно создаются или воссоздаются центральные и местные органы власти из числа коллаборационистов или лояльных лиц. Вот почему был вытянут из небытия завгаевский парламент созыва 1996 г. Теперь его назвали Народное собрание Республики Чечни в составе РФ. Собрание начало формировать Госсовет - высший исполнительный орган республики - и назначило его председателем Малика Сайдуллаева. Ему поручено представить Народному собранию персональный состав Госсовета. Парламент также просит президента РФ Б. Ельцина возложить на председателя Госсовета Чеченской Республики полномочия представителя президента в Чечне и «оказать помощь и содействие в нормализации обстановки в Чеченской Республике».

Известно, что завгаевский парламент, не успев сформироваться, бежал из Грозного вместе с выбитыми оттуда российскими войсками, и о нем больше не было слышно. Но даже при всем этом его юридические полномочия закончились год назад. Однако власть имущих в Кремле такие «формальности» не интересовали. Очевидно, что этот парламент был востребован по политическим мотивам в связи с началом реализации нового стратегического плана покорения Чечни.

В-четвертых, но это самое главное, новым властям надо предпринять экстренные меры для улучшения социально-экономического положения большинства населения, повышения его жизненного уровня. И это также делается в отбитых районах - оказана экстренная помощь из резервов Минобороны, МЧС, правительства и соседних регионов, восстанавливаются предприятия, електро- и газоснабжение, открываются больницы и школы, предоставлен посевной материал для осеннего сева и т.д.

Все это плюс соответствующая агитация, даже амнистия раскаявшимся повстанцам и пр. отсекает противника от людских ресурсов, в его рядах со временем остаются только идейные фанатики.

На втором этапе классическая антипартизанская стратегия предусматривает максимально возможную изоляцию оставшейся неосвобожденной территории и уцелевших отрядов повстанцев, их отсечение от важнейших материальных ресурсов, прежде всего оружия, боеприпасов, продовольствия. Затем поэтапно, шаг за шагом, у них «откусываются» населенные пункты, базы, укрепрайоны, уничтожаются главари и отдельные отряды вплоть до полной капитуляции или разгрома всего повстанческого движения.

Несомненно, именно этот - второй этап наступил ныне. С севера федеральные войска подошли к Грозному, с востока - к Гудермесу, а с запада - полностью блокировали горные районы со стороны Ингушетии и двинулись на Бамут и Урус-Мартан. Можно предположить, что следующим стратегически выгодным рубежом для российских войск является р.Сунжа, за которой только предгорные районы и Главный Кавказский хребет. В случае успеха чеченская сторона потеряет не только основные сельскохозяйственные равнинные районы, но также нефтяные и промышленно-экономические центры междуречья. При таком исходе оставшиеся чеченские силы будут заперты в «кавказском каменном мешке».

Однако встает вопрос, на какой ответный удар способны сегодня вооруженные силы ЧРИ? Их отход к Грозному и в предгорье свидетельствует, что принимать бой в заведомо невыгодных для себя местах они не будут. Это позволяет сделать предположение, что военным командованием избрана классическая для чеченской истории стратегия обороны - пропустить врага в глубь укрепрайонов и в горы, где, используя набегово-партизанскую тактику, наносить превосходящим силам противника жалящие удары. Главное для чеченцев - не дать противнику возможности разгромить себя в неравном открытом сражении.

Западные аналитики и пресса весьма высоко оценивают шансы чеченцев на успешные бои в горах. Например, немецкая газета «Хольштайнишер Курьир» писала, что, отправляя российские войска на Кавказ, Ельцин и Путин, сидя за надёжными кремлёвскими стенами, посылают солдат на верную гибель, а себя лишают всех шансов начать переговоры с восставшими чеченцами. Оба российских лидера следуют традициям царской и сталинской политики: все, кто стоят на пути, подлежат уничтожению, белый флаг переговоров не признаётся. В то же время число мусульманских повстанцев растёт, и уже скоро они начнут нападать на российские войска, спускаясь с гор. В труднопроходимых кавказских ущельях любая армия не в состоянии бороться с небольшими и мобильными партизанскими отрядами.

Что ж, возможно, немцы еще помнят свой печальный опыт штурма Кавказских гор, где они потерпели полное поражение в 1942-1943 гг.

Вторая часть военной стратегии ЧРИ может состоять в том, чтобы, образно говоря, расширить географию набегов на территорию самой России и применить там такие методы борьбы и такое оружие, которые вынудят Кремль отказаться от военных планов ликвидации независимого чеченского государства и его реинтеграции в состав РФ в качестве покорной автономии. Выступая в начале октября в Грозном на общенациональном съезде чеченского народа, вице-премьер ЧРИ Ахмед Закаев заявил, что российской армии будут противостоять «50 тысяч хорошо вооруженных чеченских бойцов». Причем одна половина будет действовать в самой Чечне, а вторая - «воевать на территории России». При этом он подчеркнул, что «боевые действия чеченские бойцы будут вести не против русского народа, а против вооруженных сил России».

Ш.Басаев в интервью информационному агентству «Кавказ-Центр» прямо говорил о возможности терактов против российских атомных электростанций. То есть набеги в РФ будут не вторым Буденновском, а чем-то более серьезным. По данным российских спецслужб, эмиссар Басаева некто Мустафа в афганском г. Кандагаре вел активные переговоры об оказании боевикам «братской помощи». Речь шла о поставках боевого биологического материала. Эту информацию подтвердил начальник Управления биологической защиты Вооруженных сил РФ генерал Валентин Евстигнеев. По его словам, соответствующие биокультуры чеченцам были обещаны их приверженцами в одной из арабских стран.

Таким образом, боевые действия в Чечне при поддержке международных исламских и террористических сил вполне реально могут перерасти в бактериологическую или химическую войну, а при диверсиях на атомных объектах - даже в ядерный катаклизм с непредсказуемыми последствиями. Взрывы жилых домов в городах Северного Кавказа и Москве показали, что национальные фанатики или наемные террористы не остановятся ни перед чем.

Финансовые источники войны

Война - всегда дорогостоящее дело. Как может маленькая и разрушенная Чечня воевать с одним из крупнейших государств мира?

По официальным российским данным, финансовые подпитки чеченской стороне поступают из внутренних и внешних источников. «Внутренний неофициальный канал» - финансовые и материально-технические средства российских бизнесменов, занятых в легальном бизнесе, но симпатизирующих освободительной борьбе чеченцев.

«Нелегальный внешний канал» включает в себя финансовую деятельность происламских организаций и организаций экстремистского толка. Так. представители Саудовской Аравии, в том числе и международный террорист Усама бен Ладен, выделили 25, а затем еще 30 млн. долларов «для помощи чеченским моджахедам». В Иордании на эти же цели собрано около 20 млн. долларов.

Недавно глава Центра общественных связей ФСБ А.Зданович сообщил прессе, что совместно со спецслужбами Египта проводятся розыскные мероприятия по задержанию финансового афериста, гражданина этой страны аль-Лаббана, который «организовал известную в России коммерческую структуру и через нее фактически финансировал террористические группировки в Чечне». По его словам, 12 декабря 1998 г. аль-Лаббан приезжал на «конференцию народов Ичкерии и Дагестана», которую учредили Басаев и Удугов. На ней была принята резолюция, фактически объявившая начало террористических боевых действий против субъектов РФ. Египтянин «лично передал Басаеву 200 тысяч долларов для финансирования проведения террористических актов». Эти деньги он, судя по письменному отчету, имеющемуся в распоряжении российских спецслужб, списал на «угощение постящихся дагестанцев» в Карамахи, Кизилюрте и других селах.

По неофициальным данным, контроль над российскими банками приносит чеченским группировкам более 0,6 млрд. долларов чистой прибыли ежегодно, за торговлей нефтью и нефтепродуктами - 1,2 млрд. долларов, рэкет - примерно 1 млрд. долларов.

Одна из существенных статей доходов военных формирований в Чечне - хищение нефти. Официально в 1997 г. добыча нефти здесь составила 2 млн. тонн, в 1998-м - около 700 тыс. тонн, причем половина - нелегально, за январь-май

1999 г. - 96 тыс. тонн. В начале 1998 г. доходы от незаконной переработки нефти в Чечне оценивались в 3 млн. долларов ежемесячно.

Важнейшим источником финансирования чеченских боевиков является наркоторговля. Прибыль от продажи наркотиков составляет около 0,8 млрд. долларов ежегодно.

Захват заложников - также один из важнейших источников финансирования. За 1997-1998 гг. более чем 60 чеченскими группировками были похищены 1094 человека, в 1999-м - 270. В заложниках еще остаются около 500 человек.

Что касается источников финансирования российской армии, то, по заявлениям высших государственных чиновников, изыскиваются исключительно внутренние резервы государства. Между тем директор-распорядитель МВФ М.Камдессю уже предупредил российское правительство, что в случае использования внешних кредитов и помощи для военных целей МВФ немедленно прекратит выделение средств по всем проектам.

Право наций на самоопределение: пути и механизмы реализации

Новая вспышка российско-чеченской войны со всей остротой ставит вопрос о механизмах реализации права наций и коренных народов на самоопределение. Реализовывалось это право, как свидетельствует историческая практика, двумя путями. Первый - мирный, демократический, ненасильственный, когда тот или иной национальный субъект выражал свою волю об автономии, государственной независимости или переходе под юрисдикцию другого государства путем референдума (опроса) и эта воля уважалась другой, государственно-образующей нацией. Второй путь - военный, когда национальный субъект считает, что нет иной возможности реализовать свое право на самоопределение, кроме как силой оружия, а именно в ходе национально-освободительного восстания или войны.

Последний яркий пример мирного, «бархатного» решения национального вопроса в Европе - референдум о самоопределении в Словакии, распад Чехо-Словацкой федерации и создание независимого Словацкого государства. Как свидетельствовал Вацлав Гавел, было тогда немало горячих голов, возражавших против отделения словаков. Однако он ответил: если мы демократы, мы не можем решать этот вопрос иным, кроме демократического, способом.

Недавние примеры военного решения - уже упомянутые Нагорный Карабах, Абхазия, Чечня, Хорватия, Босния и Герцеговина и др.

Однако война - опасный обоюдоострый меч. Если восставшие терпят поражение, то на милость победителя трудно рассчитывать. Вспомним, что после двух неудачных восстаний против владычества Римской империи евреи были рассеяны по всему миру и на 2000 лет потеряли свою государственность. Однако это еще не самый трагический исход. В Библии упоминаются десятки народов, которые после неравной борьбы с поработителями были или полностью уничтожены, или ассимилированы.

В современных условиях применение новейших видов оружия, как показала та же чечено-российская война, приводит к массовым жертвам и разрушениям. Естественно, что все цивилизованные страны отвергают силовые методы решения национальных проблем.

По высшему, гуманистическому счету, особенно учитывая апокалиптические возможности современного оружия и возможность вовлечения в конфликт стран, обладающих этим оружием, альтернативы демократическому пути решения национальных и территориальных вопросов сегодня уже нет.

В предыдущей статье нами анализировался ряд внешнеполитических, правовых, экономических, гуманитарных и иных вопросов, которые возникли перед Украинским государством в связи с началом новой кавказской войны. Здесь только подчеркнем, что нарастание масштабов боевых действий в Чечне, угроза применения как на Северном Кавказе, так и по всей РФ химического и бактериологического оружия, реальность террористических актов на российских ядерных объектах с возможным значительным выбросом больших количеств радиоактивных веществ, - все это представляет прямую угрозу нашей национальной безопасности, здоровью и жизни миллионов людей, экономике и экологии. Поэтому предложенные в той статье меры, по нашему убеждению, должны быть дополнены комплексом мероприятий по повышению боеготовности соответствующих воинских подразделений, министерств и ведомств, гражданской обороны, медицинских учреждений, санитарно-эпидемиологических служб и т.п. Особенно - в восточных, южных и центральных областях Украины.

В этом плане Чернобыль является для нас и наших соседей грозным напоминанием и поучительным уроком. Как это ни прискорбно, но война в соседнем государстве, у нашего порога при катастрофическом развитии событий угрожает нам и всем соседним народам большой бедой. Остается разве что сказать: да убережет всех нас от этого Всевышний! Но в народе часто добавляют к этим словам: на Бога надейся, а сам не плошай.

Все современные войны заканчиваются за столом переговоров, подписанием мирных соглашений. Чем раньше это произойдет на Северном Кавказе, тем меньше будет пролито крови - и чеченской, и русской.

На пороге нового века и нового тысячелетия так хочется верить, что все имперские войны останутся в прошлой, уходящей эпохе, а ХХI век откроет новую эру нашей цивилизации, в которой права человека и права народов будут не только знаменем, но и реализованной повседневной явью.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно