Реформа Вооруженных cил Украины: актуальность, международный опыт, национальные особенности и приоритеты

8 июля, 2011, 14:18 Распечатать

Во все времена оружие и «люди войны» были отражением уровня развития и амбиций человеческого сообщества — от племени древних времен до современной нации.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Во все времена оружие и «люди войны» были отражением уровня развития и амбиций человеческого сообщества — от племени древних времен до современной нации. Ка­залось бы, передний рубеж развития должен определяться мирной деятельностью. Но парадокс человеческого развития заключается в том, что конкуренция за жизнь и продвижение своего способа ее организации, борьба за ресурсы, обес­печи­вающие эту жизнь, требуют постоян­ного опережающего развития именно агрессивных, защитных и наступательных видов деятельности. Вой­на как образ защиты интересов и вместе с тем устранение кон­курента была и, к сожалению, остается не­отъем­лемой составляющей выживания. От копья до ядерной бомбы и «информационно-психологического оружия», от фаланг и легионов до авианосных соединений и мобильных боевых групп — такой путь прошел мир за известную нам историю. А ХХІ век откры­вает новые горизонты, формирует новые вызовы нациям и их способности к самозащите собственного развития.

Вооруженные силы являются эф­фективными и вообще имеют смысл когда способны защищать и при необходимости добывать в борь­­бе условия, необходимые сооб­щест­ву для его развития. Борьба за территорию, торговые пути и физическое владение человеческим ресурсом в эпоху традиционных аграрных обществ целиком обеспечивалась эффективными механическими видами оружия, мобильностью воинов, их физической силой и количеством.

В эпоху постиндустриального мира даже количество «железных коней» в ангарах еще ничего не означает в плане качества и реальной эффективности военной силы. И чтобы осознать, какой должна быть армия конкретного государства в начале нового века, надо адекватно оценивать особенности и реальные причины вооруженных конфликтов нашего времени — Нового Модерна.

После двух мировых войн «индустриальной эпохи» и локальных конфликтов «двухполюсного мира» прошло не слишком много времени. Но темпы, динамика изменений, без преувеличения, носят революционный характер. Отходят в прошлое масштабные конфликты как таковые. Современные технологии делают невозможным продолжительную войну между национальными армиями. А риск техногенной катастрофы, вызванной таким конфликтом, способен сдержать даже самого амбициозного агрессора. Теряют смысл сугубо территориальные захваты. Ведь без глобальной легитимации такие территории будут «мертвыми».

Сдерживание стало действеннее агрессии. Локальная спецоперация — более эффективной, чем развернутая массированная военная кампания. На первом месте — способность невоенными средствами нанести ущерб противнику еще до того, как сам вооруженный конф­ликт станет фактом. Поэтому «война разведок», политико-дипломатические, информационно-психологические, экономические и экологические средства влияния на противника становятся все более важными составляющими подготовки к конфликту, а точнее — его первым актом.

Понятно, что каждый из современных вооруженных конфликтов имеет свою особенность, геополитическую и социокультурную специ­фики. А тем временем последние события в Африке и на Ближнем Востоке, очевидно, свидетельствуют о том, за что, собственно, и почему наши современники из развитых и не очень развитых стран идут на войну.

Прежде всего, так или иначе большинство конфликтов связаны с контролем и перераспределением «ресурсов развития». Энерго­носители, продовольствие и база для его производства — ключевые из них.

Специфические черты приобретает борьба за социальные ресурсы развития. В свое время С.Хан­тингтон несколько механистически определил этот аспект конкуренции как «войну цивилизаций». Но в условиях глобализации формирование стойких социокультурных «миров» со специфической матрицей экономической, идеократической и политической организаций приобретает принципиальное значение. Все чаще речь идет о моделировании развития — западная, исламская, китайская и латиноамериканская модели. Привлечение к ним или их «сдерживание» все больше сопровождаются точечными молекулярными конфликтами с участием внешних сил.

Важным фактором напряжения является демографический. Собственно, вопрос его влияния на рост конфликтогенности между сообществами стар как мир. Большие миграции народов, с захватами и переселениями в значительной степени были связаны именно с демографическими взрывами на фоне экономического подъема. Но мир ХХІ века имеет свою специфику. Политическая карта мира зафиксирована международным правом и регулируется глобальными механизмами. Стареет развитый мир, и его «демографическая яма» вынуждает инкорпорировать демографические ресурсы менее развитых стран. Таким образом, напряжение разных социокультурных миров и моделей развития «переносится» в собственную среду. А бурный рост населения новых центров влияния невольно будет побуждать народы и их правительства к поиску новых возможностей для выживания. В том числе — через инкорпорацию и внутреннюю локализацию малых социокультурных сообществ, поиск вариантов их последующей автономизации.

И напоследок — несколько слов об особенностях безопасной ситуации, создающих дополнительные проблемы и новое напряжение. «Серый ядерный клуб» фактически подорвал бывшую эффективность мер ядерного сдерживания и нераспространения. Терроризм — зеркальное отображение «спецоперационного» характера современного конфликта. Доступность высоких технологий для ведения разведывательной и опережающей деятельности ставит под сомнение эффективность ВС, ориентированных на продолжительные конфликты и кампании. А динамика инновационного обновления современных вооружений оставляет в прошлом и такую сакральную составляющую традиционных национальных армий, как призыв. Профессионал стоит дорого, но это — возврат старой профессии «универсального солдата» (улыбка давней истории).

Итак, мир изменился и продолжает меняться ошеломляющими темпами. Трансформируются войны и вооруженные силы. А какова ситуация в Украине?

Не секрет: большинство экспертов сегодня констатируют невозможность ВС Украины реально обезопасить государство. Их радикальная реформа и модернизация — не тема дискуссии, а императивное требование. Актуальность реформы ВСУ (далее — военная реформа) обуславливается рядом факторов.

Первым из них является провозглашение Украиной внеблоковой политики, которая требует уточнения безопасной и оборонительной политики государства, соответствующих оборонительных программ и планов. Такая работа продолжается. В начале апреля нынешнего года обнародован проект Стратегии нацио­нальной безопасности Украины. Завершается подготовка новой Военной доктрины Украины.

Политика внеблоковости содействует снижению напряженности военно-политической обстановки в регионе. Вместе с тем в случае вооруженной агрессии Украина должна рассчитывать только на собственный оборонительный потенциал. Хотя не исключается возможность обращения о предоставлении военной помощи и ее получение от другого государства или союза государств.

Следующий фактор — глобальный финансово-экономический кризис, ускоривший становление новых мировых «центров силы», переформатирование баланса сил и интересов, трансформацию системы международных отношений в направлении многополярности. Обостряется весь спектр проблем, связанных с конкуренцией за ресурсы развития. Не исключено, что новые волны мирового кризиса спровоцируют попытки решить рожденные им проблемы военными средствами. Украина должна быть готова к противодействию таким угрозам.

В среднесрочной перспективе вооруженная агрессия (со стороны одного или двух и более государств), вследствие которой против Украины может начаться вой­на (локальная или региональная), — маловероятна. Это создает для Украины по меньшей мере на четыре–пять лет стратегическую паузу, на протяжении которой можно провести военную реформу. Однако не следует исключать возможность возникновения в это время угрозы вооруженного конф­ликта на границе Украины вследствие, в частности, незавершенности ее договорно-правового оформления, выдвижения к нашему государству территориальных претензий, активизации «замороженных» конфликтов или спровоцированной извне внутренней нестабильности на национальной, этнической или религиозной почве. А следовательно, первой из главных задач ВС должна быть защита территориальной целостности и неприкосновенности государства в случае такого конфликта.

Еще один фактор — геополитическое положение нашего государства. Внеблоковая Украина находится в окружении государств — членов двух военно-политических союзов: НАТО и ОДКБ, военные потенциалы каждого из которых, даже без учета ядерного оружия, в десятки раз превышают ее оборонительный потенциал. Поэтому после отказа Украины от владения ядерным оружием нереально определять для ВС задачу по предотвращению, сдерживанию и отражению агрессии со стороны упомянутых союзов или ядерных государств, входящих в их состав. Предотвращение такого катастрофического сценария должно стать приоритетом деятельности украинских дипломатов и других ведомств, обеспечивающих реализацию внешнеполитического курса государства.

Вооруженная агрессия против Украины не может осуществляться по лекалам конфликтов в бывшей Югославии, Ираке и Ливии. Она непосредственно граничит с Евросоюзом и Россией. Их важные объекты расположены на незначительном расстоянии от границ Украины, на территории которой находятся 17 ядерных реакторов, десятки опасных химических производств, каскады водохранилищ и плотин, тысячи километров жизненно важных для Европы и России транзитных газо-, амиако- и нефтепроводов, воздушных, железнодорожных и автомобильных транспортных коридоров и т.п. Последствия массированных воздушных ударов по целям в Украине могут стать слишком опасными для Европы и России. Все помнят взрыв только одного чернобыльского реактора.

В случае масштабной агрессии против Украины потоки беженцев могут создать угрозу гуманитарной катастрофы не только для нее, но и для стран ЕС и европейской части территории России. Наше государство один из ведущих мировых экспортеров зерновых культур. Боевые действия на его территории могут привести к прекращению экспорта зерна и дестабилизации цен на международном продовольственном рынке.

Целью вооруженной агрессии против Украины может быть замена действующей политической власти другой, лояльной к агрессору, для установления контроля над ее экономикой, территорией, «силовыми» структурами, средствами массовой информации, инфраструктурой и т.п. или с другой, более ограниченной целью. Этого можно достичь путем нарушения системы руководства государственными органами, ВС и другими военными формированиями путем нанесения избирательно-ограниченных ударов высокоточным оружием только по объектам общегосударственного и военного управления, противовоздушной обороны, военной авиации, связи, теле- и радиовещанию, транспортным коммуникациям и т.п. При этом маловероятным является вторжение на нашу территорию больших группировок сухопутных войск агрессора, ведение ими масштабных наземных боевых действий и тем более — дальнейшая оккупация всей Украины, тогда как более возможными кажутся подобные действия относительно отдельных ее регионов. Поэтому второй из главных задач ВС должно быть отражение возможной вооруженной агрессии, способной привести в долгосрочной перспективе к локальной или региональной войне против Украины.

Агрессии против Украины будут предшествовать довольно продолжительные по времени различные вражеские действия. Речь идет, в частности, о применении информационных технологий по дискредитации ее руководства и политического режима в целом, внешнеполитической конфронтации и изоляции, экономической блокаде, наращивании военной силы на границах Украины и угрозе ее применения, о провоцировании внутренних волнений, противоправных действий сепаратистских, националистических движений и т.п. Соответствующее время может быть использовано для принятия упомянутых прежде мер невоенного характера по предотвращению и сдерживанию агрессии против Украины и необходимых мобилизационных мер.

Еще одним фактором являются изменения в средствах, формах и способах вооруженной борьбы, существенным образом влияющие на характер вооруженных конфликтов. Их особенностями является почти полное военно-техническое и информационное преимущество одной из сторон конфликта, массированное применение дистанционно-пилотированных и роботизированных летательных аппаратов и дальнобойного высокоточного оружия. Такое оружие, интегрированное с системами воздушно-космической разведки, управления, связи, глобальной навигации и т.п., представляет основу современных средств вооруженной борьбы. С их помощью в реальном времени происходят выявление и поражение важных объектов военного, военно-экономического и административного назначения с целью принуждения другой стороны к капитуляции. Одной из особенностей таких конфликтов является и то, что, например, в Югославии и Ливии иностранные сухопутные силы не вторгались на их территории и не вели боевых действий.

Новые, так называемые сетецентрические или дистанционные (бесконтактные) войны сейчас могут вести только США. Для остальных же государств, в том числе Украины, подготовка вооруженных сил к подобным войнам будет продолжаться еще не одно десятилетие. В последнем русско-грузинском конфликте применялись «старые» средства, формы и способы вооруженной борьбы, присущие войнам 50–80-х годов прошлого века. Невзирая на это, меры в военной реформе должны учитывать особенности развития упомянутых средств, форм и способов.

Одним из факторов военной реформы является активное участие Украины в усилиях по поддержанию международного мира и безо­пасности. Наши ВС предоставляют значительные военные ресурсы в состав 11 международных миротворческих миссий. В апреле этого года президент Украины утвердил решение относительно участия подразделений наших ВС во многонациональных военных формированиях высокой готовности в рамках ООН, в операциях ЕС по урегулированию кризисов и в Силах реагирования НАТО. Учитывая указанное, третьей из главных задач Вооруженных сил целесообразно определить их участие в международных усилиях по поддержанию мира и безопасности.

Анализ опыта реформ вооруженных сил руководящих европейских государств и соседей Украины свидетельствует: в условиях радикальных преобразований состав иностранных ВС остается тривидовым: сухопутные, военно-воздушные и военно-морские силы. Соотношение численности их личного состава и количества вооружений зависит от задач, возложенных на эти виды, и особенностей геополитического положения каждого из государств. Приоритет предоставляется развитию их функциональных структур — сил быстрого реагирования, специального назначения, обороны и т.п. Руководство ВС совершенствуется путем: углубления распределения полномочий между министерством обороны и генеральным штабом, лишения последнего функций, не связанных с применением ВС. Комплектование армий государств, для которых задачи обороны собственной территории не являются приоритетными, происходит на добровольной основе военными по контракту. Вместе с тем такие государства, как Польша, Румыния, Турция, Литва, Норвегия и Эстония, расположенные на внешних границах НАТО, комплектуют ВС как по призыву, так и по контракту, который содействует лучшему выполнению задач по обороне их территорий, подготовке людских мобилизационных ресурсов и т.п.

Ведущие европейские государства сокращают количество программ по разработке и закупке новых вооружений, а наши восточноевропейские соседи удлиняют сроки эксплуатации имеющихся образцов оружия и осуществляют их модернизацию. Вместе с тем они существенным образом уменьшают общее количество вооружения, сокращают и укрупняют военные базы и другие объекты военной инфраструктуры. Умень­шается количество широкомасштабных маневров. Но повышается интенсивность боевой подготовки военнослужащих, подразделений и частей под лозунгом: «После холодной войны в мире важна боевая подготовка, а не численность войск и количество вооружений».

В Украине военная реформа будет совпадать во времени с проведением других реформ — публичной администрации, судебной системы, уголовной юстиции, экономики, социальной сферы, образования, здравоохранения и т.п. Поэтому определение принципов, направлений и мер реформы ВС должны происходить системно, во взаимосвязи с указанными реформами, с учетом соотношения их приоритетности и необходимости нейтрализовать соответствующие угрозы как национальной безопасности Украины в целом, так и ее обороне в частности, а также с прогнозируемыми на перспективу экономическими, финансовыми, промышленными, социальными, демографическими и другими возможностями Украины.

Важным фактором проведения военной реформы является крайне неудовлетворительное состояние боеспособности ВС и их готовности к выполнению оборонительных задач. Это, в частности, обусловлено тем, что руководство государства на протяжении практически всех лет независимости Украины не уделяло надлежащего внимания решению острых проблем ее обороноспособности и боеготовности ВС. Их финансирование осуществлялось по остаточному принципу в минимальных объемах, направлявшихся преимущественно на содержание личного состава. Произошло быстрое ухудшение технического состояния вооружения ВС, упадок боевой подготовки, депрофессионализация их командного состава, накопление социальных проблем и т.п.

Сегодня государство имеет двухсоттысячные ВС с самой большой, по сравнению с соседними странами (кроме России), инфраструктурой, количеством учреждений, предприятий, запасов военного имущества, а также с вооружением и военной техникой, почти все основные виды которых могут до конца 2011–2012 годов выйти из строя и стать непригодными к дальнейшему использованию. В войсках отсутствуют современные системы воздушной и наземной разведки, управления, цифровой связи, навигации, а также высокоточные сухопутные, морские и воздушные средства поражения. По причинам отсутствия необходимой оперативной и боевой подготовки органы военного управления, соединения и части надлежащим образом не обучены. ВС не имеют необходимых запасов материальных средств.

Закономерно возникает вопрос: почему, несмотря на актуальность проведения военной реформы и соответствующие указания президента Украины, почти год продолжается подготовка проекта Концепции реформирования ВС? Считаем, что основная причина такого промедления связана с несовершенной процедурой разработки данной концепции. В соответствии с европейской практикой и национальным законодательством разработку такой концепции должны осуществлять профильные структуры Минобороны с привлечением военных руководителей и экспертов Генерального штаба.

Фактически же эту работу, организованную и координируемую Генеральным штабом, осуществляют военные эксперты. Таким образом, Украина является едва ли не единственным европейским государством, в котором военную реформу разрабатывают только военные. Хотя именно гражданские должны планировать оборонительную политику, военное строительство, реформу ВС и т.п. Военные в этих процессах всегда являются исполнителями, а не разработчиками реформ. Поэтому они, в силу понятного консерватизма и корпоративности, пытаются реализовать в упомянутой концепции свои интересы, в частности относительно сохранения по возможности большего количества управленческих структур, соединений, частей, вооружения, объектов инфраструктуры, а также численности личного состава.

К тому же проект этой концепции, в отличие от проектов Стратегии национальной безопасности и Военной доктрины Украины, является документом с ограниченным доступом, что сделало невозможным его анализ специалистами государственных органов, научных учреждений и экспертами неправительственных структур.

По нашему мнению, выходом из сложившейся ситуации могло бы быть создание президентом Украины экспертной рабочей группы для подготовки варианта проекта концепции, который учитывал бы взгляды политиков, гражданских и военных специалистов на вопрос военной реформы.

С учетом особенностей новой политики по вопросам безопасности и военной политики нашего государства, результатов анализа военных угроз и задач относительно их нейтрализации и ликвидации, реального состояния ВС, специфики современного геополитического положения Украины и ее экономических возможностей, основными целями военной реформы было бы уместно определить:

— создание боеспособных, мобильных, небольших по количеству вооружения и численности личного состава ВС, способных эффективно решать как задачи обороны Украины, так и относительно ее участия в международных усилиях по поддержанию мира и безопасности с учетом новых геополитических реалий, внеблоковой политики и экономических возможностей;

— введение в Украине современной системы мобилизационной подготовки и мобилизации с учетом особенностей последних вооруженных конфликтов и войн, оборонительной политики нашего государства, а также опыта европейских стран в этой сфере;

— реализацию новой бюджетной политики в сфере обороны, адаптированной к современным нуждам ВС и финансовым возможностям государства.

Первоочередными главными задачами ВС, к выполнению которых они должны быть готовы в течение ближайшего времени, есть смысл считать:

— несение боевого дежурства по противовоздушной обороне и прикрытию важных государственных объектов;

— локализацию и ликвидацию возможного пограничного вооруженного конфликта;

— участие в международных усилиях по поддержанию мира и безопасности.

Целесообразно иметь трехвидовую структуру ВС — Сухопутные войска, Воздушные и Военно-морские силы. При этом надо преду­смотреть в составе ВС межвидовые компоненты по функциональным предназначениям, в частности, силы боевого дежурства, быстрого реагирования (передовые силы обороны), основные силы обороны, силы специальных операций и прочие.

Принципиально важным является установление реальных сроков и этапов проведения военной реформы. Предлагается провести военную реформу на протяжении девяти лет (с 2012-го до 2020 года) в три этапа, которые, в частности, будут совпадать с тремя этапами реализации новой Стратегии национальной безопасности Украины. На ее первом (в 2012–2013 гг.) и втором (в 2014–2015 гг.) этапах рекомендуется:

— подготовить ВС к выполнению упомянутых выше первоочередных задач по обороне государства за счет имеющегося отремонтированного и модернизованного вооружения и военной техники;

— обеспечить участие Украины в международных мероприятиях по поддержанию мира и безопасности;

— пересмотреть принципы мобилизационной подготовки и мобилизации в Украине, которая, в частности, может дать возможность сократить на 40–60% мобилизационные резервы и запасы и сэкономить соответствующие средства госбюджета;

— ввести новую бюджетную политику в сфере обороны государства, адаптированную к нуждам ВС и экономическим возможностям Украины;

— осуществить наиболее радикальные преобразования в ВС, в частности, сократить на 30–40% аппараты Минобороны, Генштаба, другие управленческие структуры, количество военных соединений и частей, а также учебных заведений; приостановить в последние на два-три года набор слушателей (курсантов), изъять из состава Вооруженных сил от 30% до 50% объектов инфраструктуры, оружия, другого движимого и недвижимого военного имущества. Благодаря таким мерам общая численность личного состава ВС может сократиться за четыре года на 30–40%.

Для этого в 2012–2013 годах надо, в частности, определить боевые соединения и части, и части обеспечения, необходимые для выполнения задач боевого дежурства по противовоздушной обороне и прикрытию важных государственных объектов (силы боевого дежурства), а также по локализации и ликвидации возможного пограничного конфликта (передовые силы обороны). Прежде всего, необходимо восстановить техническое состояние имеющегося вооружения, военной и специальной техники, ракет и боеприпасов (далее — ВВТ) сил боевого дежурства, обеспечить надлежащую их боевую подготовку и повседневную деятельность.

В дальнейшем, на протяжении 2014–2015 годов, должно быть завершено восстановление технического состояния имеющегося ВВТ передовых сил обороны (ориентировочной общей численностью 20–30 тыс. военных) и их боеспособности.

На третьем этапе (в 2016–2020 годах) предлагается сформировать основу ВС по-новому — основные силы обороны и резервы, начать переоснащение их высокоточными средствами поражения, системами разведки, управления, цифровой связи и навигации, а также обеспечить их готовность к выполнению задач по защите государства от возможной вооруженной агрессии, способной привести к локальной или региональной войне против Украины.

Конкретные планы и мероприятия по реализации первого и второго этапов военной реформы будут определяться Государственной программой реформирования ВС, которая после утверждения станет главным документом по проведению военной реформы, а ее выполнение будет финансироваться по отдельным расходам из ежегодных госбюджетов Украины.

Первым приоритетом военной реформы предлагается определить подготовку боевых соединений и частей ВС к выполнению перво­очередных задач по обороне государства, прежде всего путем восстановления технического состояния имеющихся ВВТ. Понятно, что одновременное продление сроков эксплуатации, ремонт, модернизация или закупка новых образцов, даже только их основных типов, для всех видов ВС будет нуждаться в огромных по объемам бюджетных средствах, что нереально в условиях нынешней экономической ситуации в Украине. Поэтому в 2012–2015 годах преимущество предлагается отдать:

— восстановлению технического состояния имеющихся ВВТ боевых соединений и частей, которые войдут в состав сил дежурства по противовоздушной обороне и прикрытию важных государственных объектов, а также предназначенных для выполнения задач по локализации и ликвидации возможного пограничного вооруженного конфликта;

— продолжению выполнения только части международных и национальных программ по созданию нового оружия («Корвет», «Ан-70» и т.п.) и модернизации имеющихся в войсках ВВТ, которые должны быть определены соответствующими актами президента Украины.

К решению судьбы остальных упомянутых национальных и международных программ можно будет вернуться в 2014–2015 годах, после роста экономики государства и увеличения финансирования оборонительной сферы.

Вторым приоритетом военной реформы целесообразно считать радикальное сокращение в ВС количества управленческих структур, боевых соединений и частей, органов и частей обеспечения и оружия. Их структура на 2012–2015 годы, количество штабов, других органов военного управления, органов обеспечения Сухопутных войск, Воздушных сил, Военно-морских сил и родов войск должна быть определена на основании перечней и количества боевых соединений и частей, которые:

— необходимы для выполнения ранее упомянутых первоочередных задач по обороне государства;

— могут быть обеспечены технически исправными и пригодными для дальнейшего использования образцами имеющихся ВВТ или теми, у которых есть перспективы относительно удлинения сроков эксплуатации, ремонта, модернизации или закупки вместо них новых образцов оружия.

Недопустимо, как с военной, так и с экономической точки зрения, в дальнейшем содержать в составе ВС соединения и части при отсутствии у них исправных ВВТ и планов по удлинению сроков их эксплуатации, ремонту, модернизации или закупке новых образцов. Сейчас же в боевом составе ВС большое количество соединений и частей, сроки эксплуатации вооружения в которых уже закончились, а в их ремонте или модернизации нет смысла. Речь идет, например, о бригаде тактических ракет, полке ракетных систем залпового огня, зенитных ракетных дивизионах, оснащенных зенитными ракетными комплексами среднего и дальнего действия, дивизионах противокорабельных ракет и т.п.

Третьим приоритетом военной реформы предлагается определить изъятие из ВС избыточного или не пригодного для дальнейшего использования движимого и недвижимого военного имущества, объектов инфраструктуры, военных городков и т.п. Сейчас Минобороны содержит большое количество баз и составов с упомянутым военным имуществом, более чем 1500 военных городков, в почти 400 из которых уже нет военных структур. Их охрану и обслуживание осуществляет почти 19 тысяч человек ВС (до 10% их численности). Поэтому правительство Украины должно в течение 2012–2015 годов принять меры по высвобождению ВС от указанного ВВТ, другого военного имущества, а также по передаче целостных имущественных комплексов, объектов инфраструктуры, недвижимого военного имущества и военных городков в сферы управления органов исполнительной власти, другие органы, уполномоченные управлять государственным имуществом, самоуправляющиеся организации и в коммунальную собственность территориальных общин.

Четвертым приоритетом военной реформы должен стать решительный пересмотр основ мобилизационной подготовки и мобилизации в Украине, с учетом особенностей современных военных конфликтов, оборонительной политики нашего государства и опыта европейских стран в этой сфере. Это даст возможность существенным образом сократить объемы мобилизационных резервов и запасов, задач для предприятий экономики и т.п. Благодаря этому значительную часть бюджетных средств, выделяемых сейчас на мобподготовку, можно будет направить на финансирование мероприятий по реформированию ВС.

Пятым приоритетом военной реформы предлагается определить усовершенствование кадровой политики и системы комплектования ВС. Целесообразно продолжить их комплектование офицерами на контрактной основе, а сержантами (старшинами) и солдатами (матросами) по смешанному принципу — как по призыву, так и по контракту. При этом ежегодные темпы увеличения количества контрактников и уменьшение количества призывников должны быть пропорциональными темпам роста показателей боевой подготовки войск и восстановлению ВВТ. Желательно до конца 2020 года довести до 75–80% укомплектованность соответствующих должностей контрактниками. Недопустимо комплектовать контрактниками соединения и части, в которых нет технически исправных ВВТ и не проводится надлежащая боевая подготовка.

Шестым приоритетом военной реформы должны стать меры правительства по усилению социальной защиты военных и членов их семей. Речь идет, в частности, об увеличении денежного обеспечения, предоставлении служебного и постоянного жилья (в очереди на получение которого на начало 2011 года находилось 45,2 тыс. человек), улучшении социально-бытовых условий в военных городках и т.п.

Одним из главных условий успешного проведения военной реформы является внесение правительством Украины кардинальных изменений в бюджетную политику в сфере обороны государства, о чем президент Украины В.Янукович говорил год назад в Послании к украинскому народу.

Во-первых, это касается постепенного ежегодного увеличения объемов общих расходов на нужды ВС с целью их доведения (из расчета на одного военнослужащего) до среднего уровня соседних стран — членов ЕС и РФ. На начало 2010 года они составляли в Украине 5,1 тыс. долл. США на одного военного, в России — 33,1 тыс. долл. США, в Румынии — 45,4 тыс. долл. США, в Польше — 54,7 тыс. долл. США и в Словакии — 61,7 тыс. долл. США.

Во-вторых, необходимо отказаться от определения общих расходов для Минобороны в соответствии с численностью личного состава ВС. Во время их реформирования и сокращения соответствующие сэкономленные средства должны направляться на восстановление состояния вооружения, повышение уровня боевой подготовки и усиление социальной защиты военнослужащих.

В-третьих, надо постепенно менять соотношение между разными составляющими расходов для Минобороны, а именно уменьшать (до 60–55%) долю расходов на содержание ВС в меру их сокращения, увеличивая доли расходов на перевооружение войск (до 25–30%) и на их боевую подготовку (до 15%). Целесообразность такого распределения подтверждается практикой иностранных государств, где доля расходов бюджета на содержание вооруженных сил составляет в среднем 50%, на модернизацию или закупку вооружений — 30%, тогда как в Украине в прошлом году они были на уровне свыше 88% и только 5,5% соответственно.

В-четвертых, меры военной реформы должны финансироваться исключительно из общего фонда государственного бюджета, необходимость чего подтверждается опытом прошлых лет.

Принципиально также, чтобы новый концептуальный документ по вопросам военной реформы был публичным. Его авторы должны предоставить обществу, политикам и экспертам, как это практикуется в европейских странах, «открытую» сводную сравнительную информацию относительно общих количественных и качественных характеристик ВС по состоянию на начало их реформы и на год ее завершения. Речь идет, в частности, о:

— численности военных и гражданских работников ВС в общем и отдельно в Сухопутных войсках, Воздушных силах и Военно-морских силах, а также в аппаратах Минобороны и Генштаба, соотношении численности различных категорий военнослужащих (генералов, старших и младших офицеров, сержантов и рядовых), уровнях укомплектованности ВС военными по контракту;

— количестве военных структур (штабов, других органов военного управления, соединений и военных частей, арсеналов, баз и т.п.), а также объектов инфраструктуры (военных городках, аэродромах, полигонах, базах флота и т.п.);

— количестве основных типов оружия (танков, БТР, БМП, самолетов и вертолетов, пушек калибром свыше 100 мм, боевых кораблей и т.п.), а также перечне проектов по созданию нового оружия и модернизации его имеющихся образцов;

— показателях интенсивности индивидуальной боевой подготовки военнослужащих, обученности соответствующих соединений и частей.

По нашим оценкам, в случае успешного проведения военной реформы в предложенные девять лет можно, в частности, ожидать получения (по состоянию на 2020 год) таких ее главных результатов:

— восстановление боеспособности ВС и их готовности к выполнению задач по обороне государства и других задач по назначению;

— начало формирования нового облика ВС, оснащенных модернизированным и новейшим вооружением и военной техникой и способных эффективно защищать национальные интересы внеблокового государства в новых геополитических условиях;

— сокращение в среднем в 1,5–2 раза количества управленческих структур ВС, их военных организмов, основных типов вооружения, предприятий, учреждений, объектов инфраструктуры и т.п.;

— уменьшение приблизительно в два раза общей численности личного состава ВС, что в 2020 году может составить 90–100 тыс. человек, из которых 70–80 тыс. — военно­служащие, и повышение в 1,5—2 раза размеров их денежного обеспечения.

Наряду с подготовкой основ военной реформы нуждаются в обновлении основы обороны Украины в целом, прежде всего — связанные с реформированием оборонно-промышленного комплекса, военно-технического сотрудничества и сектора безопасности Украины.

Авторы хорошо осознают, что реформа армии в нынешних условиях — дело чрезвычайно сложное. Но кроме сугубо военных, финансовых и технологических аспектов есть еще один, возможно, наиболее важный — социокультурный. Армия — проявление осознания и амбиций нации, ее, так сказать, гарантия уверенности в себе и своих силах. Уважение к армии, к военному — неотъемлемая составляющая патриотизма, поскольку фактически — это уважение к собственным силам и государству, которое эту силу организовало и на которое опирается. И здесь нет ничего несущественного или вторичного. Здесь важно все. Если хотим успешно модернизировать Украину — должны построить современную армию.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно