Простые вопросы

13 августа, 2010, 17:12 Распечатать Выпуск №29, 13 августа-20 августа

Лет пять назад знакомый депутат, заприметив на моем рабочем столе затертый экземпляр Конституции ...

Лет пять назад знакомый депутат, заприметив на моем рабочем столе затертый экземпляр Конституции 1996 года, сострил: «Любите библиографические редкости?» Помянутый шутник ныне сменил идеологические пристрастия вкупе с политическими ориентирами. И сегодня он яростно ратует за возвращение к конституционным истокам.

Кто?

Его нынешние коллеги по партийному стойлу, регионалы, давно не скрывают своего намерения «обнулить» политреформу. Они открыто начали говорить о необходимости конституционной реставрации сразу после победы своего вождя на президентских выборах. Принятая 14 лет назад Конституция, благодаря усилиям Януковича и его команды, может превратиться из правового артефакта в полновесный Основной Закон.

Для тех, кто не в курсе (либо позабыл), — короткий ликбез. Отечественную Конституцию, принятую 28 июня 1996 года, подвергли «ремонту» 8 декабря 2004 года, между вторым и третьим туром президентских выборов. Изменение текста главного государственного документа стало частью сложных договоренностей между властью и оппозицией. Новации ослабляли позиции главы государства и расширяли полномочия Рады, конституировав парламентскую коалицию. Депутатское большинство превратилось в субъект выдвижения премьера и главный инструмент формирования исполнительной власти. Впрочем, реформа вышла несколько корявой. В нервических условиях политического противостояния новую модель корректировали на ходу, изувечив неплохую идею двусмысленностями и противоречиями. В довершение ко всему не были соблюдены строгие правила корректировки Основного Закона. Несколько новшеств не прошли обязательную проверку Конституционного суда, что категорически воспрещалось.

Памятуя об этом, противники реформы принялись кричать о нелегитимности оной. Нарушение процедуры давало повод обратиться в Конституционный суд. КС гипотетически мог вынести вердикт о неконституционности закона №2222, коим была введена в действие новая редакция Основного Закона. Случись подобное, Конституция-04 потеряла бы юридическую силу, а Конституция-96 обрела бы новую жизнь. Слухи о реализации подобного сценария появились, едва нога Виктора Ющенко ступила на Банковую. Сам Виктор Андреевич, как и следовало ожидать, был записным хулителем реформы. И неоднократно грозил стать ее палачом. Но гарант ушел, а Конституция осталась.

Настал черед Виктора Федоровича. 28 июня сего года, в день рождения Основного Закона, сменщик Ющенко недобрым словом отозвался о нынешней версии Конституции, послужившей «причиной разбалансирования и серьезного кризиса власти». Заодно он похвалил редакцию изначальную, которая, по его словам, «прошла испытание временем».

Немудрено, что вскоре была предпринята первая попытка повторно войти в ту же правовую реку. В проекте нового закона об общенациональном референдуме было предусмотрено: народ на плебисците вправе отменять закон о внесении конституционных изменений. Не сложилось. 10 июля партнеры регионалов по коалиции — «Блок Литвина» и коммунисты поставили перед изящной инициативой шлагбаум. Соответствующая норма была изъята из законопроекта.

Но уже через четыре дня в КС появилось представление 252 депутатов, которые просили судей рассмотреть вопрос о конституционности закона №2222. Инициаторами обращения выступили парламентарии-регионалы, что не оставляло сомнений по поводу конечной цели затеи. Оппоненты власти обратили внимание на два симптоматичных обстоятельства. Во-первых, за два дня до появления депутатского послания главой Конституционного суда был избран Анатолий Головин, которого еще до голосования называли явным фаворитом Банковой. Во-вторых, судьей-докладчиком по «делу» о законе №2222 назначили Сергея Вдовиченко. Оба — уроженцы Донбасса, оба (по неофициальной, но абсолютно надежной информации) появились в высшем судейском собрании с легкой руки регионалов. Оба, вероятно, не могут считаться тонкими знатоками конституционного права. У Головина за плечами — более четверти века службы в органах госбезопасности, у Вдовиченко — 10 лет работы во «внутренних органах» Донецка. В общем, готовые кадры для Венецианской комиссии.

Одним словом, многочисленные злопыхатели утверждают, что этот дуэт примет такое решение, какое нужно власти. Точнее, даже не так: один озвучит, а другой проведет то решение, которое напишут на Банковой и пришлют им с оказией.

Мы, разумеется, отказываемся верить в предвзятость достойных носителей мантий. А потому упорно игнорируем слухи о том, что над проектом решения по делу о конституционной реформе трудятся люди, никакого отношения к КС не имеющие.

Примем во внимание только сведения, поступившие от источников в Конституционном суде. Они утверждают, что вердикт судей ожидается уже в начале осени. Предположительно – не позже первой декады октября.

О том, как может выглядеть это решение, чуть позже. А пока о том, к чему сие Виктору Федоровичу.

Зачем?

Казалось бы, глупый вопрос — кто ж не хочет пресловутых «полномочий Кучмы»? Но де-факто Янукович и так перебрал на себя всю полноту власти в стране. Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с заявлениями гаранта и высказываниями его многочисленных клевретов. Не только Виктор Федорович лично, но и чиновники президентской администрации ежедневно дают поручения, раздают задания, отдают приказы, издают распоряжения. Нимало не беспокоясь о том, что большинство инициатив находится за пределами их компетенции.

Единственной, крайне вялой, правовой подпоркой для подобной кипучей деятельности может служить разве что свежеслепленный закон «Об основах внутренней и внешней политики». В нем содержится уточненное определение понятия «национальная безопасность». Отныне, буде желание, «безпековий» компонент можно отыскать в любом вопросе и во всяком процессе. А значит, Янукович как глава Совбеза вправе вторгаться во все мыслимые сферы политической, экономической и общественной жизни. Во всяком случае, его лойеры, похоже, считают именно так.

Однако закон об «основах» обрел силу совсем недавно. Но и отсутствие юридического «костыля» нисколько не мешало властителю совершать размашистые политические движения.

Лояльный премьер, сговорчивый спикер, послушная коалиция, ручное правительство, угодливая прокуратура, преданные губернаторы, беспомощная оппозиция. Жизнь и так приобрела достаточно нарядный вид. К чему Януковичу, привыкшему к простым решениям, сложные трюки с трансформацией Конституции?

Для начала стоит вспомнить, что действующий рулевой страны форму ценит ничуть не меньше содержания. Если выражаться строго по-народному, для него «шашечки» важны так же, как и езда. Особенно, если шашечки золоченые. Главный квартирант Банковой чрезвычайно трепетно относится ко всякой ясновельможной атрибутике. Для него одинаково важно и быть, и казаться.

Но стремление к дополнительной статусности — отнюдь не главная и уж точно не единственная причина. Существуют и более прагматичные резоны, побуждающие власть добиваться реставрации изначальной Конституции. Среди них следует отметить как минимум два. Во-первых, желание главы АП возвратить президентской канцелярии тот вес, то влияние, которые были у администрации времен Леонида Даниловича. Левочкин хорошо помнит те времена, когда консильери вождя стоял на неформальной иерархической лестнице много выше премьера и спикера. Во-вторых, на Банковой присутствует желание несколько отвлечь внимание общества от стремительно накапливающихся социально-экономических проблем. Как показала практика, возня вокруг Конституции замечательно подходит для подобных целей. Она отвлекает, во всяком случае, часть народа, по крайней мере, на какое-то время. Однако и эти мотивы — из разряда вспомогательных.

Есть причины куда более веские. Присутствует желание расширить возможности в сфере кадровой политики. Наличествует стремление покончить с любой формой зависимости от парламента.

Возврат к Конституции 1996 года снижает угрозу, исходящую от любого нелояльного премьера и любого несговорчивого спикера. Первого можно будет снять, второго — игнорировать. Исчезнет боязнь перед возможными демаршами олигархов и гипотетическим расширением рядов парламентской оппозиции. Отпадет нужда постоянно потакать растущей алчности ситуативных союзников. Будь у Януковича полномочия Кучмы, для него не был бы столь важен Литвин, столь нужен Симоненко. Не был бы столь дорог и столь опасен Ахметов.

Некоторая, достаточно значительная, часть населения, не голосовавшая за Януковича, все еще пребывает в режиме настороженного ожидания. Когда естественная робкая надежда сменится столь же естественным глубоким разочарованием, власть придется отстаивать. Для завоевания престола достаточно обещаний, для его защиты требуются полномочия.

Что?

Как изменится политико-правовая конфигурация, если чудесным образом случится ренессанс Конституции 1996-го? Начнем с президента. Для начала отметим, что исчезнут споры по поводу даты проведения очередных президентских выборов. По действующему Основному Закону, день голосования привязан к сроку полномочий (и срок этот наши политики и юристы умудрялись исчислять различными способами). По старым правилам, переизбирать гаранта надлежит в последнее воскресенье октября пятого года каденции.

Президент, согласно букве «дореформенной» Конституции, вновь обретет право назначать премьера (с согласия ВР), членов правительства и руководителей центральных органов исполнительной власти (по представлению главы Кабинета), а также руководителей СБУ, Антимонопольного комитета, Фонда госимущества, Госкомитета по телевидению. Он сможет уволить первого министра и главу ГПУ, не дожидаясь согласия Рады. К его компетенции будут отнесены создание, реорганизация и ликвидация ключевых структур исполнительной власти, включая министерства. КМ будет ответственен только перед главой государства. Правительство станет слагать полномочия после выборов гаранта, а не по итогам парламентской кампании. Важная деталь: у хозяина Банковой будет возможность накладывать вето на закон о внесении изменений в Конституцию. И еще: президент сможет сколь угодно тянуть с визированием законов. Ныне, если глава государства «забывает» скрепить нормативный акт своим автографом, документ вводится в действие за подписью спикера. Кроме того, председатель ВР утратит право замещать президента в случае досрочного прекращения полномочий последнего. Исполнять обязанности лидера страны (если не дай Бог что) придется премьеру. У президента останется только один повод распустить Раду — если депутаты не сподобятся начать пленарные заседания в течение тридцати дней одной очередной сессии. Зато будет снято ограничение о запрете разгона ВР в последние полгода ее полномочий. Паллиативное право президента останавливать действие актов Кабмина, не соответствующих Конституции (с обязательным обращением в КС), будет заменено императивным правом отменять любые правительственные решения.

Переходим к парламенту. Полномочия Рады сокращаются с пяти лет до четырех. Коалиция исчезает как класс. Невхождение депутата во фракцию той политической силы, по спискам которой он попал в ВР, не влечет за собой потерю мандата. Легко предположить, что возвращение Конституции-96, по сути, делает бесполезной нынешнюю пропорциональную избирательную модель. Из Конституции исчезнет норма об обязательном лишении мандата депутатов-совместителей, в течение 20 дней не определившихся со своим будущим. Впрочем, наличие этой нормы не мешало отдельным гражданам подолгу сидеть на двух, а то и трех стульях одновременно.

Неизбрание премьера и неформирование Кабинета в установленные сроки к досрочному прекращению полномочий законодательного органа не приведет. Но и повлиять на правительственные назначения Рада сможет минимально. Из Конституции будут изъяты нормы о праве ВР устанавливать государственные символы Украины. Конституция Крыма будет утверждаться не законом, а постановлением. И для ее легализации потребуются не 226, а 225 голосов нардепов.

Заметим также, что Генпрокуратура будет освобождена от функций надзора за соблюдением законности органами госвласти и местного самоуправления, должностными и служебными лицами. Что, вероятно, ослабит влиятельность прокуратуры и усилит вес МВД.

Нет сомнения, что подобная модель, при всех ее достоинствах и недостатках, усилит позиции Януковича и уменьшит шансы появления сильной антипрезидентской оппозиции, в частности парламентской.

Как?

Но остается открытым вопрос, как вернуть юридическую силу безвременно почившей Конституции-96. И снова напрашивается простой ответ: решением Конституционного суда. Он может признать неконституционным закон№2222. Тот прикажет долго жить и утащит с собой в могилу реформированный Основной Закон. По логике, именно тогда, именно так, и восцарствует скоропостижно погребенная.

Но возможно ли подобное? Приведем авторитетную точку зрения.

«Невозможно это сделать, и не только относительно закона с четырьмя двойками, но и в отношении какого-либо закона о внесении изменений в закон, потому что этот акт живет только до момента вступления в силу, после этого он становится составляющей единого закона. Это касается не только Конституции, но и всех законов без исключения.

С правовой точки зрения, это вопрос, который вообще не должен возникать. Можно проводить массу аналогий: вы можете себе сделать пластическую операцию, внести изменения в свою внешность, потом передумали и сказали, что эти изменения считать не действительными, но автоматически ничего не произойдет — надо делать следующую пластическую операцию (…) Остается надеяться, что Конституционный суд также не выступит орудием в таких чисто политических шагах (…) Хотелось, чтобы мы имели орган конституционной юрисдикции, который будет руководствоваться нормами права и будет изучать законы, указы и постановления на соответствие Конституции, а не пытаться менять нормы самой Конституции…»

Прощения просим за пространный отрывок. В оправдание приводим фамилию автора. Александр Лавринович. 2006 год, интервью «Главреду». И тогда, и ныне — министр юстиции. На сегодняшний день — едва ли не главный адепт возврата к Конституции-96. И еще цитата: «Александр Лавринович поддержал позицию о невозможности отката политреформы путем отмены закона №2222: «Вернуть прежний текст Конституции можно только путем внесения новых изменений в Основной Закон. А отмена конституционной реформы — это юридический нонсенс» («Коммерсантъ-Украина», ноябрь 2009).

Еще раз приносим свои извинения, но на этом экскурс в недавнее прошлое не завершится. В августе 2006-го депутатский корпус, внеся изменения в Закон «О Конституционном Суде Украины», запретил КС рассматривать закон №2222. В январе 2007-го обоснованность этого запрета стала предметом рассмотрения самим Конституционным судом. Постоянный представитель Кабинета министров в КС Павел Евграфов донес до общественности позицию главы правительства Виктора Януковича. Цитируем «Обком»: «Позиция премьер-министра заключается в том, что, поскольку вопрос лежит не в правовой, а в политической плоскости, необходимо прекратить конституционное производство по этому делу», — сказал П.Евграфов (…) В.Янукович, по словам его представителя, убежден, что Закон «О внесении изменений в Закон Украины «О Конституционном Суде Украины», принятый 4 августа 2006 года, отвечает Основному Закону (...) Нормы закона о внесении изменений в Конституцию стали телом Конституции, и самого закона уже не существует». Заголовок к материалу был красноречивым: «Янукович требует от КС: руки прочь от Конституции».

Однако сам Конституционный решил иначе. 26 июня 2008 года депутатский запрет на рассмотрение закона №2222 был признан неконституционным. Спустя два года это решение оказалось на руку Виктору Федоровичу. То, что мешало ему в 2008-м (и против чего он выступал), должно помочь ему в 2010-м.

Но как? Многие юристы — упомянутые уже Павел Евграфов и Александр Лавринович, Иван Тимченко, Виктор Мусияка, Марина Ставнийчук, Виктор Швец, представители различных школ и носители различных взглядов — сходились во мнении: смерть Конституции-04 автоматически не пробудит к жизни Конституцию-96.

Просто отменить закон №2222 можно было только до введения его в действие, то есть до 1 января 2006-го. Сейчас есть лишь один путь — заново вносить изменения. В соответствии с процедурой, предусмотренной Основным Законом. То есть при помощи депутатского корпуса.

Но едва ли этот путь устраивает Януковича и его команду. Он требует времени, средств, усилий. И никаких гарантий. Едва ли оппозиция Януковича, как непримиримая, так и латентная, вот так запросто отдаст Виктору Федоровичу ключи от собственной камеры. Перед лицом общей угрозы коммунисты, БЮТ и олигархи могут оказаться союзниками.

Может ли подсказать решение Конституционный суд? Если его решением закон №2222 будет отменен, вправе ли он подсказать дальнейший алгоритм действий? Первым подобное предложение еще в 2005-м в интервью нашей газете высказал Владимир Литвин. В конце прошлого года эту мысль попытались развить представители Тимошенко. С их подачи в парламенте был зарегистрирован законопроект о внесении изменений в закон о Конституционном суде, обязывающий КС давать дополнительные разъяснения относительно порядка утраты силы нормативными актами. Депутаты настаивали, чтобы в своих решениях суд указывал, «какие правовые нормы должны применяться со дня принятия решения о неконституционности правового акта или его части».

Но подобная инициатива не встретила должного понимания. Ибо КС призван толковать нормы, а не создавать их. Как следует из решения самого суда: «Изменение определенных Конституцией Украины полномочий Конституционного суда Украины может осуществляться только путем внесения изменений в Конституцию Украины».

То есть нести отсебятину судьи КС не имеют права. Все, что они могут, — отменить закон №2222. Готовы ли они к этому? В качестве версии ответа приведу несколько недавних цитат Андрея Стрижака, до недавнего времени главы суда.

«Конституционный суд рассматривал ситуацию не как конституционно-правовой конфликт, он исходил из реалий нашей жизни, о которых не всегда можно прочитать в книгах и законах…»

«Разговоры о теле Конституции – это все толкования политиков и юристов. Нет никакого тела Конституции. Есть текст Конституции…»

Кроме того, как сообщал УНИАН в июле, «Стрижак считает, что для отмены политреформы необходимо вносить изменения в Конституцию путем отмены закона №2222, которым в Основной Закон в 2004 году были внесены изменения, касающиеся политреформы…»

Попробуем суммировать. По крайней мере, один из судей КС (и не последний) считает, что этот орган может при рассмотрении дел руководствоваться «реалиями», а не законами. Убежден, что закон №2222 не является телом Конституции. Убежден, что для отмены политреформы необходимо просто отменить закон №2222.

Можно предположить, что в КС наберется достаточно «реалистов». И что их усилиями закон №2222 будет отменен. Едва ли суд рискнет давать советы, как это решение выполнить. Или рискнет?

Процедура отсутствует. Как быть с законодательной базой, созданной на действующей конституционной основе, не ясно. Как можно наделить Януковича, Раду и Кабмин новыми полномочиями задним числом — тем более.

Но Банковую это вряд ли должно смущать. Там тоже умеют «исходить из реалий». Это — самый простой путь к решению сложных проблем. Президентская команда наверняка воспримет ожидаемое решение КС как руководство к действию. Дальнейшее будет зависеть от фантазии Банковой. И от сговорчивости депутатского корпуса. Которая, Бог даст, не будет граничить с самоубийством.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно