РОССИЯ ВСПОМИНАЕТ О ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ

22 сентября, 1995, 00:00 Распечатать

Вслед за удивившей многих угрозой Бориса Ельцина создать «анти-НАТО» — военный союз бывших совет...

Вслед за удивившей многих угрозой Бориса Ельцина создать «анти-НАТО» — военный союз бывших советских республик — стало известно о новой российской интеграционной инициативе, гораздо более масштабной и гораздо менее осуществимой, чем предыдущая. По сути, Москва предложила целому ряду стран Центральной и Восточной Европы воссоздать почивший в годы горбачевской перестройки Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ). И хотя прямого упоминания СЭВ в разосланных депешах по восточноевропейским столицам нет, ясно, что речь идет о создании новой интеграционной структуры. Причем, хотя список стран, которые получили подобные предложения, не обнародуется, известно, что границы «нового СЭВа» определены достаточно четко. Например, правительство Литвы получило, к своему изумлению, московские предложения, а правительства Латвии и Эстонии — нет, с ними лишь пытаются консультироваться устно. Причем, в отличие от широко объявленной и активно обсуждающейся идеи военного союза, об экономическом — в средствах массовой информации и в выступлениях обычно всегда радеющих за интеграцию российских политиков — ни слова. Московские журналисты узнали об этой инициативе на пресс-конференции Андрея Козырева, причем не от министра, а от польской журналистки, поставившей вопрос ребром: действительно ли Москва хочет воссоздать СЭВ? Козырев бился, напомнив, что о старых структурах говорить не стоит, а новые экономические связи Европе все равно необходимы...

Легко сказать о неосуществимости московских планов, и все же важно разобраться, почему они появились именно сегодня. С предложением о военном союзе стран — членов СНГ все достаточно ясно: это протрубили фанфары предвыборной кампании Бориса Николаевича Ельцина, на этот раз решившего выступить в новой роли — не беловежского гостя, но интегратора, державника, величавого объединителя... Эксперты в Москве даже считают, что аккурат к президентским выборам может появиться идея не то что военного, «обновленного» Союза бывших советских республик и она может стать весьма важным фактором ельцинской предвыборной программы. Во всяком случае, чем решительнее Ельцин будет играть на государственническом поле, тем легче будет его команде переигрывать оппонентов президента России. Лозунги, в конце концов, у всех одни и те же.

Однако идея восточноевропейского экономического союза выглядит совсем уж наивной утопией — на первый взгляд. Если, говоря о военном союзе, можно назвать хотя бы некоторых его участников-активистов (Беларусь, Таджикистан, возможно — Армения...), то найти восточноевропейскую страну, способную согласиться на московские предложения, почти невозможно. Впрочем, высокопоставленный дипломат одной из стран, правительство которой ломает голову над тем, как элегантнее отвертеться от предложенного единения, назвал послание из российской столицы «проверкой рынка». Вероятно, именно это и происходит. Москва не возвращается в регион скончавшегося СЭВа и Варшавского Договора. Она лишь вспомнила об этом регионе и теперь с помощью отнюдь не новых дипломатических приемов присматривается, как отнесутся к ее возвращению.

Праздник московских дипломатических успехов на ниве югославского конфликта, похоже, тоже заканчивается. Россия нужна воюющей Югославии, воюющей Сербии — однако российская экономика не может противостоять намеченным еще в эпоху Тито связям югославской и западных экономик. К тому же Югославия традиционно была страной гастарбайтеров, и югославские рабочие, в отличие от украинских, не будут десятками тысяч ехать в Москву на заработки — разве что сотнями... Немецкая марка всегда была наиболее уважаемой валютой на всем постюгославском пространстве, и не российскому рублю вступать с ней в единоборство... Итак, в случае мирного разрешения югославского конфликта оказывается, что российская внешняя политика оканчивается где-нибудь в Минске — с этим ни в Кремле, ни на Смоленской площади не смирятся никогда.

Российские предложения появились на фоне отнюдь не рядового визита в российскую столицу болгарского премьер-министра Жана Виденова. И дело даже не в том, что болгарские посткоммунисты, сохранившие в руках бразды правления после краха режима Тодора Живкова, наиболее близки по духу российским правителям. Тема переговоров — строительство альтернативного нефтепровода через Болгарию и Македонию в Грецию — продемонстрировала, что и в Восточной (Центральной) Европе, как и в СНГ, внешняя политика России будет опираться прежде всего на сырьевые «доказательства». В конце концов, главным вопросом российско-польских отношений также стало строительство магистрали, только на этот раз газовой. В первом случае подрывается монополия Турции, запретившей проход танкеров через Босфор, во втором — монополия Украины, являющейся пока что главной транзитной страной для поставок российского газа в Европу. Таким образом, создаются некие «стихийные» коалиции, участники которых не могут не понимать, что тот или иной проект не только увеличивает их собственные возможности, но и ослабляет позиции соседних стран — и если считать, что именно Россия является региональной суперсилой, способной разделять и властвовать, то не в этом ли — ее успех?

Разумеется, в Москве неплохо понимают, что в таких странах, как Польша, Чехия или Венгрия, разговоры о возможном экономическом объединении ничего, кроме раздражения, вызвать не могут. Однако выявляются политические силы и отдельные политики, способные реагировать на подобное развитие событий более благосклонно, выдвигающие условия, при которых их страны могли бы пойти на большее сближение с Москвой, — вот вам и проверка рынка! Кроме того, объективно сеются семена раздора между Центральной Европой и Западом. Пойди теперь докажи, что московская инициатива — лишь случайное письмо, а не плод продолжительных консультаций, многосторонних или двусторонних. И можно ли говорить о скором приеме в НАТО стран, которые могут в какой-то момент оказаться в московской экономической оси? Конечно, вслух никаких претензий и опасений центральноевропейским лидерам никто не выскажет, однако они все равно вынуждены будут оправдываться, а чего еще надо сегодня?

Нет нужды говорить, что Украина попадает в оборот обеих российских инициатив. И если отношение к первой ясно: Украина среди стран, наиболее осторожно (если не сказать: непримиримо) относящихся к военным союзам, и наше руководство вряд ли способно на восторженные восклики, которые мир услышал на следующий день после ельцинской пресс-конференции от всенародно избранного господаря соседней Беларуси, то предложения по экономической интеграции не могут быть отвергнуты с порога — ведь именно они были стержнем предвыборной кампании Леонида Кучмы. И хотя время продемонстрировало несостоятельность и спекулятивность предложений о такой интеграции, с порога их уже не отвергнешь. Тем более, что график визитов Александра Лукашенко, посетившего Киев сразу же после встречи с Борисом Ельциным, демонстрирует: Украину настойчиво информируют об интеграционных усилиях соседей и ей вряд ли удастся просто отмолчаться.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно