РЕСПУБЛИКА КРЕМЛЬ

30 июня, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №26, 30 июня-7 июля

...Специальный корреспондент газеты «Правда», душа блестящей команды, освещавшей работу I съезда народных депутатов СССР, вернулся из Кремля возмущенным и раздраженным...

...Специальный корреспондент газеты «Правда», душа блестящей команды, освещавшей работу I съезда народных депутатов СССР, вернулся из Кремля возмущенным и раздраженным. Правдисту испортило настроение оказавшееся потом пророческим выступление депутата от Эстонии Клары Халлик, назвавшей Центр «16-й республикой», управляющей всеми остальными по праву сильного, но не по справедливости... Через несколько часов была написана, отредактирована, сверстана великолепная статья — «16-я республика» — осанна Центру, оправдание его необходимости, бескомпромиссное и откровенное объяснение, почему все остальные должны работать на Кремль и Старую площадь... Эту статью не осмелилась печатать даже «Правда», она так и осталась в гранках. Я до сих пор сожалею, что не сохранил их на память, — ведь прошло уже больше десяти лет, специальный корреспондент давно стал генералом и федеральным министром, а позиция Кремля по отношению к окружающему его миру осталась неизменной. Только при Михаиле Горбачеве Кремль был «16-й республикой», а при Владимире Путине неожиданно оказался «90-м субъектом федерации».

При Борисе Ельцине подобные сравнения как-то не вызревали. Наученный горбачевским опытом, перепуганный республиканской фрондой конца 80-х, когда осмелевшие автономии, не поддержав союзный центр, стремились изменить свой статус и стать такими же республиками, как Украина или Казахстан, Ельцин старался найти с доставшимися ему в наследство региональными элитами хотя бы относительное взаимопонимание. И, нужно сказать, весьма в этом преуспел: серия взаимных компромиссов привела к тому, что территориальная целостность Российской Федерации сегодня никем не ставится под сомнение (за исключением разве что Чечни, но это совершенно особая ситуация, выходящая за рамки этой статьи). Оговорюсь только, что как раз в Чечне под давлением российского Центра элита после августа 1991 года сменилась, к власти пришли революционеры- дилетанты во главе с генералом Джохаром Дудаевым. А Кремлю гораздо проще было договариваться с себе подобными, чем с непредсказуемой и желающей сразу всего дудаевской братией. Вот подтверждающий эту мысль пример: когда на президентских выборах в Мари Эл победил представитель «Демократический России» Василий Гуслянников, элита республиканская, оправившись от шока, постаралась избавиться от некомпетентного популиста Гуслянникова, ликвидировав пост президента вообще.

Москва в конфликт в Мари Эл не вмешивалась, очевидно, предпочитая Гуслянникову старую обкомовскую команду. Стоит напомнить, что вопрос территориальной целостности для России — отнюдь не праздный, к моменту августовского путча Татарстан был уже без пяти минут союзной республикой, на подходе были и многие другие, и промедли ГКЧП со своим нелепым переворотом, кто знает — что вообще осталось бы от России, не оказался бы Ельцин удельным князем времен до Ивана Грозного? Вероятно, трезвые размышления Ельцина к знаменитой фразе «Берите суверенитета, сколько можете!»

Владимир Путин предпочел действовать под противоположным лозунгом — «Отдайте суверенитета, сколько сможете». Окружение легко поняло, что мысль о самодостаточности Центра является слабым местом воспитанного в известных структурах нового главы государства, — и в результате руководители оказались первой мишенью Путина, вознамерившегося реформировать и взаимоотношения федеральной власти с региональной, и процедуру формирования Совета Федерации, и взаимоотношения региональных властей с местными (что, в свою очередь, приведет к смерти местного самоуправления в России, но это особая тема, скорее интересная Совету Европы, чем нашей читательской аудитории).

В ответ Путин получил настоящий бунт регионов: вначале на словах поддержавшие его предложения региональные лидеры на прошедшем в среду заседании Совета Федерации дружно их отвергли: закон об изменении процедуры формирования палаты был отклонен со счетом 129 на 13.

Нельзя сказать, что итоги голосования в верхней палате российского парламента были непредсказуемыми: о том, что члены Совета Федерации, скорее всего, отклонят предложенный им президентом и Государственной думой законопроект об изменении порядка формирования палаты региональных представителей, говорили достаточно давно. Главная мысль российских политиков и политологов в последние дни — удастся ли Государственной думе преодолеть вето Совета Федерации, отказавшись от внесения каких-либо изменений в уже одобренные законопроекты?

Все это так. Однако результаты голосования не могут не впечатлять. И они, эти результаты, свидетельствуют о совершенно новом раскладе политических сил в России. Вдумаемся: в верхней палате российского парламента, поначалу почти единодушно и елейно одобрившей президентские инициативы, у Владимира Путина нашлось всего 13 (тринадцать) сторонников! Впору обратиться к контурной карте, заштриховать поддерживающие главу государства регионы — и что же? Вместо Руси великой мы получим сплошное белое пятно!

Мне могут возразить, что на самом деле сенаторы протестовали не против президентских инициатив, а против ужесточения предложенного Кремлем законопроекта в Государственной думе, что если бы традиционно недолюбливающие своих коллег из Совета Федерации депутаты нижней палаты не пошли бы на ужесточение документа — не было бы такой демонстративной реакции. А я напомню, что уже после принятия законопроекта в Государственной думе президент Владимир Путин обратился к Совету Федерации с предложением незамедлительно рассмотреть законопроект — именно этот, прошедший второе и третье чтение в нижней палате! Заметим: не выступил с заявлением о необходимости возвращения к первоначальному тексту документа, не сказал о возможности спасительной процедуры между двумя палатами парламента — что позволило бы избежать конфронтации, нет! Просто предложил проштамповать поскорее.

Я не знаю, на что изначально рассчитывали сенаторы, аплодируя президентским предложениям. Возможно, они стремились втемную ревизовать эти инициативы, убрать из законопроектов наиболее опасные для региональных лидеров пункты. А может быть, каждый из членов верхней палаты — поодиночке — был убежден в бессмысленности сопротивления и стремился наладить по возможности добрые отношения с усиливающейся федеральной властью. Но сейчас региональным руководителям, вне зависимости от их отношения к президентской реформе, не остается ничего другого, как предпринять усилия по сохранению лица. Даже в случае, если Государственная дума преодолеет вето верхней палаты, а Конституционный суд согласится с правомочностью президентских действий, факт остается фактом: региональные руководители настроены оппозиционно по отношению к действующему президенту, Кремль — вновь превратится в республику, воюющую со всем российским миром. И если для появления «16-й республики» в 1989 году вызрели свои — и исторические, и политические — примеры, то нынешнюю оппозицию Кремль создал исключительно собственными усилиями.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно