Растопыренный кулак

28 ноября, 2008, 17:01 Распечатать Выпуск №45, 28 ноября-5 декабря

Одним из трех рабочих вариантов выхода из политического кризи­са, активно обсуждавшихся в высоки...

Но да будет слово ваше: «да, да», «нет, нет», а что сверх того, то от лукавого.

Евангелие от Матфея

Одним из трех рабочих вариантов выхода из политического кризи­са, активно обсуждавшихся в высоких кабинетах, является принятие Верховной Радой изменений в Конс­титуцию, предполагающих в том чис­ле избрание президента парламентом. Идея не нова. Очередной всплеск интереса к ней связан с тем, что она является неотъемлемым зве­ном одного из вариантов. А именно: в случае создания коалиции между ПР, «НУ—НС» и Блоком Литвина лидер последней получит спикерство в неразгоняе­мом парламенте. Виктор Янукович — обещаемый ему пост пре­мьер-министра. А что же получит В.Ющенко? Отстав­ку Ю.Тимо­шен­ко? Это, конечно, мно­го, но этого мало. Президент не представляет себе ухода на дембель в 2010 году. Он хочет на сверхсрочную. Поскольку избраться все­народ­но с рейтингом 3,1% не помогут ни админресурс, ни деньги, следовательно, путь ко второму сроку пре­зидентства лежит через парламент. А значит, необходимо конституционное большинство и готовность фракции ПР — разросшейся до своих нынешних масштабов главным образом за счет декларируемого про­тивостояния с оранжевыми и их лидером — поддержать конституционные изменения и кандидатуру Ющен­ко в зале. Готовы ли к этому регионалы?

Чтобы понять и зафиксировать для истории отношение к такому варианту партийцев Януковича, мы задали знаковым, с нашей точки зрения, людям во фракции следующие вопросы:

1. Готовы ли вы поддержать избрание президента в парламенте, и способен ли нынешний состав ВР принять подобные изменения в Конституцию?

2. Готовы ли вы, в случае внесения таких изменений, проголосовать за кандидатуру Виктора Ющенко?

Хотя вопросы, задаваемые нами, были гипотетическими, мы все же надеялись получить на них четкие ответы. В конце концов мы ведь не спрашивали о том, что бы они ска­зали, встретив инопланетянина. Мы спрашивали о вещах, однозначные ответы на которые, казалось бы, заложены в программе и идеологии партии, доводимых ею до электората. В принципе ответ мы получили из красноречивого молчания В.Януковича, Р.Ахметова и Б.Колесникова, которые оказались не способны сформулировать свое отношение к данным вопросам. Пожалуй, электорату это может показаться столь же странным, как если бы П.Симоненко не нашелся, что ответить на вопрос о том, готов ли он сменить красный флаг, к примеру, на зеленый. Однако во фракции не три депутата. И мы благодарны всем, кто, в отличие от некоторых лидеров, нашел такую возможность и кому не «понадобилось больше времени, чтобы обдумать и выразить свои мысли».

Результаты показали, что есть часть партийцев, живущих в гармонии с собственными убеждениями, что, по идее, не должно радовать руководство. Есть часть, согласная с убеждениями лидеров, что должно радовать руководство. И есть часть, готовая загрузить в действие файл с любой инструкцией, определенной либо фракцией, либо съездом. Но что точно продемонстрировал опрос, так это то, что нынешняя фракция ПР не даст поголовной под­держки как самой идее внесения предлагаемых изменений в Консти­туцию, так и избранию Виктора Ющен­ко президентом в парламенте.

Нестор Шуфрич:

1. Многие народные депутаты поддерживают идею избрания президента в парламенте и приведение этой процедуры к той, которая есть в большинстве европейских стран. Несмотря на то, что многие уже списали потенциал этой Рады, я не исключаю возможности консолидирования усилий для принятия стратегически важных решений, тем более с учетом обостряющегося экономического кризиса внутри страны, на который влияют и проявления мирового финансового кризиса. Если ради преодоления кризиса надо будет принять отдельные изменения в Конституцию (включая и связанные с процедурой избрания президента), то это возможно. Такое решение я могу себе представить либо в полном консенсусе, либо в случае договоренностей большинства политических сил.

2. Голосовать за Ющенко? Я не то, что себе руку отрежу, я ее отгрызу! Моего пальца на кнопке при голосовании за Ющенко не будет никогда! Я не представляю, чтобы наша фракция приняла решение о поддержке кандидатуры Ющенко на пост президента!

Анна Герман:

1. Я считаю, что президента должен избирать весь украинский народ. У такого президента будет больше ответственности перед каждым из нас. При обсуждении этого вопроса я буду придерживаться такой позиции.

Я не знаю, способен ли нынешний состав ВР вообще принимать какие-либо решения, в том числе и это.

2. Проголосую ли я за Ющенко? Не сомневаюсь, что если бы у нас были всенародные президентские выборы, то я бы проголосовала за Виктора Януковича, как и большинство украинцев. Что касается голосования в парламенте, это зависит от решения моей фракции.

Тарас Чорновил:

1. Вопрос на засыпку...

Нынешний парламент — это апофеоз того, что называется политической коррупцией в самом плохом ее варианте. Пропорциональная система, которую все почему-то считали самым лучшим способом преодолеть политическую коррупцию, оказалась намного худшим вариантом. Фактически идут беспрерывные торги — на пятерых, на троих, на двоих. При таких обстоятельствах, мне кажется, это будет наихудший вариант выбора, самый необъективный и часто неадекватный желаниям и позиции общества. Учитывая нашу невысокую политическую культуру, я считаю этот вариант слишком опасным.

Готова ли Верховная Рада набрать голоса на такое? Сомневаюсь. Вариант парламентского избрания президента рассматривается в контексте поддержки на второй срок Виктора Ющенко. Триста голосов не набирается явно. Определенные силы в ПР предпочли бы этот вариант. По-видимому, на этот вариант пошло бы большинство членов НУ - НС, кроме разве что «Самообороны». Но это немного больше 226 голосов. Даже если перед этим провести зачистку в виде досрочных выборов, то есть вырвать гарантию, что в ПР проголосуют все как один, все равно не хватит. А есть и другие политические силы. Тот же БЮТ, по-видимому, будет рассчитывать на прямую электоральную поддер-
жку...

Думаю, что голосов на это нет.

2. Нет. Я бы не проголосовал. Мне кажется, что это человек, который сам себя дискредитировал. Знаете, у него хорошие идеи. Он очень часто говорит красивые вещи. Но у него колоссальный уровень конфликтности, колоссальный уровень персонификации своих желаний.

Он иногда поднимает вопросы о святом — та же тема Голодомора как геноцида. Я голосовал за этот законопроект и сейчас готов поддержать максимум усилий в этом направлении. Но если в угоду президенту министр иностранных дел всюду заявляет, что основной вопрос его ведомства — тема признания Голодомора геноцидом, а остальное просто тупо валится; когда какие-то прихоти могут перечеркнуть даже существование этого государства, нормальное его развитие, — то я не хочу его больше видеть президентом. Хотя не уверен, что будут хорошими президентами два основных претендента на этот пост — Тимошенко и Янукович.

Знаете, мы уже наелись этой десакрализации власти, крайней персонификации, псевдохаризматичности и конфликтности… Нет, не проголосовал бы.

Елена Лукаш:

1. Поскольку программой партии у нас предусмотрен переход и укрепление парламентско-президентской модели правления, то модель и вариант избрания президента парламентом может рассматриваться, в том числе и мною. Эта правовая модель свойственна многим странам и имеет право на существование. Возможно, если такие предложения будут кем-то внесены, мы будем их обсуждать. Однако нынешний состав ВР не способен принять подобные изменения.

2. Я могу много говорить о своем отношении к этому человеку с 2004 года, но это бессмысленно. Поэтому ответ прост — нет.

Николай Азаров:

1. Я лично — нет. Не думаю, что нынешний состав способен принять подобные изменения.

2. Вообще я занимаюсь экономическими проблемами. Этот вопрос меня абсолютно не интересует. Я не буду голосовать за кандидатуру Виктора Ющенко.

Василий Киселев:

1. Не готов избирать президента в парламенте, исходя из того, что это невозможно. Внести необходимые изменения в Конституцию, чтобы пересмотреть порядок избрания президента не-воз-мож-но!

2. Однозначно нет.

Вячеслав Богуслаев:

1. Нужно перевернуть этот вопрос. Сначала — готовы ли мы изменить Конституцию? Я думаю, нет. Этим составом парламента — вряд ли. Такую идею я не поддерживаю. Президента должен избирать народ.

2. Так как сегодня я представляю ПР, то считаю, что президент должен быть только из ПР. Ваш вопрос провоцирует меня на такой ответ. Но вообще, если мы придерживаемся демократии, должна быть альтернатива — два-три кандидата. Я буду поддерживать кандидатуру от ПР.

Ярослав Сухой:

1. В такой плоскости вопрос ставят только журналисты или те, кто называет себя экспертами. Политики из ПР, по крайней мере из тех, кого я знаю, так вопрос не ставили. Я лично отношусь к этой идее отрицательно — избирать президента должен народ. Нынешний состав ВР не способен принять такие изменения

2. Лично я — никогда. Это означает, что я должен был бы проголосовать за героизацию ОУН-УПА, за втягивание в агрессивный блок НАТО, за дальнейший погром в базовых отраслях народного хозяйства, за дальнейшее нарушение гуманитарных прав русскоязычного населения и т.п. Поэтому я за Ющенко голосовать не буду ни при каких обстоятельствах.

Владимир Рыбак:

1. Настроения, о которых вы говорите, в парламенте есть: если мы строим парламентско-президентскую республику, то следующего президента надо избирать в Раде. Поэтому, если коалиции удастся создать конституционное большинство и руководителям политсил удастся прийти к согласию, то, думаю, это возможно.

Хотя лично я — сторонник сильной исполнительной власти во главе с президентом, как в той же Америке. Потому что у нас сегодня все хотят управлять, но никто никакой ответственности перед народом не несет.

2. Я думаю, что будет несколько кандидатур и из них нужно будет определяться каждому, в том числе и мне. У нас есть лидер, которого я знаю уже 27 лет. Поэтому, случись это сегодня, я бы поддержал своего лидера — Виктора Януковича.

Александр Ефремов:

1. То, что нам надо реформировать политическую систему, думаю, сегодня ни у кого не вызывает сомнений. Вопрос заключается только в том, как. Вернуться к президентской республике, что при Ющенко означает авторитаризм в большей степени? Либо все-таки продолжать переход к парламентско-президентской модели? Государство может существовать и при одном, и при втором варианте, мировая практика это подтверждает. Мы должны утвердить эффективную систему управления. Если это будет вариант парламентско-президентской республики, то тогда вероятно и голосование за президента в парламенте.

Теоретически возможно, что нынешний состав ВР примет подобное решение. Потому что уже есть две фракции, в принципе готовые к этому. Я думаю, к ним присоединятся и другие. При таком варианте в парламенте наберется более 300 голосов, которые поддержат данное решение, если фракции его согласуют.

2. С моей точки зрения, голосовать сегодня за человека, который имеет столь низкий уровень поддержки в нашей стране, для любой политической силы просто-напросто опасно.

Сейчас требуется объединение не только двух, а многих политических сил. Если речь пойдет о совместном решении, в основе которого будут лежать четкие правила, то такой вариант надо рассматривать.

Если отталкиваться от предварительных условий, которые мы обсуждали, я думаю, что это невозможно. Но если условия изменятся, то степень вероятности может повыситься.

Сегодня однозначно ответить на поставленный вами вопрос нельзя. Еще предстоит определиться большинству фракции. И, наверное, определяться должна не только фракция, но и соответствующий политический орган партии.

Анатолий Толстоухов (один ответ на оба вопроса):

Я бы не стал отвечать на поставленные вопросы, вырванные из реального политического контекста. Если это путь для формирования новой политической системы — ответ положительный. Только не с бухты-барахты и не ночью голосовать. Если дело в спасении «утопающего», то семь раз отмерь и один раз отрежь.

В принципе я готов поддержать такие шаги, если они принесут власти — ответственность, обществу — консолидацию, управлению — эффективность. Для этого другим, прежде всего, должен стать сам президент. Его Рубикон — это коалиция, которая должна иметь конституционную по количеству депутатов перспективу или изначально конституционный потенциал.

Ответа всем ждать недолго. Если мы его не дадим, жизнь из нас сама его вырвет.

Юрий Бойко:

1. Мировой опыт показывает, что такие случаи есть. И в Молдавии президента избирает парламент. Главное — не форма избрания, а кого мы будем избирать. Желательно, чтобы это был человек, который объединит наконец Украину и не допустит разъединительных, недружественных акций одной стороны по отношению к другой. Готов поддержать любого президента, но всей Украины.

Я думаю, что нынешний состав ВР вряд ли способен принять такие изменения. Маловероятно, что в таком составе мы сможем набрать необходимые для этого 300 голосов.

2. У нас есть мнение партии и ее решения. Мы будем голосовать за ту кандидатуру, которая будет определена решением партии. Я думаю, более того, уверен, что это будет кандидатура Виктора Януковича

Александр Лавринович:

1. Я бы не хотел отвечать на такой вопрос: это неожиданная новация, которая пока что не была предметом обсуждения. В принципе, в модели парламентской республики это абсолютно нормальная вещь. Здесь нет чего-то чрезвычайного. Хотя пока что этот вопрос не стоял на повестке дня.

У Верховной Рады есть возможность принять любые решения, которые пойдут на пользу стране.

2. Знаете, вы говорили об одной гипотетической вещи, а теперь на ее основе строите совсем другую. Я не думаю, что это актуально, и не хочу говорить об астрологии. В практической плоскости этот вопрос не стоит, и потому он не является предметом для того, чтобы делать какие-то выводы или планировать свои действия.

Елена Бондаренко:

1. Чтобы ответить на вопрос, способен ли нынешний состав ВР принять такое решение, нужно понимать отношение к этому Блока Литвина, коммунистов, БЮТ и «НУ—НС». Что касается ПР, то скажу так: нет никаких, в том числе юридических оснований для того, чтобы просчитывать все плюсы и минусы данного варианта, поэтому вопрос преждевременен.

Лично мне по душе ликвидация президентского поста как такового. Или хотя бы мягкий вариант: сокращение президентских функций до представительских и максимальное распорошение его полномочий, доведение их до уровня города и района. Как только мы значительно снизим стоимость президентского кресла, так сразу станет меньше интереса за него бороться. Я жесткий сторонник второго этапа конституционной реформы, максимального расширения прав и полномочий местного самоуправления.

2. Сейчас не готова. Я пока не вижу никаких предпосылок для чуда, чтобы Виктор Андреевич Ющенко изменился в лучшую сторону, приблизившись к моему пониманию того, каким должен быть президент. Не знаю, что может повлиять на мое отношение при рассмотрении его кандидатуры. Партийная дисциплина, конечно же. Потому что все мы — солдаты. И политическая сила крепка как демократией, так и партийной дисциплиной. Это борьба противоположностей внутри любой политической живой структуры. Но сейчас, на данный момент, лично я не готова голосовать за то, чтобы этот человек остался президентом в нашей стране на второй срок.

Сергей Левочкин:

1. Я не поддерживаю избрание президента в парламенте. Считаю, что его нужно выбирать всенародно. Считаю, что этот состав парламента, скорее всего, не сможет принять подобные изменения.

2. Я думаю, что такие изменения приняты не будут. Если будут, то в этом случае я буду руководствоваться решениями партии.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно