Процесс пошел!

3 июля, 2009, 16:02 Распечатать

В последние выходные дни июня европейским и американским дипломатам отдыхать не пришлось. Особен...

В последние выходные дни июня европейским и американским дипломатам отдыхать не пришлось. Особенно же не повезло тем из них, кто принимал участие в заседании Совета Россия — НАТО на уровне министров и неформальной встрече министров иностранных дел государств — участников ОБСЕ, которые в эти жаркие летние дни прошли на живописном греческом острове Корфу. В то время как другие их коллеги были вынуждены работать в своих кабинетах и только мечтали о заслуженном море и пляже, на Корфу от министров и членов делегаций эти главные соблазны отдыха были на расстоянии всего лишь одного шага. Но делали они этот шаг в совершенно другом направлении.

Дипломаты отправлялись в залы, где должен был состояться первый публичный раунд большой геополитической игры, о начале которой мы информировали читателей в предыдущем номере «ЗН», первая попытка начать диалог о новой архитектуре европейской безопасности. В конце концов их усилия в сочетании с благоприятным климатом Корфу и совсем неблагоприятным международным климатом сделали свое дело, и позитивное решение по этому вопросу было принято. В соответствии с ним ОБСЕ становится платформой для «процесса Корфу», в рамках которого, по крайней мере до конца этого декабря, будет определяться оптимальная структура и тематика обсуждения будущего архитектуры европейской безопасности.

Инициатива созыва неформальной встречи министров для обсуждения вопросов европейской безопасности исходила от Греции, председательствующей в ОБСЕ в 2009 году. Но, конечно, очевидно, что она не могла внести настолько амбициозное предложение без принципиального согласия партнеров по ЕС и США. Однако содержание мероприятия и его динамику определяла вовсе не Греция и даже не ЕС или США, а Россия.

Важнейшим моментом подготовки к встрече стало выступление 23 июня российского министра иностранных дел С. Лаврова на ежегодной конференции ОБСЕ по обзору проблем в области безопасности. Его участие в этом мероприятии позволило российским дипломатам не только подтвердить то внимание, которое Москва теперь уделяет еще недавно отвергаемой ею ОБСЕ, но и в который раз сделать ударение на неизбежности предложенного РФ Договора о европейской безопасности. В преддверии неформальной встречи на Корфу это был, несомненно, сильный ход, подтвердивший готовность России играть ведущую роль. Ставка была тем более беспроигрышной, поскольку (хотя этот факт и был скромно обойден вниманием российских СМИ) Лавров был единственным министром, принявшим участие в данной конференции, и достойно дискутировать с ним было просто-напросто некому.

Далее, встреча на Корфу еще не состоялась, а российское внешнеполитическое ведомство уже объявило, что следующим шагом должна быть встреча генеральных секретарей ведущих международных организаций в евроатлантическом регионе — ОБСЕ, ОДКБ, СНГ, ЕС и НАТО — с целью выработки совместной лини поведения в обеспечении безопасности. При этом с легкой руки генсека ОДКБ Н. Бордюжи в СМИ для обо­значения этого формата международного сотрудничества был вброшен звучный термин «большая пятерка организаций». Пятерка действительно большая. Неясно лишь, каким образом этот эксклюзивный формат корреспондирует ранее заявленному российской дипломатией принципу открытости диалога для всех без исключения заинтересованных международных организаций, действующих в регионе и занимающихся проблемами безопасности.

То, что такой подход обретает, по меньшей мере, негласное понимание со стороны некоторых европейских государств, стало очевидно после отказа организаторов пригласить для участия в неформальной встрече на Корфу ГУАМ. А ведь эта организация также провозгласила одной из основных целей своего существования обеспечение безопасности, в частности борьбу с новыми вызовами и угрозами, к которым так настойчиво привлекает внимание Россия. Кроме того, на Корфу она могла бы представить интересы тех государств, которые по тем или иным причинам не входят в одну из организаций т.н. большой пятерки.

Было бы наивно считать, что дипломаты государств — членов ГУАМ не пытались изменить это греческое решение. Однако им этого сделать все же не удалось, что банально означает решительность организаторов встречи, несмотря на все заверения в открытости, оградить игру от «неудобных» игроков. И это уже должно настораживать — большие игроки с самого начала готовы нарушать ими же самими публично провозглашенные принципы в своих интересах и договариваться с целью нейтрализации игроков весом поменьше.

Уже на самом Корфу встрече по линии ОБСЕ предшествовало событие, успешность которого в значительной мере предопределила как ее ход, так и исход. Речь идет о возобновлении работы Совета Россия — НАТО. Его деятельность была прекращена по инициативе альянса в августе прошлого года в ответ на войну между Россией и Грузией. Но вот не прошло и года, а полноценно действующий Совет, по большому счету, подтвердил правоту Москвы. Белокаменная после августовских событий сразу заявила, что провозглашение евроатлантическими партнерами принципа «никаких обычных дел с Россией» является ошибочным и эмоциональным решением.

В этом плане на Корфу стало окончательно очевидно, что рычаги влияния Запада на Россию до неприличия ограничены, и они действительно нужны друг другу. Внутренне противоречивая реплика генсека НАТО Я. де Хоопа Схеффера о том, что, «несмотря на наличие фундаментальных разногласий по Грузии, Совет Россия — НАТО нам нужен», лишь усиливает это впечатление. Иными словами, «и вместе невозможно, и врозь никак».

На таком позитивном фоне неформальная встреча министров ОБСЕ просто не могла стать разочарованием и не завершиться конструктивно. Так оно и произошло. Поскольку встреча была не просто неформальной, а неформально неформальной, принятия каких-либо решений с самого начала не ожидалось. По ее результатам председательствовавшая министр иностранных дел Греции Д. Бакояннис сделала лишь заявление для прессы, которое, тем не менее, было более чем детальным и во многом пролило свет на суть процессов, происходивших за закрытыми дверьми.

Итак, министры согласились, что, несмотря на все успехи в обеспечении безопасности на пространстве ОБСЕ, многое еще предстоит сделать. Прежде всего в этой сфере следует восстановить доверие между всеми государствами, подтвердить существующие принципы и обязательства, осуществить обзор состояния европейской безопасности, а также обновить механизмы противодействия классическим и новым вызовам.

Для выполнения этих задач был запущен очередной в мировой политике процесс — «процесс Корфу». В его рамках на платформе ОБСЕ государства в ближайшее время выберут оптимальный формат ведения диалога по вопросам безопасности и приоритетные вопросы для обсуждения. Следующий этап — уже формальная встреча министров иностранных дел государств — участников ОБСЕ в Афинах в декабре с.г. Там ожидается принятие определенного политического документа, который будет отображать достигнутый сторонами уровень согласия по проблематике безопасности.

Выбор в пользу ОБСЕ объясняется просто. Именно эта организация объединяет все без исключения государства Евроатлантического региона, а правило консенсуса при принятии решений дает им гарантии влияния на ее деятельность. Кроме того, упор на ОБСЕ снимает с повестки дня необходимость создания новых переговорных форматов.

При этом нельзя не заметить следующих нюансов заключительного заявления. Накануне и в ходе встречи российская дипломатия неустанно акцентировала внимание на необходимости начать консультации относительно заключения ДЕБ. Однако же итоговое заявление греческого министра не содержит не только упоминания, но даже намека на ДЕБ. Как раз напротив, документ констатирует, что государства — участники ОБСЕ «не видят альтернативы» хельсинкскому Заключительному акту 1975 года и другим документам ОБСЕ подобного уровня. То же самое применимо и к настоятельным призывам Москвы сосредоточиться на проблемах «жесткой безопасности». В противовес этому заявление явно отображает комплексный подход к проблеме, в котором столь милая сердцам ЕС и США «мягкая безопасность» занимает ключевое место.

Привлекает внимание и такая немаловажная деталь. Россия постоянно призывала работать над новой архитектурой безопасности, но заключительное заявление встречи лишь признало необходимость задуматься над ее будущим. Кроме этого, если российская сторона упорно определяла мероприятие на Корфу как встречу государств и ведущих международных организаций в сфере безопасности, то в заключительном заявлении четко указано, что собирались представители государств, а роль международных организаций может быть исключительно дополняющей, но не основной, и сами организации не указаны.

Таким образом, на Корфу состоялся первый публичный раунд геополитической игры, и зафиксированный по ее итогам результат очень напоминает результативную ничью. При этом если в актив ЕС и США можно отнести получение некоторого территориального преимущества (ведь в дальнейшем игра будет происходить в рамках более близкой им ОБСЕ), то игровое преимущество пока остается за Россией, хоть ей и пришлось частично отдать инициативу в руки партнеров.

Главный же вывод Корфу заключается в том, что фактически внешнеполитическая линия России на развитие многостороннего диалога по проблематике европейской безопасности обрела формальную поддержку ее западных партнеров, но при этом дальнейший ход и, главное, результат такого диалога еще далеко не предопределены.

Для общественности результаты Корфу были представлены несколько в ином свете. Последовательно и искусно гнущие свою линию российские участники заседаний и СМИ сообщили, что встречи на Корфу полностью подтвердили правильность подходов России к проблемам безопасности и засвидетельствовали значительное улучшение отношений Москвы с Западом. В свою очередь представители последнего были более сдержанны, но также признали, что полученные результаты открывают новые окна для сотрудничества и движения вперед. И, похоже, лишь министр иностранных дел Швеции, с 1 июля председательствующей в ЕС, К.Бильд откровенно признал в своем блоге, еще более неформально, чем сама неформальная встреча на Корфу, что и после нее в ОБСЕ сохраняются принципиальные различия во взглядах на вопросы обеспечения безопасности между ЕС, США и РФ.

На первый взгляд, встречи на Корфу прошли и завершились практически в идиллической атмосфере дружбы и взаимопонимания сторон, их готовности к взаимодействию вопреки всем существующим разногласиям. Но уже со второго взгляда видно, что позиции основных игроков — ЕС, США и РФ — остаются принципиально различными, а разногласия труднопреодолимыми. С одной стороны, это делает игру еще более интересной, с другой же — еще более рискованной.

Поэтому, когда 28 июня Д. Бакояннис торжественно сообщила представителям СМИ, что с этого дня берет старт архитектурный «процесс Корфу», сразу вспомнилось классическое «процесс пошел!». В приведенных обстоятельствах эта афористическая фраза, несомненно, подошла бы Д. Бакояннис и другим министрам не меньше, чем их автору М. Горбачеву, который, не менее торжественно произнося ее в начале другого архитектурного процесса под названием «перестройка», тоже не до конца осознавал, к чему именно этот процесс приведет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно