Пропажа, которую могут не заметить

25 декабря, 2009, 18:40 Распечатать Выпуск №51, 25 декабря-14 января

Чем работать впустую, лучше вообще не работать. Именно такой логикой объяснили народные депутаты свое решение досрочно отправиться в неформальный новогодний отпуск...

Чем работать впустую, лучше вообще не работать. Именно такой логикой объяснили народные депутаты свое решение досрочно отправиться в неформальный новогодний отпуск. Неформальный — поскольку официально они… находятся на работе. «Трудятся в округах» — великолепная формула, оставшаяся неизменной со времен существования мажоритарной системы. В следующий раз в сессионном зале парламентарии намерены собраться аж 19 января, после первого тура президентских выборов.

Больше всех решением коллег возмущался вице-спикер Николай Томенко. Дескать, его инициатор — Юрий Бут — и сам не слишком часто приходит в Раду, а теперь и другим не дает поработать. А работы, мол, непочатый край. Впрочем, предложение Бута депутаты на самом деле отклонили, а приняли практически идентичное предложение регионалки Ирины Акимовой. Причем в ПР тут же пообещали собраться на внеочередное заседание, если правительство подаст проект бюджета на следующий год. Но в Кабмине, видимо, с этим спешить не хотят. И Томенко тут же признал, что затея с внеочередным заседанием особого смысла не имеет, кворума, дескать, всё равно не будет. На Банковой, правда, намекнули, что дело даже не в бюджете. А в том, что премьер опасается развала и без того дышащей на ладан коалиции и потому банально перестраховывается — ведь любое заявление о выходе из состава коалиции считается официальным только после того, как объявлено на пленарном заседании Рады. Так что скорее всего каникулы прерывать никто не будет, и нардепы будут свободны до крещенских морозов.

И смогут наконец сосредоточиться на избирательной кампании. Ведь многие из народных избранников уже несколько месяцев работают не столько в Раде, сколько в штабах кандидатов. Или «в поле» — как агитаторы. А некоторые и сами баллотируются. К тому же дополнительные парламентские каникулы — неплохой повод заявить о своей позиции. Арсений Яценюк, скажем, уже поспешил отметить, что «не видит никакой трагедии в том, что Рада ушла в отпуск, потому что она из него и не выходила». Из уст человека, который еще недавно сам руководил ЭТИМ парламентом, а в начале избирательной кампании объявившего, что вообще не видит смысла появляться в сессионном зале, обличения «тунеядцев с мандатами» прозвучали особенно пикантно. Но откровения Арсения Петровича на этом не закончились. Экс-спикер с пафосом Че Гевары провозгласил, что Верховная Рада — «не парламент, а закрытое акционерное общество, точнее — хунта, которая должна быть распущена на конституционных основаниях». Между прочим, по-испански «хунта» означает то же самое, что по-украински «рада», так что хлесткость формулировок, видимо, должна была компенсировать приземленность мотивов. Уж слишком очевидна занитересованность Яценюка в скорейших парламентских выборах, позволяющих конвертировать узнаваемость и подтаявший рейтинг во что-то политически ощутимое.

У Сергея Тигипко выводы не менее стратегического масштаба. Он уверен, что решение депутатов отменить два заседания демонстрирует — ни больше, ни меньше — недееспособность правящих элит и несостоятельность модели парламентской республики. Ну а дальше — по накатанной колее. «Стране нужен сильный президент, готовый на себя взять ответственность... Нужен лидер, который не будет уходить в отпуск в тот момент, когда все сферы государственной жизни в кризисном состоянии». Для бывшего главы Нацбанка, взявшего в 2004-м «отгулы» для того, чтобы возглавить штаб одного из кандидатов, заявление, безусловно, смелое. Я бы даже сказал — дерзко самокритичное. Или это намек на Владимира Литвина? В конце концов ни Виктор Ющенко, ни Юлия Тимошенко в отпуск уходить даже не собираются. Премьер даже заработала на этом «желтую карточку» от Центризбиркома…

Юлия Владимировна, кстати, в последнее время разочаровалась в отечественном парламентаризме не меньше Сергея Тигипко. А ведь еще несколько лет назад она наделала немало шуму своим заявлением в поддержку «чистой парламентской республики». Теперь Тимошенко обещает избирателям «сильную, президентскую, чёткую, консолидированную власть в Украине». Как единственное средство от «хаоса, беспомощности и глупости». Ну а Виктор Андреевич за президента с широкими полномочиями по определению — во-первых, на этом посту он видит только себя, а во-вторых… нет, пожалуй, достаточно будет и того, что «во-первых». Отметим, что в своей критике Верховной Рады Ющенко давно уже переплюнул и Леонида Кравчука, и даже такого авторитариста как Леонид Кучма. Второй президент парламент крепко не любил, но по меньшей мере во всеуслышание не заявлял, что высший законодательный орган состоит из убийц и педофилов. Может, поэтому в конце концов Кучма согласился с идеей конституционной реформы. А от Ющенко доброго слова в адрес парламентской республики после таких обвинений ждать даже как-то кощунственно...

Удивительно, правда, что, критикуя конституционную реформу за неоправданное сужение президентских полномочий и излишние перекосы в пользу парламентской модели, на Банковой, как, впрочем, и в штабах других кандидатов, будто не замечают, что влияние Верховной Рады на самом деле не растет, а падает. И парламент фактически перестает быть элементом политической системы, одну за одной теряя — не формально, а фактически — свои функции.

Это уже не представительский орган. Депутаты давно уже представляют не избирателей, и даже не партии и блоки, а партийных лидеров и их партнеров — не столько даже политических, сколько финансовых. Но, в отличие от избирателей, лидеры и симпатизирующие им олигархи не нуждаются в политических посредниках для того, чтобы договариваться между собой. Парламент, несмотря на расширение его полномочий, так и не стал центром принятия решений. Ни стратегических, ни даже тактических.

Более того, Верховная Рада перестала быть радой, то есть местом, где «радятся», совещаются. Договариваются в лучшем случае руководители фракций в кабинете у спикера, а депутаты иногда неделями томятся в ожидании решений, которые им спустят «сверху». А если «сверху», то Рада перестаёт быть Верховной. Над ней — де-факто, а иногда и де-юре — возвышаются другие должностные лица, начиная с президента и премьера, которые фактически руководят деятельностью законодательного органа.

Впрочем, и законодательным органом украинский парламент можно назвать уже с натяжкой. Не только потому, что законы им почти не принимаются — нынешний состав Рады уступает в этом практически всем своим предшественникам. Большинство актов, которые голосуются в парламенте, — это не более чем элементы технологий непарламентских центров влияния — Банковой, Туровской, Липской, и их принятие или отклонение оценивается не потому, насколько качественным является тот или иной документ, и уж тем более не потому, насколько он облегчит или усложнит жизнь граждан. Главный критерий — кто выиграл и кто проиграл в этом состязании — президент, правительство или оппозиция с временными союзниками?

Одно время казалось, что, утратив свои государственные функции, Рада останется всего лишь «говорильней» (в изначальном французском значении слова parliament) и местом для политических шоу. Благо опыт есть — еще со времен, когда депутат Тимошенко портила своими каблуками обувь депутата Суркиса, а Михаил Бродский «расплевывался» с Ярославом Кендзьором. Раду даже успели за это раскритиковать. Как оказалось — преждевременно. Поскольку сегодня в качестве площадки для шоу сессионный зал уступил место телевизионным студиям. Там парламентарии чувствуют себя комфортнее. Возможно, помогает то, что от выяснения отношений их не отвлекает неизбежное в здании Верховной Рады выполнение неких формальным процедур в виде регистраций и голосований. А скорее всего — они понимают, что сигнал до зрителя дойдет быстрее, чем до избирателя. Да и режиссура телешоу заметно выигрывает в сравнении с обыкновенными трансляциями пленарных заседаний. И зачем в таком случае вообще приходить в сессионный зал?

Бесконечные «Свободы» оказались настолько удачной имитацией парламентской деятельности, что обычный зритель вообще может не догадываться, заседает или нет Верховная Рада. И, как ни печально это выглядит для народных избранников, фактическое исчезновение парламента скорее всего не произведет особого впечатления на сограждан. Разве что политикам не понадобится по каким-то соображениям гальванизировать интерес публики... А если они научатся находить общий язык, не пользуясь таким инструментом как Рада, «пропажа» высшего законодательного органа может остаться незамеченной. Депутаты, правда, могут еще понадобиться. Как минимум один раз. Чтобы поставить точку в эксперименте в «демократической» комедии. В конце концов даже Наполеон Бонапарт, разогнавший 18 брюмера парламент, потом вынужден был собирать народных избранников, распуганных гренадерами Мюрата и разбежавшихся по всему парку Сен-Клу, в зале заседаний. Будущему императору французов наверняка повезло. Представляете, если бы депутаты в этот день решили «работать в округах»?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно