ПУТИНОВА ПОБЕДА - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

ПУТИНОВА ПОБЕДА

28 июля, 2000, 00:00 Распечатать

Нельзя сказать, что со встречи лидеров стран «большой восьмерки» на Окинаве прибыл совсем другой Владимир Путин...

Нельзя сказать, что со встречи лидеров стран «большой восьмерки» на Окинаве прибыл совсем другой Владимир Путин. Правильнее было бы заметить — тот же самый. Оппоненты российского президента рассчитывали на совершенно иное развитие событий. Они были уверены, что западные лидеры предъявят новому главе российского государства «гамбургский счёт»: зачем трогаешь большой бизнес, мешаешь прессе, продолжаешь чеченскую войну? Путин, несколько растерянный и желающий хотя бы жестами продемонстрировать улучшение отношений с Западом, вернется на родину и тут же попадет в объятия готовящихся к встрече с ним «олигархов» — о проведении такой встречи президент объявил еще перед своим отъездом в Китай, выслушав предложения лидера фракции СПС в Государственной Думе Бориса Немцова.

Однако никакого скандала на Окинаве не произошло. Нельзя сказать, что Путин одержал серьезную победу на этом саммите — стало ясно, что России придется платить долги, а главной целью пребывания российского президента на встрече «восьмерки» было их уменьшить или, во всяком случае, реструктурировать. Премьер-министр России Михаил Касьянов так и высказался накануне саммита: мол, если у России есть деньги, то это совершенно не означает, что она должна выплачивать долги кредиторам, и те, кто на этом настаивает, не хотят реформирования российской экономики. Однако на саммите выяснилось, что таких недоброжелателей у российской экономики целых семь человек — более того, сам Путин, понимающий настроения коллег, даже не пытался затрагивать долговую тему. А федеральный канцлер Герхард Шредер, явившийся одним из инициаторов преобразования «семерки» в полноценную «восьмерку», так и пояснил журналистам: Россия — не развивающаяся страна, и долги ей никто прощать не собирается. Что касается борьбы Москвы с американским желанием пересмотреть договор по ПРО, то тут Путин столкнулся уже не только с нежеланием Билла Клинтона обсуждать эту проблему, но и с поддержкой, оказанной американскому президенту японским премьер-министром Иосиро Мори. Кроме того, Путин был вынужден — по крайней мере, на словах — «сдать» Милошевича. Во время переговоров с Герхардом Шредером он пообещал, что Москва больше не будет поддерживать своего вероломного союзника, вознамерившегося ныне сохранить свою власть в Белграде путем нехитрых манипуляций с Конституцией фактически уже развалившейся Югославии: если бы черногорцы не боялись сербской армии и сербского сопротивления в собственной республике, такой страны бы уже не было.

Всё это так. Но и никаких претензий российскому президенту также не высказывали. Западные лидеры соревновались между собой в произнесении комплиментов российскому коллеге, западные СМИ торжественно сообщали, что Россия наконец-то вышла из международной изоляции окончательно… Возможно, руководители стран «семерки» и были раздражены путинскими вояжами в Китай и Северную Корею, очередными наивными попытками попугать Запад союзом с Пекином, всенародным ликованием в Северной Корее — но на словах-то они своего раздражения не проявили, напротив — внимательно выслушали объяснения российского президента об итогах его пребывания в Пхеньяне… Ни Чечня, ни российские СМИ, ни «олигархи» западных лидеров просто не заинтересовали. Владимир Путин вернулся в Москву без отрицательного результата — а это и была его победа.

То, что глава государства воспринимает свое практически безрезультатное (и слава Богу) пребывание на Окинаве именно как победу, стало ясно по ходу подготовки обещанной встречи с бизнесменами. На этой встрече ничего не произошло, потому что не могло произойти. Если на встречу с «олигархами» не пригласили ни Владимира Гусинского, ни Бориса Березовского, ни Романа Абрамовича, то, скажите мне, где же люди, которые могут не только поддержать президента или выступить с его критикой, но и поругаться хотя бы между собой? Кремль элегантно объяснил отсутствие Гусинского и Березовского их чрезмерной политизированностью. Возразить против этого нечего. Однако приглашенные на встречу с президентом Алекперов, Потанин или Вяхирев не могут не оглядываться на пустые стулья Березовского и Гусинского и вести себя… как бы это сказать… поскромнее, что ли? То, как руководители президентской администрации Александр Волошин и Вячеслав Сурков занимались подбором участников этой встречи, демонстрирует скорее желание заставить бизнесменов выслушать монолог Владимира Путина о будущем российской экономики под его чутким руководством, чем вступить в диалог с «олигархами».

Но, с другой стороны, зачем они ему сейчас нужны? Перед Западом обеляться незачем, а внутри страны Владимир Путин уже проявил себя как человек последовательный — если ему что-то не понравилось, будет долбить до победного конца, к каким бы мотивациям ни прибегали недовольные.

Это ясно сказалось и на продолжающемся давлении на региональных лидеров. Дело даже не в том, что сенаторы практически единогласно утвердили закон об изменении процедуры формирования верхней палаты в редакции согласительной комиссии. Некоторые наблюдатели накануне пленарного заседания верхней палаты высказывали предположения, что Совет Федерации может обидеться на Думу, преодолевшую его вето на закон, позволяющий президенту страны снимать с должности региональных лидеров. Но я как раз был уверен, что закон об изменении процедуры будет поддержан. Сенаторы выиграли время — теперь палата просуществует в своем нынешнем виде до 1 января 2001 года — и успокоились. Нужно представлять себе региональную элиту России, чтобы понимать, что причта о Ходже Насреддине, который пообещал шаху научить осла разговаривать, рассчитывая, что за отведенное для этого время умрет либо осел, либо падишах, совсем ей не чужда. Меня удивило другое — с какой легкостью сенаторы утвердили превращающие их в беспомощных просителей поправки к Налоговому кодексу, перераспределяющие налоги в пользу Центра. Это голосование как раз и продемонстрировало, что руководители регионов на данном этапе смирились со значительным уменьшением собственного политического веса…

В день, когда Совет Федерации принимал самоликвидирующие решения, президент России был занят внешней политикой — встречался с иракским вице-премьером Тариком Азизом. Посланец Саддама Хусейна был назван большим другом России, а Ираку обещана всяческая поддержка Москвы. Владимир Путин может себе позволить подобную внешнеполитическую активность — если на Западе проглотили Ким Чен Ира, то проглотят и Азиза, и намеревающегося посетить на днях Москву ливийского министра иностранных дел. Друг Шредера и Блэра Владимир Путин больше не боится Запада и с легкостью развивает отношения с традиционными союзниками Москвы. Он больше не боится не защищенных Западом «олигархов», и его вряд ли интересуют лишенные денег и мест в парламенте региональные бароны. Ну а прессы Владимир Владимирович — нужно отдать ему должное — не боялся никогда. Путин одержал сегодня очевидную тактическую победу. Сумеет ли он преобразовать ее в стратегическое преимущество, не помешают ли этому объективные обстоятельства — экономические трудности, Чечня, формирование влиятельной оппозиции, борьба между группировками в ближайшем окружении, — можно будет понять только со временем…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно