Райнгард Шеферс: Украина доказала, что является надежным партнером в транзите российского газа

28 июля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №29, 28 июля-4 августа

Свою дипломатическую миссию Чрезвычайный и Полномочный Посол ФРГ в Украине Райнгард ШЕФЕРС начал...

Свою дипломатическую миссию Чрезвычайный и Полномочный Посол ФРГ в Украине Райнгард ШЕФЕРС начал в условиях затянувшегося политического кризиса в нашей стране, когда к словам, сказанным представителями западных государств, украинские политики прислушиваются с особым вниманием. Возможно, это, как и то, что г-н Шеферс давал свое первое интервью в качестве главы дипломатической миссии спустя несколько недель после приезда, было причиной его весьма осторожных оценок внутриполитических процессов. Впрочем, как следует из интервью г-на Шеферса «ЗН», Берлин будет продолжать внимательно следить за достижениями (или провалами) Украины на поприще демократии, оказывая при случае необходимую помощь.

— Господин посол, говорить сейчас о внутриполитических процессах в Украине занятие неблагодарное. И все же мой первый вопрос относится к этой теме. На ваш взгляд, является ли роспуск Верховной Рады и проведение повторных парламентских выборов оптимальным выходом из сложившейся ситуации?

— Прошу вашего понимания, я не хотел бы давать советы президенту в этой обострившейся ситуации.

— Среди наиболее реальных вариантов развития ситуации в Украине — вхождение пропрезидентской фракции (или ее значительной части) в коалицию КПУ—СПУ—ПР. С точки зрения европейской практики, насколько естественным выглядит вхождение «Нашей Украины» в «антикризисную коалицию»?

— Мы можем воспользоваться богатым немецким опытом: в Германии коалиции уже долгое время являются политической реальностью. И, тем не менее, их формирование — всегда довольно сложный процесс. Надо иметь в виду, что создание коалиции должно соответствовать двум условиям. Во-первых, она образуется для того, чтобы получить большинство в парламенте. Во-вторых, необходимо наличие соответствующего коалиционного соглашения. А вот здесь начинаются сложности, поскольку компромиссы должны быть достигнуты.

Что касается создания широкой коалиции в Украине, то ее возможным участникам стоило было учитывать такие критерии: нужно ли надежное большинство и достаточно ли точек соприкосновения. Если есть утвердительные ответы на эти вопросы, то есть основание говорить о стабильности коалиции, и наоборот. Я понимаю, что существуют определенные исторические и традиционные отличия в той или другой части Украины. И, возможно, дополнительным аргументом для создания широкой коалиции с участием «Нашей Украины» было бы то, что таким образом можно заделать ту трещину, которая образовалась между востоком и западом Украины. Но насколько приемлем этот вариант, должны решать сами политические деятели.

— Фигура Виктора Януковича, наиболее реального претендента на пост премьер-министра, в глазах представителей демократического сообщества связана с массовыми фальсификациями на президентских выборах 2004 года. Если г-н Янукович все же станет главой украинского правительства, как это отразится на имидже Украины?

— Мне, как послу дружественной страны, не приличествует высказывать свою позицию по отдельным политическим личностям. Демократические и конституционные принципы должны быть главными при формировании каждого правительства и выборе его главы — это основа демократии, а вопрос отдельных личностей является второстепенным. Все зависит от того, будут ли в принципе придерживаться демократических и конституционных процедур. Если это условие будет соблюдено, то у нас не будет другого выбора как иметь дело с новоизбранным главой правительства. Но, конечно же, всегда есть политический опыт, который учитывается на практике. Поэтому Германия, как и все западные страны, будет оценивать любое новое правительство с позиции того, что оно делает, какая у него политика.

— Каких первых шагов ожидают немецкие бизнесмены от новой коалиции и будущего коалиционного правительства?

— В этом вопросе мы занимаем конкретную позицию, которую уже донесли до представителей партий. Прежде всего, Германия для Украины одна из наиболее важных стран—партнеров по импорту и экспорту продукции, прямым инвестициям. И мы бы хотели, во-первых, чтобы в Украине существовало как можно более равное отношение к иностранным и отечественным бизнесменам. Во-вторых, чтобы были приняты меры для усиления правовой безопасности в целом и реформирования судебной системы в частности. В-третьих, хотелось бы большей предсказуемости, необходимой для планирования финансовой деятельности, в частности, инвестиций.

Мы также хотели бы, чтобы в Украине были внедрены международно признанные активные операции по переработке давальческого сырья, чтобы они осуществлялись без ввозных пошлин, без взимания налога на импорт. Чтобы в Украине были приняты международно признанные таможенные стандарты. И, конечно же, мы ждем освобождения от НДС на инвестиции в основной капитал. А также рассчитываем на возможность приобретать землю. На наш взгляд, все это приведет к значительному и быстрому росту немецких инвестиций в Украину. Что в свою очередь положительно скажется на украинской экономике: появятся новые рабочие места, увеличится общий объем налоговых поступлений.

— Это интерес предпринимателей. А что ожидают политики от нового коалиционного правительства помимо соблюдения демократических принципов?

— Что Украина будет продолжать идти тем путем, по которому она идет. И об этом можно будет судить уже по тому, как быстро и в какой мере будут приняты законы, необходимые для вступления в ВТО. Мы надеемся, что будет продолжена политика евроинтеграции. Кстати, об этом нам не устают повторять наши партнеры, с которыми мы уже встречались. Мы также ожидаем, что украинское правительство будет нашим дееспособным и надежным партнером на переговорах по будущим отношениям между Украиной и Европейским Союзом. Напомню, что с 1 января 2007 года начинается председательствование Германии в Евросоюзе, во время которого мы планируем обсудить будущие отношения вашей страны с ЕС. То, как будут решаться все эти вопросы, даст нам возможность увидеть, какие позиции занимает новое украинское правительство.

— Нынешнее украинское правительство рассматривает политику европейской и евроатлантической интеграции как целостный процесс. Но если вступление Украины в Евросоюз практически все партии единодушно поддерживают, то в вопросе членства нашей страны в Североатлантическом альянсе согласия нет.

В 2006 году Украина вплотную приблизилась к Плану действий относительно членства в НАТО (ПДЧ). И еще месяц назад были основания говорить, что при демократической коалиции наша страна стала бы выполнять ПДЧ уже в нынешнем году. Но возможно ли присоединение Украины к ПДЧ на рижском саммите НАТО после создания «антикризисной коалиции», участники которой занимают достаточно критическую позицию относительно членства нашей страны в Организации Североатлантического договора? Насколько еще актуальна сама постановка такого вопроса?

— Мы внимательно следили за дискуссией в Украине относительно членства в НАТО. Этот вопрос вызывает противоположные подходы у разных политических сил. К сожалению, совершенно противоположные, поскольку здесь много демагогии и исторических предубеждений… Впрочем, и в тексте коалиционного соглашения оранжевого лагеря мы видели предложение о том, что, учитывая низкий процент поддержки среди населения, вопрос о вступлении в НАТО будет решаться на референдуме.

В Берлине всегда серьезно относятся к ситуации, когда существует низкий уровень поддержки членства страны в Североатлантическом альянсе. Мы говорили: вначале нужно провести разъяснительную работу, чтобы повысить уровень поддержки. Ведь нельзя говорить о членстве в альянсе страны, большинство населения которой против участия в этой системе коллективной безопасности. Для нас очень важно (и это мы всегда повторяли), что дверь в НАТО открыта. Но очевидно, что необходимо некоторое время, чтобы войти в эту дверь.

Что касается перспектив Украины получить приглашение работать над ПДЧ на рижском саммите, то здесь в альянсе существует единодушное мнение: для этого украинская сторона должна сформировать правительство, которое бы однозначно поддерживало присоединение к ПДЧ и отстаивало перспективу членства в НАТО. И, конечно же, требуется наличие письма в альянс от соответствующих структур. В конце концов, все зависит от украинской стороны, от решительности украинского правительства.

— Насколько я вас понял, если г-н Янукович, будучи премьер-министром Украины, заявит о дальнейшей приверженности правительства курсу евроатлантической интеграции и направит соответствующее письмо, то наша страна может получить приглашение начать выполнять ПДЧ еще в Риге?

— В принципе, да, это возможно. Но для этого, как вы знаете, необходима еще и единогласная поддержка со стороны 26 стран–членов НАТО.

— За прошедшие с момента президентских выборов полтора года у Украины в мире сложился имидж страны с состоявшейся демократией. В качестве аргументов приводились наличие свободы слова, честные и справедливые парламентские выборы 2006 года. Достаточно ли этого, чтобы говорить об успешности Украины как демократического государства? И насколько, по вашему мнению, те изменения, которые произошли в нашей стране, являются необратимыми?

— Украина, несмотря на все сложности, принадлежит к семье демократических стран. У вас есть демократически созданная и наполненная демократическим содержанием Конституция, в которой есть четкое разделение властей с зафиксированными правилами игры, что является одним из принципиальных условий демократического развития страны. Украина идет путем дальнейшей демократизации и достигла в этом значительного прогресса. Парламентские выборы 26 марта были проведены демократично, справедливо и свободно, а ряд принятых законов четко говорят о том, что Украина находится на пути демократического развития.

Другой вопрос, является ли демократический процесс необратимым. Я думаю, что на него должно дать ответ украинское общество, от которого сейчас зависит очень многое. И здесь большую роль играют СМИ: нужно следить за тем, чтобы все достижения были на самом деле необратимыми. Несомненно также и то, что друзья Украины, к которым относится и Германия, будут внимательно следить за тем, чтобы она принадлежала к этой демократической семье…

— Только следить?

— Вначале да…

— Долгое время Украину ставили в пример демократически развивающимся странам. Сейчас, когда состоялся реванш Партии регионов, Украину трудно будет называть примером. По вашему мнению, какие выводы нужно сделать новым демократическим государствам, чтобы не повторять ошибок, допущенных нашей страной?

— То, что вы называете ошибками Украины, я рассматриваю как процесс трансформации. Украина является молодой демократией, а процесс создания коалиции достаточно сложен. К тому же новейшая история Центральной и Восточной Европы показала, что каждая страна идет своим путем к демократии и правовому обществу. У всех стран были свои кризисы. Сегодня для вашей страны наиболее важным является соблюдение положений Конституции, демократических принципов. Это основное мерило зрелости Украины. Им мы и будем руководствоваться. До тех пор, пока этих демократических правил будут придерживаться в Украине, нет оснований говорить об угрозе демократическому развитию.

— Российский «Газпром» проводит серьезную кампанию по дискредитации Украины как надежного транзитера российских энергоносителей в Европу. Считает ли Германия Украину слабым звеном поставки российских энергоносителей в Европу?

— Нет. Украина за четырнадцать лет доказала, что является надежным партнером. Прошедшей зимой возникли проблемы, причины которых следует искать в отношениях Украины и России. Но это не делает для нас Украину ненадежным партнером. Более того, я считаю, что таким слабым звеном в поставках энергоносителей может быть непрозрачное соглашение, подписанное «Нафтогазом України» и «Газпромом» в январе этого года.

— Но считают ли в Германии, что Украина должна пересмотреть украинско-российские газовые договоренности января 2006 года? И продолжает ли Берлин и далее считать, что украинско-российские газовые договоренности — это дело только Киева и Москвы, а Европе не следует вмешиваться в переговорный процесс?

— Важно отметить, что здесь речь не идет о межгосударственных переговорах, потому что у нас частные предприниматели занимаются поставками энергоносителей. Что касается точки зрения нашего правительства, то мы полагаем (и говорили об этом на встрече «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге): роль государства должна состоять в организации встречи представителей стран производителей, транспортеров и потребителей, на которых можно было бы обсудить рамки и принципы долгосрочного обеспечения и поставок энергоносителей с учетом безопасности всех сторон. Но здесь мы говорим о рамочном подходе.

В связи с этим мы всегда требовали, чтобы российская сторона подписала и ратифицировала Европейскую энергетическую хартию. Мы говорили о том, что нельзя допускать, чтобы в вопросе поставок энергоносителей преобладали политические соображения. И что безопасность в вопросе — это взаимозависимости всех сторон.

— Какие выводы сделала Германия после украинско-российского газового кризиса зимой 2006 года?

— Выводы, безусловно, сделаны. Но в настоящее время мы никак не можем изменить фактическое положение дел. В краткосрочной перспективе мы только можем призвать украинскую и российскую стороны выполнять свои обязательства относительно поставок и транзита. И, конечно, нужно встретиться и договориться о выработке общего пакета правил относительно восстановления и укрепления доверия. У нас также есть на повестке дня вопрос трехстороннего газового консорциума, о котором говорят еще с 2002 года, но который так и не заработал.

— Насколько я понимаю, Германия (а речь идет не только о государстве, но и о бизнесе) еще сохраняет интерес к созданию трехстороннего газотранспортного консорциума, о котором договорились еще в 2002 году Шредер, Кучма и Путин?

— В принципе, да. С нашей стороны речь идет о том, чтобы допустить частных предпринимателей Германии (не государство!) к газотранспортной сети украинской стороны. Здесь есть широкое поле деятельности как для нового украинского правительства, так и для немецкого. И первое, что необходимо сделать, —это определить энергополитическую стратегию. Она должна прежде всего способствовать повышению эффективности использования энергоносителей. Германия, Европейская комиссия, Всемирный банк, другие организации могут оказать свою помощь в привлечении инвестиций в эту сферу. На мой взгляд, это является путем преодоления односторонней зависимости Украины от определенных энергоносителей. Кроме того, вашей стране действительно необходимо заниматься энергосбережением.

— Когда федеральным канцлером стала Ангела Меркель, то сложилось впечатление, что Германия будет более критична в отношениях с Россией. Сегодня эксперты видят обратное: Берлин безоглядно поддерживает Москву. Неужели Россия для Германии настолько весомый фактор, что затмевает все остальные?

— Прежде всего, я хочу сказать, что Украина остается для нас важным фактором вне зависимости от каких-либо кризисов. Тем более что мы не собираемся смотреть на Украину сквозь призму, в частности, энергетического кризиса. Мы серьезно воспринимаем Украину как важного партнера в экономической и политической сферах.

В то же время, еще со времен Бисмарка Россия остается для нас важным стратегическим партнером. Поэтому наши отношения с Россией не могут ограничиваться критикой. Ведь очень важно занимать критическую позицию именно там, где это необходимо. И здесь госпожа федеральный канцлер нашла все-таки слова, чтобы выразить позицию Германии относительно некоторых аспектов политики России. И она довольно-таки откровенно говорила об этом с президентом Путиным. Возможно, это не было так публично очевидно, но в двусторонних отношениях она занимает откровенную позицию. Поэтому, несмотря на отстаивание важных интересов, речь не идет о безоглядной поддержке.

— Когда состоится визит федерального канцлера г-жи Меркель в Украину? И будут ли в этом году проведены украинско-немецкие консультации на высшем уровне?

— Круг замыкается теми вопросами, с которых мы начали наш разговор, потому что установление срока проведения визита г-жи Меркель или двусторонних украинско-немецких консультаций зависит от формирования украинского правительства. Мы прогнозировали, что новое украинское правительство будет создано весной или в начале лета. И с учетом этого планировали визиты между нашими странами. Но мы ошиблись: действенное правительство еще не сформировано. Это значит, что из-за плотности рабочего графика г-жи Меркель остается меньше возможностей для ее приезда в Украину в этом году. Но это не означает, что такой визит не состоится: заинтересованность с нашей стороны есть.

Что же касается меня, то я, конечно же, буду делать все, чтобы успеть организовать встречу еще в этом году. Но, повторюсь, сейчас об этом нельзя говорить с уверенностью, потому что потеряно много времени. И не только в случае организации визита г-жи Меркель. Мы, например, должны были заниматься подготовкой консультаций Группы высокого уровня, в которой должны были участвовать экономические представители. Эти встречи предшествуют встречам и визитам на высшем уровне. Но организовать эти консультации нам пока не удалось.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно