РАЗДЕЛ ФЛОТА: ОТСТУПАТЬ, ПОХОЖЕ, НЕКУДА

29 марта, 1996, 00:00 Распечатать

Ситуация должна была рано или поздно упереться в основную проблему - что такое «раздельное базирование двух флотов»...

Ситуация должна была рано или поздно упереться в основную проблему - что такое «раздельное базирование двух флотов». Лукавая эта формула сочинских договоренностей, безусловный плод компромисса, предполагающая изначально двойную трактовку, представляла собой мину, заложенную в дальнейший переговорный процесс. Если она еще не взорвалась, то во всяком случае близка к переходу в таковое состояние с соответствующими последствиями для процесса. А может, и для отношений с Россией в целом.

В этом контексте становится понятной вызывавшая ранее даже некоторое удивление уступчивость российской стороны во второстепенных вопросах. А именно такими стали раздел плавсредств (еще бы, было бы что делить), передача Украине объектов флота в других частях Крыма и тому подобное. Основная ставка была сделана на реализацию тезиса о «раздельном базировании». Читай - сделать Севастополь российским. Де-факто, разумеется. О де-юре есть кому позаботиться. «Царь присудил, а бояре приговорили...»

«Мы не меняем своих позиций. Они такие же, как в Сочи, как в Москве. Украина же хочет поменять свою позицию. Это не годится», - фраза Ельцина, произнесенная в четверг и являющая собой замечательный образец кремлевской риторики, подкрепляемой соответствующей мимикой. И дальше: «Если соглашения о ЧФ не будут встроены в большой договор с Украиной, то не надо торопиться ехать в Киев. Давайте перенесем визит еще на какое-то время и согласуем этот вопрос окончательно, чтобы действительно были удовлетворены и та, и другая стороны».

Давайте, Борис Николаевич!

Кстати, сколько ни заверял Б.Ельцин прессу и партнера о своем твердом намерении приехать в Киев 4-5 апреля, один маленький штрих вызывал недоверие. Такому событию, как официальный визит президента обязательно предшествуют организационные мероприятия. Такие, например, как приезд передовой группы, состоящей из дипломатов, сотрудников службы протокола, офицеров охраны. Группа эта призвана подготовить визит на месте, для чего, разумеется, требуется время, тем большее, чем значимее лицо и визит. Передовая группа Клинтона, например, появилась в Киеве в прошлом году за месяц до визита. Так вот, пока в Киев передовая группа Ельцина не только не приехала, но даже и не заявила о своем таковом намерении.

Ельцина можно понять. Возвращаться из Киева ему можно только на белом коне, другая масть не годится. Его просто заклюют на исторической родине, если он «сдаст» Севастополь, тут не помогут никакие ссылки на реальную интеграцию. Понятно желание украинского руководства (и не только его) видеть Бориса Николаевича в Кремле еще пять лет - не Бог весть какой из него стратегический партнер, а все же от добра добра не ищут. Вопрос в том, является ли украинская территория достойным авансом за возможное (!) избрание Ельцина Б.Н. Как там говаривал Балаганов насчет Валдайской возвышенности и Бобруйска в придачу?

Два, скажем, года назад не было более важной цели у Украины, чем подписание договора с Россией, причем в торжественной обстановке, в Киеве. Основным при этом, естественно, должна была бы стать фиксация признания Россией существующих украинских границ. Однако «теперича не то, что давеча». События последних лет значительно укрепили доверие мира к Украине. Параллельно с этим там же шло падение доверия к политике России, в том числе - и не в последнюю очередь - по отношению к соседям. Поэтому встает вопрос: что будет с Украиной, если Ельцин не приедет и не подпишет с нею договор?

Политически - ничего. Как жили, так и будем жить. Более того, в свое время резкий разрыв связей России со странами Балтии привел отнюдь не к краху последних и их походу в Каноссу (Москву, то бишь), а к осознанию населением (руководство-то это давно осознало), что их экономическая безопасность - в Европейском союзе, а политическая и военная - в НАТО. Если в аналогичном случае население Украины сделает аналогичные выводы, для страны это будет только хорошо.

Экономически - тут посложнее. Если требование России убрать свои корабли из Севастополя Украина не выполнит, можно ожидать не только отказа от визита. Последует жесткое давление. Уже сейчас Россия отказывается от бартерных поставок своего газа в Украину в обмен на оборудование для транспортировки того же газа. Самой же невыгодно, а отказывается, тем не менее. И если Украина потребляет ежегодно около шести десятков миллиардов кубов газа по цене 80 долларов за тысячу, то несложно посчитать, сколько это будет в месяц. Излишне говорить, что денег таких в бюджете нет, как нет их и у компаний, взявшихся за поставки газа (эти деньги надо ведь еще у потребителя получить!). Другой пример: беспрецедентные очереди, возникшие в последнее время на границе двух стран, украинские таможенники склонны объяснять не столько возросшими требованиями российского таможенного законодательства, сколько началом длительной кампании, целью которой является, в конечном счете, попытка вытеснить часть транзитных транспортных маршрутов с Украины. В запасе есть еще много подобных шуток.

Что есть в запасе у Украины? Кое-что есть, но немного. По-прежнему российские трубопроводы качают газ на Запад через Украину. Но забирать газ оттуда - значит ссориться с Европой, которая вряд ли позволит обижать своих потребителей из-за украино-российских разборок. Не говоря уже о том, что подобные манеры во всем мире называют воровством, не имеющим ничего общего с джентльменством.

Естественно, во всяких документах зафиксирована недопустимость экономического давления на Украину со стороны третьих стран. Правда, в этих же документах нет ни намека на механизм противодействия таковому давлению, если оно возникнет. Так что надеяться на них особо не стоит, хотя напоминать о них надо постоянно, - а зачем иначе их добивались?

Само собой, предоставление МВФ и Всемирным банком кредитов России напрямую связано с изменением ее внешнеторговой политики, в первую очередь, по отношению к Украине. А также политика Парижского клуба кредиторов, реструктурировавшего российские долги, также связана с соблюдением ее аналогичных обязательств перед Украиной. Но, в весьма вероятном случае прихода к власти в России коммуниста Зюганова, думается, что и МВФ, и Всемирный банк, и прочие вряд ли так уж скрупулезно будут соблюдать подписанные соглашения, в том числе и последнее, о кредите в 10 миллиардов. Какое-то время им потребуется для оценки глобальности происшедших в этом случае перемен. У них это время есть, и рискуют они всего лишь деньгами, достаточно большими, но не головокружительными в мировом масштабе. Украина же рискует независимостью, и времени у нее нет. Во всяком случае, есть до наступления осени. Что до Парижского клуба, то прецедент «прощать всем долги» большевики уже создали.

Тем не менее, как говаривал их духовный отец, «бывают компромиссы и компромиссы». И Украина, представляется, уже в их поиске исчерпала свои возможности. Что ни говори, но если на межгосударственных переговорах всерьез обсуждается вопрос, может ли страна дислоцировать в двух бухтах своего приморского города свои же военные корабли, возникает сомнение в том, ее ли это город, имеет ли она над ним суверенитет и контролирует ли она военно-стратегическую ситуацию в собственной стране. Для «полного удовлетворения» украинской стороны, к которому, среди прочего, так стремится президент РФ Б.Ельцин, надо бы сделать так, чтобы в ее бухтах базировались только военные корабли с ее флагами. Если уж ситуация складывается так, что на какое-то время такое удовлетворение невозможно, то необходима соответствующая сатисфакция (хоть это и тавтология), выражаемая не в каких-то мифических взаимозачетах непонятно кому и за что, а в конкретных суммах, исправно перечисляемых на соответствующие счета. Как ни относись Фидель к янки, но базу в Гуантанамо он не трогает даже во сне, поскольку, подозреваю, именно платежи за нее являются единственным стабильным источником валюты для Кубы.

Премьер Евгений Марчук убежден, что сейчас «не тот мир и не та ситуация в нем, чтобы использовать методы двадцатилетней давности. Надо следить за тем, что происходит в России, но не все так привязано в жесткой форме к ситуации в ней.» Однако использовать будут. Хотя бы пытаться.

Оставшиеся дни до намеченного срока визита Б.Ельцина в Киев наполнены максимально. Во вторник произошел блиц-визит Е.Марчука в Москву. Цель одна - согласовать несогласованное. (Думается, что и несогласуемое). Судя по настроению делегации, это не удалось, во всяком случае, от комментариев для прессы премьеры отказались. Рабочая группа экспертов под руководством вице-премьеров Василия Дурдинца и Алексея Большакова продолжила переговоры после отъезда делегации. В четверг и пятницу в карпатском Тысовце министры обороны занимались тем же. Судя по всему, ответственность решено было переложить на премьеров, поскольку оба министра заявили, что они занимаются вопросами базирования, но не политическими вопросами. Хотя в данной ситуации какая из проблем может носить более сильный политический окрас, нежели определение места дислокации российского и украинского флотов в Крыму. Сегодня нельзя исключить, что в субботу или воскресенье возможна еще одна встреча премьеров. Расставит ли она точки над «i»? Вряд ли, слишком уж велики расхождения. Посему, возможно, Леониду Кучме и не стоило бы особенно настаивать на третьем визите Евгения Марчука в Москву, ведь, похоже, что Ельцин в Киев не приедет, а до майского саммита глав государств в Москве еще есть время...

«Украина придерживается сочинских договоренностей

по разделу Черноморского флота. При этом Украина исходит из того, что украинские Военно-Морские Силы будут базироваться в Севастополе. Это суверенное право нашего государства», - заявил

в пятницу Геннадий Удовенко

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно