Просовещавшиеся

31 августа, 2007, 16:26 Распечатать Выпуск №32, 31 августа-8 сентября

Восьмое совещание руководителей заграничных дипломатических представительств Украины заметно отличалось от подобного мероприятия под номером семь...

Восьмое совещание руководителей заграничных дипломатических представительств Украины заметно отличалось от подобного мероприятия под номером семь. И дело не только и не столько в существенном изменении состава участников. Главное отличие — в атмосфере и настроениях. В 2005-м на Михайловской преобладали оптимизм, надежда и ожидание интересной работы «в новых условиях», спустя два года эти чувства сменили разочарование, недоумение, раздражение и скептицизм. Тогда это было «уникальное время», сегодня — снова полная неопределенность накануне новых выборов.

Зачем было собирать в Киеве всех послов за месяц до голосования, когда неизвестно, ни какими будут его результаты, ни конфигурация будущей парламентской коалиции, ни, соответственно, состав правительства и, тем более, его программа? Кстати, некоторые послы как раз и предлагали провести совещание, когда политическая ситуация в стране уже прояснится. Но для назначения даты мероприятия на конец августа было несколько причин. Для МИДа проводить совещание сразу после Дня независимости — давняя традиция, подкрепленная соображениями экономии: в это время многие послы находятся на родине в отпуске, и отпадает необходимость тратить государственные деньги на их прилет в Киев еще и специально на совещание. Для министра же Яценюка, похоже, было важно успеть лично познакомиться с послами и «прощупать» по возможности каждого из них, ведь неизвестно, останется ли он в нынешнем кресле и после выборов, а столько полезных знакомств прагматичному человеку наверняка пригодятся в будущем на любом государственном посту.

Президент же накануне выборов должен был еще раз дать понять как зарубежным партнерам Украины, так и собственному народу и политическим оппонентам, кто в сфере внешней политики в этой стране главный.

И поскольку вопросы и проблемы собственно внешней политики и дипслужбы приоритетными для руководства страны явно не были, совещание, по оценкам очень многих его участников, прошло бессистемно, безыдейно, формально и, в общем, для «галочки».

«Актуальные приоритеты»

Тон же мероприятию задал своим выступлением президент на первом пленарном заседании — «Актуальные внешнеполитические приоритеты Украины», название которого заставило некоторых послов прийти к логическому выводу, что в этой стране существуют и «неактуальные приоритеты». Нам не известно, кто готовил Виктору Ющенко текст выступления и насколько полно президент его использовал, но после его доклада дипломаты выходили из зала, дипломатично пожимая плечами, а журналисты — недипломатично чертыхаясь, поскольку в эфир и на информационные ленты давать было нечего. Не было ни новостей, ни ярких мыслей, ни смелых предложений. Так же, как и глубокого анализа внутренней и внешней ситуации, оценки глобальных мировых процессов и роли и места в них своей страны. Нам оставалось лишь позавидовать французам, чей президент Николя Саркози в этот же день также выступил с докладом (но с каким блестящим!) на международную тематику, в котором все вышеперечисленное присутствовало в полной мере. Спич же Виктора Ющенко перед внимавшими ему дипломатами представлял собой в основном набор общих фраз, жутких чиновничьих штампов и канцеляризмов. Но дело даже не в корявости языка: разочарование слушателей вызвало отсутствие конкретики и поверхностное изложение (или видение?) стоящих перед внешнеполитическим ведомством задач. Ну не может быть «заданием магистральной внешнеполитической линии Украины» «инвентаризация двусторонних планов Украины» с «ключевыми мировыми партнерами» и «наполнение их реальными прагматическими инициативами». А ставя задачи по евроинтеграции, нельзя отделываться пожеланиями «наполнить эту работу конкретным и последовательным смыслом». Нельзя весь комплекс проблем отношений с Россией свести к их «деполитизации» и«необходимости укрепления атмосферы доверия». А отношения с Соединенными Штатами не могут ограничиваться «режимом взаимной поддержки». Но даже там, где президент был более конкретен, например, говоря о делимитации и демаркации и необходимости завершения оформления государственной границы Украины, он умудрился включить в перечень стран, с которыми не завершены переговоры по этой тематике,.. Румынию. Да еще и с озабоченно-загадочным видом пообещал вернуться к румынской тематике на закрытой от журналистов части совещания, заставив последних изрядно поволноваться: так что же у нас там с Румынией? Видимо, ничего страшного. Поскольку о Румынии на закрытой части Ющенко, по нашей информации, больше не вспоминал. Печально, что никто из президентской внешнеполитической команды не только не объяснил главе государства разницу между оформлением госграницы (что давным-давно у нас с румынами завершено) и делимитацией континентального шельфа и исключительной экономической зоны (этот вопрос сейчас решается в Международном суде), но и не убрал президентский ляп с официального сайта главы государства. Где он красуется и по сей день. На радость румынам.

Хватало ляпов и в выступлении премьера, но все же, по сравнению со спичем президента, его обращение к дипломатам, на наш субъективный взгляд, было более живое, заинтересованное и конкретное. Правда, опять же не известно, что было в подготовленном группой товарищей тексте, лежавшем перед премьером. Судя по выражению лица сидевшего рядом с Виктором Януковичем и косившего глазом в премьерские бумаги Арсения Яценюка, это были совсем не те слова, которые произносил глава правительства. Наши предположения подтвердились уже на следующий день, когда в мидовских коридорах живо обсуждался тот факт, что Янукович по каким-то причинам не озвучил ни одного «наезда» на своих политических оппонентов, которыми изобиловал подготовленный его спичрайтерами и приближенными лицами текст. Виктор Федорович импровизировал и был более чем миролюбив. Говорил о необходимости слаженной работы всех ветвей власти, журил, в том числе и самого себя, за имевшие место в прошлом случаи «выяснения отношений» и подчеркивал необходимость консолидации усилий. После чего вдруг неожиданно для всех заговорил о НАТО. Говорил много (особенно по сравнению с президентом, лишь трижды вскользь выдавившим из себя словосочетание «евроатлантическая интеграция»). И выходило из слов Виктора Федоровича, что нехорошо это, когда во время выборов некоторые политические силы (кто же это мог быть?) политизируют этот вопрос и тем самым «обостряют противостояние в обществе», как это было в 2004 и 2006 годах. Но вот теперь, «когда мы говорим правду» и начали «работу относительно разъяснения отношений Украины и НАТО», это дало возможность увидеть, что «все направления сотрудничества содействуют как модернизации украинской армии, так и созданию системы европейской безопасности». Вот так-то.

Поговорив еще немного о футболе, точнее, о подготовке к Евро-2012, премьер наконец перешел к экономической и внешнеэкономической проблематике, что, собственно, и было анонсированной темой его выступления. Посетовав, что он не видит подготовленных послами «грунтовних» аналитических справок относительно «конкурентных преимуществ Украины в современном глобализованном мире и наших главных рисков», В.Янукович назвал это «существенным недостатком». Предложил Кабмину и министерствам более системно работать с посольствами, использовать предоставляемую ими информацию, учитывать предложения и «быть готовыми к восприятию новых и нестандартных подходов, предлагаемых послами».

Однако Виктор Федорович вряд ли представляет, насколько глубока на самом деле и болезненна для украинского дипкорпуса затронутая им проблема. Вот только состоит она не столько в отсутствии «грунтовних» справок (их пишут, и довольно много), сколько в том, что их практически никто не читает. Они никому не нужны — ни на Банковой, ни на Грушевского, ни на Михайловской. Наши послы называют Киев «черной дырой», в которой исчезает масса подготовленных ими аналитических документов, выношенных предложений, выстраданных идей. В которой хоронятся подчас с таким трудом «выжатые» из партнеров договоренности, в том числе и о визитах. Причем зачастую послам не удосуживаются даже пояснить, почему был отменен тот или иной визит. А бывает и так, что приезжает какая-то делегация, ведет какие-то переговоры, а на них не только сотрудников посольства не приглашают, но и посла не пускают…У одних это отбивает всякую охоту проявлять активность, и живут они себе спокойно вдали от родины и от руководства. А неугомонным, чтобы пробить какой-то вопрос, приходится не справки писать, а нажимать и нажимать на кнопки телефона, пытаясь лично втолковать тому или иному министру или чиновнику важность поднимаемой посольством проблемы.

Премьер говорил о необходимости разработки долгосрочных программ развития страны и работы правительства. Да, необходимость есть. Для страны. А для наших политиков? Для премьера? Для президента? Не на словах, а на деле. Кто из них задумывается, что будет через двадцать лет не с ними лично, а со страной? Кто из них способен мыслить стратегически, видя мир дальше Хоруживки или Енакиево и осознавая быстроту происходящих в этом мире изменений, а не решать собственные сиюминутные проблемки?

Вон маленькая (по сравнению с Украиной) страна Дания с населением 5,4 млн. человек заказала лучшим аналитическим умам планеты анализ влияния глобализации на внешнюю политику, а затем датские эксперты на его основании сделали собственный прогноз, какие регионы мира представляют в будущем интерес для их собственной страны в торгово-экономической сфере. У датчан существует отдельная стратегия отношений с Азией, аналогичный документ готовится по отношениям с Латинской Америкой. И это не просто бумажки, о которых тут же забывают, а серьезные правительственные документы, на основе которых пишутся конкретные планы работы для отдельных ведомств и координируется их деятельность на данном направлении. Сегодня датчане очень активно идут в Китай, Индию, Бразилию, положили глаз на Мексику. А кого из нашей «элиты» интересуют, например, результаты исследования, показавшего, что через 15 лет эта страна станет десятой экономикой планеты? У нас в Мексике даже посла нет…

Ладно, хватит о грустном. Вспоминая прошедшее совещание, можно обнаружить и позитивные моменты. Например, полное единство президента и премьера в некоторых вопросах. Оба признают, что внешняя политика не может быть разменной монетой в предвыборной борьбе. Оба обратились к своим слушателям со словами о недопустимости вовлечения дипкорпуса в политику и призвали обеспечить честность и прозрачность голосования украинских граждан за рубежом. Премьер попросил «не делить избирателей по цветам», а президент дал понять, что примет любые результаты выборов. При этом министр Яценюк пообещал, что никого из посольств отзывать не будут, какими бы эти результаты ни были.

Кстати, в чем еще сошлись премьер и президент, так это в высокой оценке работы МИДа и в особенности его главы Арсения Яценюка. Причем Виктор Федорович осыпал похвалами любимца Виктора Андреевича, занимающего третью позицию в избирательном списке пропрезидентского блока, даже более щедро, чем сам президент. И если полное отсутствие критики работы МИДа со стороны главы государства вполне понятно и объясняется как личной симпатией к молодому министру, так и предвыборными соображениями, то неслыханное доселе славословие в адрес «президентского» министра из премьерских уст вызывает некоторые вопросы… Правда, сам Янукович частично на них ответил, вспомнив «незлим тихим словом» Бориса Тарасюка и выразив личную благодарность Яценюку «за старания объединять усилия ветвей власти» и за выполнение договоренностей, достигнутых перед его назначением на пост министра иностранных дел.

О дипломатии под «Шустов»

Правда, в самом МИДе гораздо более сдержанно оценивают как собственную работу вообще и прошедшее совещание послов в частности, так и заслуги главы ведомства.

Что касается совещания, то у многих дипломатов оно оставило двойственные чувства. С одной стороны, как правило, это очень полезное мероприятие, позволяющее послам, годами оторванным от реалий родины, на несколько дней окунуться в эти реалии с головой и, пообщавшись с коллегами, друзьями и знакомыми, получить более точное представление о происходящем в Украине. Иногда даже получается в эти дни решить на месте какие-то вопросы, лично контактируя как с руководством собственного ведомства, так и других министерств. Предполагается, что на подобных совещаниях послы делятся собственным опытом, слушают коллег, обмениваются идеями, проводят мозговые штурмы. Но на этот раз, по свидетельству многих наших собеседников, откровенного и конструктивного разговора не получилось. Во многом — из-за манеры поведения министра Яценюка, на первой же тематической секции позволившего себе резкие и нетактичные замечания в адрес дипломатов, чей профессионализм ни у кого из их коллег не вызывает сомнений. И дело не в самой критике (она должна быть обязательно, но по существу), а в недопустимой форме ее высказывания. Тем более по отношению к профессионалам, которым, в отличие от самого министра, кстати, не так давно возглавлявшего экономическое ведомство, а сейчас проповедующего идею экономизации внешней политики, не нужно устраивать ликбез, что такое EFTA и зачем Украине и ее бизнесу нужна зона свободной торговли с Евросоюзом.

В общем, после такого начала уже никому из послов не хотелось откровенничать и, тем более, говорить о проблемах, особенно вытекающих из внутриполитической ситуации в стране. Хотя потом участники «европейского» заседания нам говорили, что в целом получился неплохой «мозговой штурм», а эта секция была наиболее интересной и конструктивной. Жаль, что таким же образом не удалось обсудить тему евроатлантической интеграции, отношения Украины с Россией и США, ее деятельность в рамках ООН. Таких тематических секций в программе совещания просто не было. На них не хватило времени. Их, конечно, можно было бы запланировать на третий день совещания, но вместо этого послов в добровольно-принудительном порядке увезли в Одессу. Насколько нужным и важным был этот выезд, свидетельствует хотя бы тот факт, что 26 послов написали заявления с просьбой освободить их от необходимости участвовать в этом мероприятии. Что вызвало ярко выраженное неудовольствие министра, и в результате некоторым послам даже пришлось сдать билеты в свои далекие страны. Лишь двоим главам дипмиссий было позволено не присутствовать в Одессе, где состоялось выездное пленарное заседание на тему «Трансграничное, энергетическое и транспортное сотрудничество». Хотя куда дешевле для государства обошелся бы приезд в Киев нескольких человек из Одесского региона, чем перелет ради двух часов заседания сотни послов из Киева в Одессу. В принципе, выездные заседания практиковались и раньше, и послы говорили нам об их полезности. Ведь главам дипмиссий для обеспечения экономических интересов нашей страны за рубежом необходимо хорошо знать регионы Украины и их основные предприятия. Но, думается, в Одесской области, хорошо знакомой проработавшему там некоторое время А.Яценюку, можно было бы устроить для послов посещение не только завода «Шустов» и организовать не только фуршет в ресторане гостиницы «Одесса» и ужин на катамаране «Хаджибей»…

Навстречу людям и дипломатам

Но вернемся к проблемам и вопросам, обсуждавшимся в дни посольского совещания. С удовлетворением можно констатировать, что МИД в последнее время сделал несколько реальных шагов навстречу украинским гражданам. Во вторник была презентована программа единого телефонного контакта «Родина на связи», созданная по инициативе МИД совместно с мобильным оператором МТС- Украина для тех, кому необходима помощь дипломатических и консульских служб. В рамках программы с 16 июля с.г. все абоненты этой компании при пересечении границы Украины получают на свои мобильные телефоны SMS-сообщения, содержащие адреса украинского посольства и консульств в стране пребывания, а также их телефоны.

С 1 июня при МИДе и с участием компании Beeper круглосуточную работу начал Call-центр, предоставляющий информацию и рекомендации в вопросах, связанных с поездками украинцев за границу (оформление виз, условия пребывания в иностранных государствах, предотвращение торговли людьми, помощь в форс-мажорных обстоятельствах за рубежом). В принципе в МИДе и раньше был Центр оперативного реагирования, выполнявший те же функции, но теперь, надо полагать, работа ведомства на этом направлении станет более действенной и оперативной…

Личный шаг навстречу людям сделал и министр Яценюк, объявивший собравшимся дипломатам и журналистам о том, что, поскольку бюджет страны не в состоянии профинансировать многие социальные программы и проекты, он, то есть министр, но как частное лицо, совместно с польским бизнесменом Збигневом Джимали основал благотворительный фонд поддержки международного сотрудничества «Открой Украину». Его основными целями (помимо указанной в названии) являются «поддержка молодой украинской элиты, преодоление социальных и экономических последствий трудовой миграции». И хотя несколько оторопевшие от услышанной новости послы сходу не смогли привести примеры из международной практики аналогичной благотворительной деятельности со стороны высокого должностного лица, тем не менее нам эта инициатива в теории представляется полезной и интересной. Будет весьма любопытно ознакомиться с ее практической реализацией…

Возможно, скоро несколько наладится и жизнь самих дипломатов. Им уже стало жить немного лучше и веселее. Ведь в этом году на 20% были подняты зарплаты сотрудникам загранпредставительств и на несколько процентов — центрального аппарата. Правда, при этом зарплаты украинских дипломатов все равно остались самыми низкими в СНГ. Да и для материально-технического обеспечения посольств и представительств денег по-прежнему катастрофически не хватает. Но на совещании президент пообещал поддержать предложения министра иностранных дел к госбюджету на 2008 г. И, говорят, дал понять, что не подпишет главный финансовый документ страны, если деятельность МИДа не будет обеспечена должным образом. В этой связи дипломаты надеются, что их ведомству вернут три программы (по имиджу Украины, поддержке заграничного украинства и расширению сети украинских дипучреждений), переданные в нынешнем году другим министерствам, что никак не способствовало успешной реализации этих программ.

Выступая в здании на Михайловской, президент подчеркнул, что «в новых реалиях в стране и мире нам необходимо развитие дипломатической службы — службы европейского образца». Но возможно ли создание таковой без предоставления дипломатам зарплат европейских размеров, технического обеспечения европейского уровня, дипломатического образования европейского качества? Кстати, глава государства отдельно остановился на необходимости существенного усовершенствования дипобразования, а заодно предложил провести реформу дипслужбы, включая «оптимизацию самого ведомства, возможно, его укрупнения». И тут дипломаты напряглись.

Дело в том, что каждый новый министр, занимая кресло на Михайловской, тут же обязательно начинает эту самую «оптимизацию», так что дипломаты уже несколько подустали от этого перманентного процесса. Особенно если учесть, что у каждого главы ведомства свое видение оптимальной структуры МИДа. Например, нынешний министр Арсений Яценюк, как рассказывают, не прочь не только взять под мидовское крыло торгово-экономические миссии (ТЭМы), но и укрупнить собственное министерство за счет внешнеэкономической части Минэкономики, которая когда-то была отдельным ведомством — Министерством внешнеэкономических связей и торговли. Более того, поговаривают, что ему симпатична не только Львовская площадь, но и некоторые лесистые территории… Правда, проблема в том, что в нашей стране, как правило, место сидения определяет точку зрения. Насколько нам известно, в свое время, возглавляя Минэкономики, Арсений Петрович не захотел отдавать ТЭМы претендующему на них Тарасюку. Какой государственный пост займет А.Яценюк после выборов и останется ли он верен идее экономизации внешней политики, пока неизвестно. Однако профессиональные дипломаты уже сегодня обращают внимание на то, что одного слепого копирования канадской модели и механического перемещения частей одного министерства в другое для успешной реализации экономических интересов Украины за рубежом будет явно недостаточно.

Экономизация вместо демократизации

Два года назад одним из ключевых элементов внешней политики Киева была поддержка демократических процессов в мире в целом и на постсоветском пространстве в частности. Тогда этот курс вызвал много критики, поскольку под угрозой оказались экономические интересы Украинского государства. Противники идеи активной позиции Киева в вопросах защиты демократии часто апеллировали к политике государств—членов Европейского союза, которые ради своих экономических интересов в странах третьего мира закрывали глаза на проблемы демократии и соблюдения прав человека авторитарными режимами. Например, Дания, будучи яростной защитницей прав человека (достаточно вспомнить хотя бы то, как эта страна повела себя, когда россияне потребовали выдать находившегося там чеченца Ахмеда Закаева), предпочитает не поднимать эту тему в отношении Китая, с которым налажены серьезные торгово-экономические связи.

Ныне на заседании послов об этом дискуссионном направлении украинской внешней политики лидеры государства не вспомнили ни словом. И среди региональных организаций, посредством которых Киев должен укреплять свою роль регионального лидера на балто-черноморском пространстве, Организация за демократию и экономическое развитие (ОДЭР) даже не упоминалась. Зато в числе названных приоритетов — усиление экономической деятельности дипломатических учреждений. Эту идею решил реанимировать Арсений Яценюк, придя в апреле на Михайловскую площадь.

Значение, которое придают данному направлению внешнеполитической деятельности на Грушевского, подтверждает тема выступления Виктора Януковича перед послами — «Внешнеэкономическая деятельность Украины и усиление ее политико-дипломатического сопровождения в регионах мира». В клубе Кабмина премьер призвал дипломатов играть большую роль «в обеспечении реализации национального экономического потенциала, защиты экономических интересов, поддержки участия украинского бизнеса в перспективных международных проектах». В свою очередь Виктор Ющенко упомянул об «уникальном национальном интересе», имея в виду выход Украины на такие рынки, как Китай, Индия, Юго-Восточная Азия, Южная Америка, Африка, призвал «поднять из «спячки» это направление внешнеполитической деятельности и заявил, что задачей каждого дипломата в стране пребывания является оптимизация внешней торговли.

Но эти призывы работать на бизнес, озвученные и президентом, и премьером, могут вызвать только горькую улыбку у дипломатов, аккредитованных в странах третьего мира и на практике соприкасающихся с украинским бизнесом. Ведь спит не дипломатия, а бизнес.

Озабоченность президента и премьера объяснима. Многие страны Юго-Восточной Азии, Африки, Латинской Америки переживают экономический рост и представляют собой крупный рынок для сбыта украинской продукции. Хотя экономический рост наблюдается и в Украине, масштабной экономической экспансии украинских компаний на мировой рынок нет. Более того: сегодня украинский бизнес в силу тех или иных причин теряет традиционные рынки сбыта своей продукции. Например, украинский металл практически исчез с китайского рынка. А ведь еще в 2003 году украинские трейдеры занимали в КНР твердые позиции. Дело дошло до того, что украинские компании уже сами начали закупать китайскую металлопродукцию. И если еще несколько лет назад Украина имела позитивное сальдо в торговле с Китаем, то теперь дела обстоят совсем наоборот. А все дело в том, что украинские трейдеры вовремя не сориентировались в местной конъюнктуре рынка и в результате оказались не в состоянии предоставить Китаю новую конкурентоспособную продукцию.

Сокращение доли украинских товаров на традиционных рынках происходит и в некоторых государствах на постсоветском пространстве. При этом Кабмин почему-то радостно рапортует о том, что впервые за многие годы товарооборот Украины с РФ и СНГ превысил товарооборот с ЕС. Хотя, например, традиционный для украинской мясомолочной продукции российский рынок может сократиться, поскольку, по словам посла Украины в РФ Олега Демина, после принятия россиянами решения о запрете на импорт мясомолочной продукции из Украины в 2006 году освободившуюся нишу заняли европейцы. (Украинцы смогли вернуть себе только 30—35% рынка, которого они занимали до запрета.) Да и сами россияне не теряют время зря и строят большие современные мясоперерабатывающие комплексы и молочные заводы, продукция которых, в отличие от нашей, соответствует европейским стандартам. А значит, может экспортироваться в страны ЕС…

Наивно полагать, что изменить ситуацию в сфере внешней торговли можно силами лишь одной дипломатической службы. «ЗН» уже не раз писало, что эффективное проникновение украинских товаров на внешние рынки возможно только при слаженной работе политиков и дипломатов, разведки и бизнеса. Наконец, при наличии соответствующей долговременной государственной стратегии с обозначением четких приоритетов отраслей, стран, регионов, и, что важно, — с учетом диверсификации рынка сбыта украинкой продукции. В противном случае это будет работа дилетантов, без шансов на сколько-нибудь серьезный и постоянный успех в регионах, где действуют опытные и профессиональные игроки из США, ЕС, РФ, Китая.

Традиционно дипломатия идет вслед за бизнесом. В украинском же случае, когда часто забывают о рыночных механизмах, все наоборот. Посольства, постоянно анализируя экономическую ситуацию и налаживая связи в среде политиков и бизнесменов, могут указать на перспективные отрасли в стране пребывания, найти надежного партнера и оказать политическое содействие украинским предпринимателям в реализации их проектов. Далее работа самого бизнеса. Но тяжело тянуть за руку того, кто упирается. А как показывает практика, несмотря на развивающиеся в мире процессы глобализации, украинский бизнес в массе своей не горит желанием завоевывать рынки стран третьего мира. Не спешит он прислушиваться и к рекомендациям двусторонних межправительственных комиссий, которые являются координирующими органами в сфере торгово-экономических отношений,

Индия и Китай, страны Юго-Восточной Азии, Африки, Латинской Америки в большинстве случаев по-прежнему привлекательны лишь для тех, кто одержим страной, либо для тех предприятий, которые традиционно работали в этих регионах еще с советских времен. Это «АвтоКрАЗ», «МоторСіч», «Укрспецэкспорт», «Прогресс» и прочие немногочисленные компании, поставляющие устоявшийся перечень продукции — машины, металлопродукцию, комплектующие для электростанций и самолетов, военную технику и вооружение и т.д.

А вот крупные украинские частные корпорации, созданные в последнее десятилетие, за редким исключением сегодня предпочитают системно работать либо в Украине, либо в европейских странах, в большинстве своем игнорируя потенциал третьего мира. Красноречивый пример: посольство Украины в КНР разослало владельцам известнейших украинских корпораций письма, где предоставило подробный перечень перспективных отраслей для вложения инвестиций. Ответа в Пекине ждут по сей день…

Нет сомнений, что работать в Юго-Восточной Азии, Латинской Америке, Африке тяжело. Расстояние, климат, менталитет местных жителей, специфические бытовые условия вовсе не способствуют тому, чтобы в эти страны бесконечным караваном тянулись отечественные предприниматели. Отталкивает украинский бизнес также жесткая конкуренция. Ведь к таким традиционным тяжеловесам как россияне, американцы и европейцы, добавились еще китайцы. Отбивает охоту и отсутствие государственной поддержки отечественного экспортера.

Безусловно, обмениваясь визитами лидеров государств, правительство создает политические предпосылки для работы бизнеса. Без этого трудно развивать нормальные торгово-экономические отношения в большинстве названных выше государств, где бизнес и власть зачастую сильно переплетены. К слову, срывы визитов государственных мужей часто негативно сказываются на экономических отношениях. Но функции правительства не ограничиваются лишь созданием необходимого политического климата в двусторонних отношениях. И если речь идет о необходимости улучшения внешнеторгового сальдо, о чем говорил дипломатам Виктор Янукович, то Кабмин должен стимулировать отечественный бизнес идти на внешние рынки, предоставляя льготы экспортерам, как это делается в большинстве стран мира. Или, наконец, либерализировать существующую систему предоплаты.

В нынешних же условиях многие украинские предприниматели предпочитают работать в Украине, где знакомы правила игры и гарантирована высокая прибыль, а не отправляться за тридевять земель, чтобы в условиях жесткой конкуренции участвовать в прозрачном тендере на два—три миллиона долларов. Но если сегодня украинские компании не начнут свою экономическую экспансию в страны третьего мира, то, учитывая номенклатуру экспортируемых товаров, через несколько лет проникнуть на эти рынки для отечественного бизнеса будет значительно сложнее. Ведь стремительно развивающиеся Китай и Индия, Южная Корея и Пакистан, Вьетнам и Малайзия сегодня куда более интегрированы в международный бизнес, нежели Украина, и их рынок стал куда сложнее, чем десять-пятнадцать лет назад. Если, например, в Шанхае произойдет обвал биржи, то это почувствует весь мир. А вот если подобное случится в Киеве, вряд ли это заметят в Вашингтоне, Токио и Лондоне.

Содействовать украинским компаниям — лишь одна сторона экономической деятельности украинской дипломатии. Вторая — способствовать привлечению в Украину крупных иностранных инвестиций из этих государств. Ряд компаний готовы пойти на украинский рынок. Например, пакистанский концерн Shahzad International с четырехмиллиардной годовой прибылью, работающий в сфере ВТС, геологоразведки, туризма и телекоммуникаций; китайские компании, которых к внешним инвестициям подталкивает местное правительство: при высоких темпах экономического роста для Китая сегодня одна из основных проблем избежать перегрева экономики. Однако большинство предпринимателей отпугивает инвестиционный климат в Украине, а также коррупция, и многие из них готовы идти в Украину только под государственные гарантии либо инвестировать в предприятия, где имеется доля государства.

Но готово ли наше государство принять крупный иностранный бизнес? Поучительной стала история с крупнейшим китайским нефтегазовым концерном Sinopec, отправившим заявку для участия в тендере по разведке и добыче углеводородов на Прикерченском месторождении шельфа Черного моря и перечислившим для этого необходимую сумму. Однако их не оказалось в списке участников тендера. Как пояснила в своем письме украинская сторона, некий чиновник попросту забыл в своем ящике эту заявку. Объяснение это китайцев не вполне удовлетворило. И неизвестно, будут ли они в будущем участвовать в тендерах, проводимых украинской властью.

Одному украинскому послу кто-то из японских бизнесменов так охарактеризовал ситуацию в Украине: «Коррупция есть во всем мире. Но если дают взятку в Японии, то бизнесмен уверен, что его вопрос будет решен. В вашей же стране, сколько ни давай взятку, дело не сдвинется с места». Если в Азии взятка является гарантией решения вопроса, а в Европе на страже интересов бизнеса стоит суд, то в Украине ни то, ни другое не является гарантией того, что бизнес может спокойно работать в стране. И это отталкивает иностранный бизнес. Подобное положение дел еще раз показывает, что эффективность внешнеэкономической деятельности, как и внешнеполитической, прежде всего, зависит от внутриполитической и внутриэкономической ситуации в самой Украине. И каким бы талантливым ни был дипломат, сколько бы он ни прилагал усилий для того, чтобы углубить, усилить и укрепить двусторонние отношения, пока цивилизованные правила игры в Украине не станут прозрачными, а закон не перестанут игнорировать, трудно ожидать эффективных результатов работы дипломатической службы во внешнеэкономической сфере.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42, 9 ноября-15 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно