Региональное партнерство с Австрией: какие перспективы?

22 июля, 2011, 15:48 Распечатать Выпуск №27, 22 июля-13 августа

С чем у нас ассоциируется Центральная Европа? Прежде всего с Веной, Дунаем и традициями габсбургского прошлого, которые являются интегральной частью и украинской истории.

© kudakak.com

С чем у нас ассоциируется Центральная Европа? Прежде всего с Веной, Дунаем и традициями габсбургского прошлого, которые являются интегральной частью и украинской истории. Хотя современная политическая Центральная Европа — это прежде всего Вышеградская четверка, однако говорить о Центральной Европе и не упомянуть о роли Австрии в этом регионе было бы несправедливо.

Об этом следует помнить в контексте евроинтеграционных устремлений Украины, которые однозначно связаны с центральноевропейским региональным сотрудничеством. Австрия, правда, не относится к посткоммунистическим странам и не граничит с Украиной, однако Вена играет в регионе не меньшую роль, чем Варшава или Будапешт.

Австрийский путь в Европу

Вопреки тому, что Австрия расположена в самом сердце ЕС, принадлежит к еврозоне и является одной из самых зажиточных стран Европы, ее геополитическое значение гораздо меньше, чем похожих по размеру Бельгии или Дании. Это следствие того, что Вена долго должна была балансировать меж­ду Западом и Востоком, к тому же и сегодня не отказалась полностью от своего нейтрального статуса.

Здесь следует немного погрузиться в историю. Австрия как часть ІІІ рейха после войны была оккупирована, и обрела независимость лишь в 1955 году. До тех пор в восточной части страны находились советские войска. Сталин согласился на независимость Авст­рии лишь на условиях сохранения этой страной нейтралитета и отказа от тесного сотрудничества с Германией. Австрийс­кое руководство придерживалось этих ограничений последовательно вплоть до 1989 года: именно поэтому Австрия не вошла ни в НАТО, ни в европейское сообщество и имела чрезвычайно интенсивные экономические отношения с коммунистическим блоком, в частности с Венг­рией и Югославией.

При этом Австрия была интегрирована с экономиками Западной Европы благодаря членству в Европейской ассоциации свободной торговли. Однако времена холодной войны способствовали созданию в Австрии специфической экономической модели с большим участием государства в экономике и сильной ориентацией на Восточную Европу.

Австрийцы подали заявку на членство в ЕС в 1989 году, в 1995 г. стали членом этой организации, а в 1999 г. приняли евро. Процесс евроинтеграции не был таким сложным, как для посткоммунистических стран, и все же означал большие изменения. До 1995 года Австрия была страной, в которой многое (прежде всего работа) приобреталось по знакомству, по рекомендации одной из двух крупнейших партий — народников (OVP) или социалистов (SPO). Вступление в ЕС означало мучительное для многих прощание с прежними привычками и с социальной стабильностью, состоялась массовая приватизация крупных корпораций, открылись новые рынки. Австрийцы воспользовались этим, однако сам процесс изменений не был безболезненным. Сначала усиливались антиевропейские настроения, на почве которых приобретала политический рейтинг неофашистская партия FPO Йорга Хайдера.

Конфликт с соседями как катализатор для партнерства

Образование коалиции с партией Хайдера в 2000 году стало причиной международной изоляции Австрии, фактически — замораживание ее членства в ЕС. Причем причиной санкций были не столько конкретные действия нового правительства, как антиевропейские, ксенофобские высказывания Хайдера и членов его команды. Быстро выяснилось, что реакция ЕС была преувеличенной, поскольку во времена коалиции Вольфганга Шюсселя ограничения демократии не произошло, а отношения с центральноевропейскими соседями, как это ни парадоксально, даже интенсифицировались.

Во время этой изоляции венские политики заметили, что Австрия фактически не имеет в ЕС союзников. Вена не принадлежала ни к одной региональной коалиции (такой как Сканди­навские страны или Бенилюкс), не могла она рассчитывать и на помощь Берлина, который ориентируется, скорее, на союз с крупными государствами (например, с Францией) и не считает Австрию важным партнером. Затем в Вене зародилась инициатива самой создать такую региональную коалицию со странами Центральной Европы, к тому времени готовившимися к вступлению в ЕС.

В 2001 году министр иностранных дел Австрии Бенита Ферреро-Вальднер официально представила проект Стратеги­ческого партнерства (со временем его переименовали в Региональное партнерство). В эту инициативу пригласили Польшу, Чехию, Словакию, Венгрию и Словению. Австрия выш­ла с предложением способствовать этим странам интегрироваться в ЕС, предоставляя техническую и экспертную помощь, а также быть своеобразным «адвокатом» новых стран в «старой» Евро­пе. Со временем страны Регио­нального парт­нерства должны были создать в рамках ЕС Цент­рально­европейский блок, цель которого — общее лоббирование интересов Центральной Европы.

Идея Регионального партнерства не вызвала особого энтузиазма в Варшаве и Праге, поскольку поляки и чехи восприняли ее как конкурентную Вышеградской группе. Важно было и то, что в 1995—2001 годах Австрия принадлежала, скорее, к государствам, которые наиболее скептически подходили к расширению ЕС. По сути, политическая элита была «за», однако общество еще не вышло из шока после вступления Австрии в ЕС и боялось дальнейшего расширения, что использовали популисты из FPO.

Здесь следует заметить, что Австрия больше всего из стран старого ЕС ощутила на себе как положительные, так и отрицательные последствия расширения с 2004 го­да. Так что не удивительно, что в австрийском обществе господствовали большие опасения, что словаки или венгры могут забрать у австрийцев рабочие места или топят австрийский рынок более дешевым товаром. Однако ничего из этого не случилось, и от расширения ЕС больше всего выиграли восточные пограничные земли Нижняя Авст­рия, Бургенланд и Вена, а их население из противников восточного расширения превратилось в больших энтузиастов интеграции с центральноевропейскими соседями.

Региональное партнерство или Вышеградское сотрудничество?

Вопреки первоначальной сдержанности, страны Центральной Европы приняли австрийское приглашение и участвовали в Регио­нальном партнерстве. Оно не настолько известное, как Выше­градская четверка, и большинство людей о нем даже не знает, но сотрудничество развивается. Каждые полгода проходит встреча спикеров парламентов стран-участников, которые пытаются координировать свои позиции перед европейскими саммитами. Кроме того, проходит ряд технических, экспертных встреч и реализуются разные проекты, направленные в, к примеру, на поддержку евроинтеграционного процесса Балкан. Важное направление сотрудничества — «интеграция через культуру»: австрийское МИД считает, что общее культурное наследие может быть катализатором интеграционных процессов в регионе, и охотно выделяет средства на совместные культурные проекты. Здесь, кстати, существует большая перспектива для более широкого привлечения к этому сотрудничеству городов и неправительственных организаций Западной Украины, которая также принадлежит к этому культурному кругу.

Есть ли у Регионального партнерства перспектива? Здесь многое зависит от Варшавы, поскольку трудно представить действенную региональную коалицию в Центральной Европе без активного участия самой крупной страны региона. То есть можно сказать, что успех указанной инициативы будет возможен только при условии, что Польша и Австрия перестанут считать друг друга конкурентками, а вместо этого наладят тесное сотрудничество и «поделятся» ролью коллективного лидера Центральной и Восточной Европы.

Но пока что все происходит с точностью до наоборот. В официальных документах, определяющих направление польской зарубежной политики, есть множество слов о Центральной Европе, но речь совершенно не идет об Австрии. Вена для Варшавы словно не существует, польские дипломаты и независимые эксперты по международным отношениям не интересуются этой страной и не имеют представления, какими бы могли быть взаимные отношения.

Австрия тоже не ориентируется на сотрудничество с Польшей, а укрепляет свое влияние в Чехии, Словакии, Венгрии, Словении и Хорватии, а также в меньшей степени — в других Балканских странах. Здесь можно заметить, что в то время как Польша для чехов, словаков и венгров является действительно лидером в мире дипломатов, то в реальной жизни в регионе однозначно доминирует Австрия. Имею в виду экономические отношения и повседневную жизнь населения Центральной Европы, которому Австрия однозначно ближе и интереснее, чем Польша.

Вот несколько примеров. Чехи, словаки и венгры пользуются венским аэропортом, в Австрии работают, здесь отдыхают в аквапарках, катаются на лыжах в Альпах и ездят на шопинг в австрийские торговые центры (например в бургенландский «Парндорф»). Авст­рийский капитал играет большую роль в финансовом и логистическом секторе в перечисленных выше странах, на Венской бирже (а не на Варшавской) торгуют акциями наиболее важных словацких или венгерских обществ. В Чехии, Словакии и Венгрии очень распространен немецкий язык (в его австрийском варианте), что также способствуют сотрудничеству. И напоследок — транспортная инфраструктура и логистика: из Братиславы в Вену каждые 20 минут отбывает автобус, поезд или пассажирское судно, а пригородные трансграничные автобусы ездят так часто, что многие люди живут в одной стране, а работают — в другой. В Краков или Варшаву ведут плохие, узкие дороги, в то время как из Братиславы, Любляны и Будапешта можно доехать до Вены по удобным автобанам.

На противоположном полюсе — Польша, которая, вопреки языковой и культурной близости и общему коммунистическому прошлому, остается для чехов и словаков совершенно неизвестной. Достаточно сказать, что из Словакии в Польшу не ездит ни один прямой поезд, между этими странами нет автобанов и почти нет трансграничных автобусов. Польские инвестиции в Чехии и Словакии не играют существенной роли, торговый обмен — низкий, даже туризм ограничивается пограничными поездками. То есть когда говорим, что Польша является лидером Центральной Европы, это касается только мира большой политики, потому что с этим утверждением не соглашаются обычные люди и бизнесмены. Польше сейчас нечего предложить чехам, словакам, венграм и жителям Балкан, в отличие от Австрии, которая в этих странах присутствует в повседневной жизни и роль которой из года в год возрастает.

Следует упомянуть о роли Австрии и Регионального партнерства в поддержке евроинтеграционных процессов на Балканах. Здесь очень действенной оказалось сотрудничество в формате «Регио­нальное партнерство плюс Бал­канс­кие страны», когда каждое государство Партнерства заботится о каком-то направлении евроинтег­рационных процессов стран За­пад­ных Балкан. Например, за Поль­шей закреплена помощь в получении европейских грантов, за Авст­рией — охрана окружающей среды, Венгрия помогает в реформировании юстиции и т.п. Этот опыт хорошо было бы использовать и для сотрудничества в формате «Региональное партнерство плюс страны Восточного партнерства», особенно, если бы официальный Киев вышел с такой инициативой.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно