Пять минут — это много или мало? - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

Пять минут — это много или мало?

18 июля, 2008, 14:31 Распечатать

В разгар мертвого политического сезона — что весьма символично — Украину посетит Ангела Меркель. Это единственное удобное время, которое немецкая сторона нашла для визита своего канцлера...

В разгар мертвого политического сезона — что весьма символично — Украину посетит Ангела Меркель. Это единственное удобное время, которое немецкая сторона нашла для визита своего канцлера. Но те, кто желал воочию увидеть ее на украинской земле, должны быть удовлетворены самим фактом, что приезд Меркель состоится как таковой.

Дело в том, что, несмотря на неоднократные приглашения украинского президента, канцлер, судя по всему, не горела желанием осущест­вить свой первый визит в Украину и на этот раз. Именно поэтому, утверждают наши собеседники в Берлине, вместо ранее запланированных двух дней пребывание канцлера в Киеве было решено вместить в полдня, таким образом предоставив украинской стороне полное моральное право окрестить его визитом вежливости. Более того, немецкие дипломаты не скрывали: если в Украине «что-либо произойдет» (в первую очередь, конечно, отставка правительства), госпожа Меркель не приедет. Злые языки в Берлине даже поговаривали, что этот вариант был бы даже предпочтительнее для канцлера, поскольку говорить с украинскими коллегами ей на данном этапе особо не о чем: главные акценты касательно Украины четко расставлены, а ситуация в «принимающей» стране не дает повода для их корректировки.

Для Киева этот визит — в первую очередь возможность донести свою аргументацию в вопросах той же перспективы членства в ЕС и при­соединения к Плану действий относительно членства в НАТО (ПДЧ). Ранее приходилось все это растолковывать разве что в кратких беседах вроде той, что состоялась у президента Украины с канцлером Германии в коридорах Бухарестского саммита. Как результат германские политики больше ознакомлены с контр­аргументами российских коллег, чем доводами украинских. Это особо чувствуется, когда они начинают называть цифры поддержки украинцами членства в НАТО, ранее озвученные Владимиром Путиным, а не украинскими социологами.

Понятно, что выстроить более-менее доверительный диалог будет не так-то просто. Хотя бы потому, что позаботиться о донесении аргументов в пользу евроатлантических продвижений Украины следовало бы не в последние месяцы перед Бухарестским саммитом, а намного ранее. Например, когда госпожа канцлер в феврале 2006 года приглашала Виктора Андреевича на рабочий ужин в Берлин. По нашей информации, тогда президента убедили, что приезжать в Украину очередь Меркель.

Эта история закончилась тем, что когда украинский президент, не дождавшись Меркель в Киеве, все же отправился в Берлин за премией «Квадрига», канцлер не нашла времени для украинского гостя, хотя находилась, как стало известно, совсем рядом: смотрела в соседнем кинотеатре фильм «Летняя сказка» о сборной Германии по футболу. Ходят слухи, что у Меркель до сих пор остался некий осадок от того отказа Виктора Ющенко...

А возможно, все дело в накопившемся в политических кругах Германии разочаровании Украиной, которое в Берлине сегодня особо и не скрывают. Близкий соратник канцлера, депутат бундестага Манфред Грунд в прошлом месяце признался, что госпожа Меркель также весьма скептически относится к развитию политической ситуации в Украине. При том это разочарование не особо распространяется на премьер-министра Украины — с Юлией Тимошенко канцлер встречалась даже тогда, когда та еще не стала премьером: во время съезда Европейской народной партии в Лиссабоне в октябре прошлого года. Вице-премьер Григорий Немыря в недавнем разговоре с автором этих строк заметил, что, на его взгляд, между канцлером и премьером складываются «очень хорошие личные отношения», которые, он надеется, будут иметь «дополнительную стоимость» и в межгосударственном диалоге.

О какой дополнительной стоимости может идти речь? Если отталкиваться от перечня вопросов, заявленных на переговоры Ангелы Меркель с украинскими коллегами в понедельник, то в Киеве, судя по всему, намерены сделать акцент на двух из них: позиции Германии по многострадальному ПДЧ, а также относительно перспективы членства Украины в ЕС, что приобретает особую актуальность в контексте приближающегося саммита Украина–Евросоюз во французском Эвиане.

На сегодняшний день ситуация выглядит таким образом, что Германия является одинаково скептически настроенной как к возможному приглашению Украины к выполнению Плана действий относительно членства в ближайшие полгода, так и к тому, чтобы в новом усиленном соглашении между Украиной и ЕС была зафиксирована перспектива членства, фигурировало слово «ассоциация» и содержался пункт о начале диалога о безвизовом режиме между Украиной и Евросоюзом. На высшем политическом уровне Германии — то ли это касается родного для канцлера Христианско-демократического союза, то ли партии-партнера по коалиции — Социал-демократической — по этому поводу наблюдается консенсус.

Относительно Европейского Союза он сводится к тому, что европейская политика соседства на данном этапе является наиболее адекватным инструментом для Украины.

При этом представители ХДС, включая канцлера, до сих пор так и не объяснили, почему до выборов в Германии в 2005 году они однозначно представляли Украину среди кандидатов на членство в ЕС и из стен бундестага даже призывали Евроко­миссию подписать с Киевом соглашение об ассоциации, а, придя к власти, вдруг увидели в ней только одного из соседей. И как тут не вспомнить слова бывшего депутата от Социал-демократической партии Германии Елены Хоффман, которая три года назад предупреждала автора этих строк, что христианские демократы ведут себя нечестно по отношению к Украине, поскольку не смогут выполнить обещаний, касающихся продвижения Киева в ЕС…

У ХДС и их лидера есть возможность опровергнуть это мнение: просто сделать то же самое в отношении Украины и ЕС, на что они решились в Бухаресте — признать в новом соглашении, что Украина будет членом Евросоюза: так, как они зафиксировали, что она будет членом НАТО. Да, это требует преодоления некоторого психологического барьера с немецкой стороны, но один раз они его уже переступили в Бухаресте. Почему бы не преодолеть и второй?

Что касается НАТО, то, с одной стороны, ранее немцы несколько упростили задачу для потенциальных украинских собеседников, сформулировав три пункта, выполнение которых позволит Украине заручиться согласием Германии на предоставление Киеву ПДЧ. Речь идет об отсутствии политической стабильности в стране, низком уровне поддержки со стороны населения и угрозе региональной стабильности в случае подобного шага. Но если решение двух первых задач главным образом зависит от украинского руководства (другое дело, что каждая из сторон может представлять себе политическую стабильность по-разному), то в последнем пункте фактически содержится реакция России. Таким образом, четко придерживаясь этих трех пунктов, немецкая сторона практически делает евроатлантические планы Украины, связанные с ПДЧ, зависимыми от третьей страны. Получается, что Россия, как любят говорить в Берлине, не имеет права вето на вступление того или иного государства в Североатлантический альянс. Однако, похоже, она имеет влияние на временные рамки приближения того или иного государства к НАТО, поскольку ее позиция относительно украинских амбиций касательно Североатлантического альянса в обозримом будущем не изменится. И фиксация последней в концепции внешней политики РФ — очередное тому подтверждение.

Но будем надеяться, что при реализации евроатлантических планов Украины свою роль сыграет не только немецкая позиция, но и другие международные факторы. Например, позиция следующего президента Соединенных Штатов.

В странах «старой Европы» бытует мнение, что Барак Обама не будет столь же активно добиваться ПДЧ для Украины, как Джон МакКейн. По крайней мере, с первых же месяцев президентства, которые как раз совпадут по времени с первой оценкой прогресса Украины на пути к ПДЧ. В случае с Джорджем Бушем, говорят, у Ангелы Меркель сработала защитная реакция: в какой-то момент канцлеру показалось, что ее, как и остальных глав-государств НАТО, хотят заставить «поработать» на выполнение предвыборных обещаний президента другой страны. Действительно, зачем популярному канцлеру подстраиваться под непопулярного президента? Лидер государства, которую после почти трех лет руководства поддерживает 66% немцев — в том числе и многие сторонники Социал-демократической партии, — может позволить себе и не такое. Например, открытым текстом заявить, что ей не нравится идея кандидата в президенты США Барака Обамы выступить возле Бранденбургских ворот.

Так или иначе понятно одно: общие разговоры о том, сколько раз Украина теряла и приобретала независимость, о чем успел рассказать Виктор Андреевич Ангеле Меркель в Бухаресте, и угроза украинской территориальной целостности (по некоторой информации, Меркель уже заметила в разговоре с Путиным о недопустимости использования этой темы в полемике вокруг НАТО), судя по всему, не способны существенно подкорректировать позицию Берлина. В Германии сейчас вообще превалирует настрой, что особых угроз на Европейском континенте, из-за которых нужно бросать все и принимать Украину в НАТО или ЕС, на сегодняшний день не существует. А само членство нашей страны в альянсе вообще не стоит на сегодняшней повестке дня внешней политики Германии. Так что нужны более сильные аргументы…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно