РЕПОРТЕРЫ В АФГАНЕ

30 ноября, 2001, 00:00 Распечатать

Катарская «Аль-Джазира» в связи с драматическими событиями вокруг Афганистана стала одним из ведущих средств электронной информации в мире...

Катарская «Аль-Джазира» в связи с драматическими событиями вокруг Афганистана стала одним из ведущих средств электронной информации в мире. Имея доступ к эксклюзивным источникам, даже к самому Усаме бин Ладену, она опережает сегодня в оперативности американскую Си-эн-эн. Ее программы регулярно смотрят 35 миллионов телезрителей, в том числе 150 тысяч — в Соединенных Штатах. Официальные представители США резко критиковали «Аль-Джазиру» за «антиамериканский уклон» и даже рекомендовали не ретранслировать ее программы. Но, судя по всему, мнения высокопоставленных лиц в администрации по этому поводу разделились. К примеру, госсекретарь США Колин Пауэлл дал катарской телекомпании интервью, признав тем самым ее важную роль в формировании общественного мнения в арабском мире. После нанесения бомбового удара по офису телекомпании в Кабуле Нью-йоркский Комитет защиты журналистов опубликовал заявление, в котором говорилось: «Аль-Джазира» — жизненно важный источник новостей и информации о конфликте в Афганистане. Мы испытываем облегчение в связи с тем, что в результате инцидента не было человеческих жертв, и надеемся, что «Аль-Джазира» безотлагательно возобновит освещение событий в Афганистане».

Бомбардировка офиса не была досадным исключением. За день до этого во время налетов американских самолетов на Кабул был нанесен материальный ущерб АП и Би-би-си. Согласно источникам в Лондоне, в Кабульском отделении Би-би-си были разбиты стекла окон и уничтожено оборудование.

Но это — полбеды. Жертвами войны в Афганистане стали многие журналисты. Одним удалось остаться живыми, другие, пройдя сквозь ее горнила, пополнили мартиролог представителей одной из самых опасных профессий.

Тревожная одиссея
со счастливым исходом

Когда обстановка вокруг Афганистана накалилась до предела и стало очевидно, что США и Великобритания вскоре нанесут удары по военным базам «Талибана» и террористической сети «Аль-Каиды», британская журналистка Ивон Ридли на свой страх и риск проникла в эту страну, изолированную от современного мира. Но бурка (на языке урду — паранджа. — Авт.), в которую она облачилась, не спасла ее. Талибы разоблачили Ивон и вместе с двумя проводниками арестовали 28 сентября, в тот день, когда она пересекла пакистано-афганскую границу. 9 октября, приблизительно в 20 милях от Джалалабада, расположенного на востоке страны, талибы задержали облаченного в восточные одежды корреспондента популярного французского еженедельника «Пари-матч» Мишеля Пейрара. В прессе появились тревожные сообщения о том, что они устроили публичную казнь, забросав того камнями. К счастью, это не подтвердилось.

Стремясь не ухудшать свой сомнительный имидж, руководство «Талибана» под международным давлением решило освободить обоих западных журналистов: Ивон Ридли — 8 октября, Мишеля Пейрара — 3 ноября. А 12 ноября был выпущен на свободу Муккарам Хан, корреспондент издающейся в Пакистане на языке урду газеты «Наваи-Вакат».

Особо широкую известность приобрело дело Янагиды Дайгена и связанная с ним кампания международной журналистской солидарности. 36-летний японский писатель и независимый журналист пересек пакистано-афганскую границу без визы. Его арестовали 23 октября в провинции Кунгар. Сначала талибы приняли Янагиду за узбека (представителя одного из национальных меньшинств Афганистана) и вместе с задержанными ранее Мишелем Пейраром, Муккарамом Ханом и Ирфаном Кураши (пакистанским проводником Мишеля Пейрара. — Авт.) переправили в тюрьму Джалалабада.

Влиятельная международная общественная организация «Репортеры без границ» сразу же энергично начала добиваться его освобождения. К этому требованию присоединили свои голоса вырванные из плена Мишель Пейрар и Ивон Ридли. В обращении к руководству «Талибана» М.Пейрар заявил: «Я сидел с Дайгеном в одной тюремной камере. Он — необычный человек, неутомимый путешественник и знаток человеческих душ. Побуждаемый неослабной любознательностью к людям, он с 20-летнего возраста странствовал по пяти континентам — от Африки до Антарктиды. Именно это привело его на войну в Афганистан. Он пишет книгу об этой стране. Дайген совершенно спокойно относится к своему тюремному заключению, он обеспокоен лишь тем, что теряет время. Когда я прощался с ним, его еще не допросили разведслужбы. Для «Талибана» пришло время признать его статус свободного человека, исполняющего свой профессиональный долг».

Не менее страстными были слова Ивоны Ридли: «Я обращаюсь с призывом к «Талибану» проявить такое же милосердие и доброту, которые они проявили ко мне. Я обращаюсь также с просьбой непосредственно к мулле Омару и прошу освободить Дайгена как можно скорее. Янагида, Мишель и я — журналисты, мы стремимся к наилучшему освещению событий и из-за этого оказываемся в отчаянном положении. Я прошу «Талибан» понять нас как профессиональных журналистов».

Оба послания, записанные на французском, английском, фарси и японском языках, через радио «Франс Энтернасьональ» были переданы на волнах радиостанций, вещающих на Афганистан. Организация «Репортеры без границ» передала также в масс-медиа письмо от сестры Янагиды Дайгена с просьбой о его освобождении.

Вначале японского журналиста держали в одной камере с уголовными преступниками, а затем по настоянию Мишеля Пейрара и Ирвана Кураши перевели в соседнюю с ними камеру. «Это было для него большим облегчением, поскольку он мог разговаривать с нами по-английски», — свидетельствует пакистанец. Сам Янагида по-философски и с чувством оптимизма отнесся к испытаниям, выпавшим на его долю, заявив талибам: «Я одновременно опечален и рад. Опечален тем, что меня арестовали, и рад тому, что меня не убили». Друзьям по несчастью он говорил: «Я могу провести с талибами полгода, но они, по меньшей мере, должны сказать, когда освободят меня».

Избавление пришло раньше, чем он надеялся. Начальник секретной службы «Талибана» пришел к выводу, что дело Дайгена «вполне ясное», и 16 ноября его отпустили восвояси. Янагида направился в сторону пакистанской границы. Но поскольку талибы конфисковали у него паспорт, вооруженный антиталибский отряд арестовал его на пропускном пункте и отправил в Джалалабад. Там он остановился у местного лидера, симпатизирующего бывшему королю Афганистана Захир Мохаммаду Шаху. Затем Янагида вернулся в Пакистан, а 19 ноября благополучно приземлился в Японии. Сейчас этот неугомонный журналист и путешественник намерен вновь возвратиться в Афганистан, в самую гущу событий, чтобы собрать новые факты для своей будущей книги.

Янагиде Дайгену, как и его коллегам-журналистам из Великобритании и Франции, повезло. Другие же, исполняя профессиональный долг, поплатились за это собственной жизнью.

Погибшие
в кромешном аду

В переломный момент, когда затяжная позиционная война в Афганистане закончилась и войска Северного альянса перешли в наступление, иностранные журналисты стремились выполнить профессиональный долг — первыми собрать и передать информацию с места событий, тем более что начавшийся марш антиталибской коалиции казался победным. Солдаты Северного альянса уже захватили первую линию обороны талибов на горном кряже Чагатай в провинции Тахар. Они продвигались дальше, к административному центру — городу Талокан, где раньше располагалась штаб-квартира альянса. Накануне командование заявило, что большинство талибов сбежало, и в этом районе осталось захватить лишь одну высоту.

11 сентября, в воскресенье, сразу после заката солнца, группа иностранных журналистов договорилась с афганским генералом Баширом, отправляющимся с солдатами на осмотр вражеских траншей, что он возьмет их с собой. В танке места для всех не хватило, и четверо журналистов уселись на броню, держась за ствол пушки. Башир предупредил, чтобы они не вздумали слезать с танка, поскольку перед траншеями — минные заграждения. Группа беспрепятственно преодолела первые две линии обороны, но когда достигла третьей, из укрытия появились талибы.

О том, что произошло после этого рассказывает очевидец — корреспондент канадской «Монреаль газетт» Левон Севентс*: «Талибы открыли огонь по танку из винтовок и автоматов АК-47. У одного из них был гранатомет. Он выстрелил и попал в танк, но граната не разорвалась. Водитель свернул резко налево, в поисках убежища. По нам вели беглый огонь. Было темно, и журналисты видели следы трассирующих пуль, летящих вдогонку. Немец Фолькер Хандлойк, фоторепортер журнала «Штерн», упал с задней части брони танка и покатился на землю. Падали и другие. Я не видел всего, что происходило, поскольку находился впереди, держась за ствол пушки.

Когда танк пытался вырваться из засады, появилась другая группа талибов. Генерал Башир вызывал по рации подкрепление. Наконец появились несколько его разведчиков и вынесли тех, кто выжил. Журналистка Жоанна Сюттон была тяжело ранена в грудь и ногу. Она умерла прежде, чем ее доставили в клинику Дашти Кала, приблизительно в трех милях от линии фронта. Два других журналиста — Фолькер и Пьер Бийо из Радиотелевизионной компании Люксембурга — остались где-то позади. Находившийся рядом с ними афганский переводчик рассказал, что они были ранены, и после того как упали с танка, не могли его догнать. Их тела и тело убитого солдата подобрали на следующее утро моджахеды Северного альянса. Несчастные были изрешечены пулями, а все их вещи украдены. Как заявил генерал Хассан, его солдаты нашли по пути 13 трупов талибов. Это были чеченцы, пакистанцы и арабы».

Официальный представитель министерства иностранных дел Северного альянса был «шокирован» происшедшим, отметив, что «журналисты слишком рвутся вперед».

Жоанна Сюттон, репортер Радио «Франс Энтернасьональ», Фолькер Хандлойк, независимый журналист, спецкор популярного журнала «Штерн», и Пьер Бийо, репортер Радиотелевизионной компании Люксембурга, стали первыми журналистами, погибшими в Афганистане после начатой Соединенными Штатами при содействии других участников антитеррористической коалиции военной кампании. Но, к сожалению, не последними... 19 ноября разыгралась новая драма, подтвердившая, что за правдивую информацию мир платит кровавую цену, а журналистам приходится расплачиваться собственной жизнью.

Нью-йоркский Комитет защиты журналистов так описывает происшедшее:

«Согласно свидетельствам в Джалалабаде, нападение было совершено вблизи моста Танги Абришум (в провинции Кабул). Вооруженные люди заставили журналистов выйти из автомобилей и заявили им: «Вы — американцы». Те ответили, что они — европейские журналисты, отправляющиеся в Кабул. Бандиты заставили их следовать за собой и взбираться на гору вблизи дороги. Получив отказ, их стали избивать, забрасывать камнями, якобы приговаривая: «Вы думаете, с талибами покончено? Мы по-прежнему у власти и добьемся реванша». Спустя несколько минут вооруженные люди застрелили корреспондентку Марию Грация Кутули и одного из трех журналистов-мужчин. Двое других были убиты позже. Согласно заявлению Хаджи Шера Шаха, командира Северного альянса в Джалалабаде, убийцы хотели возложить ответственность на солдат муллы Омара после того как те потерпели сокрушительное поражение в Афганистане».

Вот имена и краткие сведения о журналистах, пополнивших список погибших в Афганистане:

Азизулла Хайдари, 33 года — афганский беженец, живущий в Пакистане. С 1992 года работал на британское информационное агентство Рейтер в качестве фоторепортера. Женат. Отец двоих детей. В последнее время мечтал возвратиться на Родину.

Его сверстник Гарри Бэртон, уроженец Брисбейна (Австралия), сотрудничал с Рейтер более полутора лет. Приобрел известность благодаря освещению войны в Восточном Тиморе в 1999 году, где экстремисты и индонезийская армия вымещали злобу на жителях острова.

Мария Грация Кутули, 39 лет, родилась в Сицилии. С 1997 года работала в «Корьере делла Сера», освещала события в горячих точках планеты. В Афганистане находилась в качестве спецкора этой популярной итальянской газеты.

46-летний Хулио Фуэнтес работал репортером влиятельной испанской газеты «Эль Мундо» в Боснии, Сальвадоре и Чечне. За день до своей гибели Мария Кутули и Хулио Фуэнтес опубликовали сенсацию о складе бутылок, наполненных сарином, обнаруженном в одном из лагерей, покинутых террористами.

Все четверо были талантливыми, опытными журналистами.

Еще одной жертвой хаоса, царящего сейчас в Афганистане, стал в начале этой недели оператор шведского телевидения ТВ-4. 42-летний Ульф Стремберг погиб в г.Талокане от рук неизвестных преступников. Грабители ворвались ночью в дом, где жили шведские журналисты, и тяжело ранили его. Спустя 15 минут по дороге в больницу он скончался. В Швеции у Ульфа остались жена и трое детей. После его гибели руководство ТВ-4 решило эвакуировать из Афганистана всех своих сотрудников.

Статья 79 дополнительного протокола Женевской конвенции от 12 августа 1949 года, касающаяся защиты жертв международных вооруженных конфликтов, провозглашает: «Журналистов, выполняющих профессиональные задания в районах вооруженных конфликтов, будут считать гражданскими лицами», они «пользуются общей защитой против опасностей, возникающих вследствие военных операций». Но это едва ли касается истерзанного беспрерывными войнами Афганистана. С 1987 года здесь погибли, по меньшей мере, 18 журналистов. В их числе — молодой репортер Би-би-си Мирваис Джалиль, казненный в 1994 году по приказу главарей группировки моджахедов Гульбуддина Хекматиара после того, как взял у них интервью в предместье Кабула, и корреспондент иранского официального агентства «Ирна» Махмуд Сареми, убитый в 1998 году вместе с десятью иранскими дипломатами после того, как талибы во главе с муллой Омарой захватили Мазари-Шариф. По словам официального представителя министерства иностранных дел Северного альянса, «Афганистан — самый опасный фронт в мире, поскольку он невидим. Эти парни (наемники «Талибана») находятся там и готовы убивать».

Как говорят французы, на войне как на войне. Организация «Репортеры без границ» рекомендует журналистам, выезжая из городов, находящихся под контролем антиталибских сил, требовать от командиров моджахедов и местных властей вооруженных проводников. Однако это равнозначно призыву к пожарным не бросаться гасить пламя, когда бушует пожар. Когда мы смотрим на телеэкранах репортажи украинских журналистов из Афганистана, нам даже не приходит в голову мысль о том, что каждую минуту они подвергают себя смертельному риску.

Автор признателен за содействие в написании этой статьи
посольствам Афганистана, Пакистана и Японии в Киеве

* Вместе с Левоном Севентсом удалось спастись еще двоим журналистам — корреспонденту австралийской газеты «Сидни морнинг геральд» Полу Макджафу и репортеру Радио «Франс кюльтюр» Веронике Ребейрот.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно