Программа правительства: отсутствие экономических приоритетов и легитимация политических амбиций

1 февраля, 2008, 16:48 Распечатать Выпуск №4, 1 февраля-8 февраля

Ажиотаж и резонанс, которые вызвал процесс разработки и подготовки программы правительства, заставляет дать оценку этому феномену в украинской политике...

Ажиотаж и резонанс, которые вызвал процесс разработки и подготовки программы правительства, заставляет дать оценку этому феномену в украинской политике. Прежде всего поражает пожарный порядок разработки программы правительства и количество версий на единицу времени. После учета последних требований и замечаний президента парламентарии, вероятно, будут осчастливлены уже четвертой версией. Во-вторых, количество задекларированных в программе проектов, намерений и задач не вынесет даже бюджет такой высокоразвитой страны, как Германия. Наконец, авторы поместили в документ максимальное количество деклараций, намерений и подходов, касающихся различных сфер жизни страны. При этом они не сочли нужным указать ни механизмов, ни последовательности, ни приоритетности реализации своих замыслов.

В итоге получился не план работы Кабинета министров, а скорее политическая программа партии, которая готовится к предвыборной кампании. Коротко говоря, программа правительства — это отсутствие экономических приоритетов и легитимация политических амбиций.

Не декларации, а узкий коридор возможностей будут определять деятельность правительства

Создатели программы попытались инвентаризировать широкий спектр проблем, которые длительное время не находили своего разрешения на практике. Общество и экономистов не может не радовать их действительно широкий кругозор. Однако Кабинет министров как высший орган исполнительной власти призван давать не обзор проблем, а ответы на реальные вызовы, с которыми сталкивается страна. Именно поэтому не декларации, а узкий коридор возможностей будет определять деятельность правительства.

В первую очередь перед правительством встанет задача поддержания макроэкономической стабильности и удержания инфляции на экономически допустимом уровне. Украина остается весьма уязвимой по отношению к изменениям в сфере внешнеэкономической конъюнктуры. Цены на энергоносители, цены на продукцию ГМК, изменения в системе международных расчетов находятся за пределами сферы ручного управления, к которому, похоже, тяготеет вновь сформированное правительство. Вместо того чтобы испытывать и «проедать» запас прочности украинской экономики, правительству следует искать адекватные ответы на фундаментальные внешние и внутриэкономические вызовы.

В начале года Украина уже получила «желтую карточку» от международного рейтингового агентства Standard & Poor’s. Эта авторитетная организация констатировала, что решение нового украинского правительства включить в бюджет 2008 г. выплаты утраченных сбережений граждан (обязательства в размере около 3% ВВП) будет еще больше усиливать спрос в экономике, которая и без того уже достаточно перегрета. Таким образом Украина встанет перед реальной угрозой почти двукратного увеличения в 2008 г. дефицита платежей по счету текущих опе­раций правительства. Тренды, связанные с повышением цен на газ, импортируемый из Туркме­нистана и России, дальнейшая накачка внутреннего спроса ставят вопрос о перспективах кредитоспособности украинского правительства.

Достаточно непростым для правительства будет и вопрос борьбы с инфляцией. Вряд ли антиинфляционный пакет, о котором уже поспешила заявить Ю.Тимо­шенко, можно ограничить техническими договоренностями между правительством и Нацбанком. Крайне сомнительно, что НБУ как структура, отвечающая за монетарную стабильность, будет в пожарном порядке затыкать дыры, за которые несет прямую ответственность правительство.

Многолетнее откладывание структурных реформ и накопление экономических диспропорций, о чем говорят многие экономисты, будет провоцировать инфляционные тенденции в украинской экономике. К сожалению, серьезного разговора о выработке и реализации политики, способной устранить фундаментальные причины роста инфляции в Украине, правительство пока избегает.

В-третьих, суетливые действия правительства на газовом рынке свидетельствуют об отсутствии системных ответов на вызовы в энерге­тической сфере. Правительствен­ные чиновники направляют всю свою энергию на пересмотр ранее достигнутых договоренностей и при этом полностью упускают перспективу и будущие угрозы. Например, еще в конце 2007 года из уст руководства «Газпрома» прозвучала информация о намерении России начать переход к торговле нефтью и газом не за доллары, а за рубли и евро. Реализация Россией в 2008 году указанных планов может весьма болезненно отразиться на финансовой и валютной стабильности в Украине. Очевидно, что избежать очередного шока можно только в случае, если правительство откажется от работы в режиме пожарной команды и попытается играть на опережение.

Вместо земельной реформы программа предлагает форсированное обезземеливание

В последние несколько лет в Украине широко обсуждаются проблемы возрождения украинского села, повышения конкурентоспособности национального сельхозпроизводителя, а также необходимости либерализации земельного рынка. Правительственная программа также содержит раздел, посвященный этим проблемам. Ключевая позиция программы, касающаяся земельного вопроса, — обещание крестьянам восстановления социальной справедливости относительно возможности распоряжаться землей. Что же скрывается за предложением упростить и ускорить все процедуры обретения права собственности?

Бросается в глаза отказ БЮТ от предвыборных деклараций. Программа Ю.Тимошенко отличается от предвыборной социал-популистской риторики БЮТ радикальным поворотом в сторону агрессивно-либеральных методов и подходов в решении земельного вопроса.

Во-вторых, налицо иллюзия выбора. В частности, владельцу земельного пая предлагается три варианта.

Первый: заняться личным крестьян­ским хозяйством. Это означает активно включиться в рыночные отношения и платить налог на землю, льготы по которому, кстати, предлагается пересмотреть. Второй: сдать землю в аренду государству и с определенной периодичностью получать ренту. Третий: продать свой надел и по собственному разумению распорядиться деньгами.

Однако нетрудно догадаться, какой из путей будет избран. Прак­тика показывает, что после распаевки земель фермерами стали лишь около 42,5 тыс. сельских семей
(3 420 тыс. га в использовании), а средняя ставка аренды гектара в основном не превышает 150 грн. за гектар в год. Таким образом, не предложив стратегии подъема сельскохозяйственного уклада, программа правительства откровенно подталкивает владельцев земельного пая к перепродаже земельных активов.

С другой стороны, авторы программы совершенно не учитывают социальные последствия предложенных ими же кардинальных реформ. В Украине, по статистике, — 15,5 млн. сельских жителей. Боль­шинство из них так или иначе занимаются сельским хозяйст­вом. В структуре занятости 24% приходится на сельское хозяйство. В результате концентрации сельхозпроизводства и земли, а также появления на внутреннем рынке сельхозпродукции активных зарубежных игроков армию безработных может пополнить более миллиона наших соотечественников.

Подобную ситуацию с трудом пережили ряд европейских стран. После объединения Германии в конце 1989 года и начала структурных реформ в сельском хозяйстве на территории бывшей ГДР количество занятых в сельском хозяйст­ве за четыре года снизилось на 74%. И это не единичный пример. В конце 1995 года в сельском хозяйстве соседней Польши трудилось около 26,5% из числа всех занятых, в 2006 году — порядка 15%.

Переживет ли форсированное обезземеливание украинское село? Справится ли социальная система со взрывной волной неконтролируемой урбанизации, радикальным изменением социальной и демографической карты Украины? Программа об этом умалчивает, как говорится, лес рубят, щепки летят.

Программа правительства — инструмент легализации политических амбиций Ю.Тимошенко

Появление в проекте правительственной программы блока, посвященного конституционной реформе, выглядит странным. Ведь парламентская коалиция еще не вполне определилась с тем, как, по их версии, должна выглядеть «идеальная» политическая система. В такой ситуации инициативность Кабмина, стремящегося внести лепту в развитие правительственно-парламентской модели, выглядит несколько преждевременной. И это уже вызвало резкую реакцию со стороны главы государства, потребовавшего изъятия соответствующих положений из готовящегося документа.

Очевидно, что такая заявка имеет серьезную политическую подоплеку. Она стала подтверждением набирающей силу конкуренции за лидерство, развернувшейся в лагере правящей коалиции. Директивность установок президентского секретариата, пытающегося модерировать политические события с прицелом на 2009 год, вызывают реакцию сопротивления в среде БЮТ, уже, очевидно, имеющей свои виды на перераспределение власти в дальнейшем.

С одной стороны, этот факт является достаточно обнадеживающим для демократических сил Украины. Очевидно, предполагаемая дискуссия о конституционной модели может все-таки состояться, и оппозиция не останется одинокой в своем желании строить будущее страны на основании консенсуса.

Однако тревожит то, что обществу навязывается совершенно спекулятивная идея о том, что от разрешения противоречий между президентом В.Ющенко и премьером Ю.Тимошенко зависит будущее страны. И президент со своим «именным» Конституционным советом, и премьер со своей мега-программой соревнуются в давлении на парламент и общественное мнение, лишая их возможности самостоятельно определиться.

Под таким углом вопросы преодоления пропасти между властью и обществом, формирования и реализации целостного государственного курса, развития самоуправления и укрепления национального единства превращаются всего лишь в необязательное приложение и вряд ли могут быть разрешены.

Кроме того, в программе правительства крайне политизированы вопросы, связанные с региональным развитием и расширением прав местного самоуправления. Складывается впечатление, что правительство вступило в конкуренцию с президентом за право «командовать» регионами и местным самоуправлением. В правительственной программе, так же, как и в президентских предложениях, самоуправление не рассматривается в качестве самостоятельного субъекта управления. Ему отводится роль государственного субподрядчика, который на основе субсидиарности будет предоставлять населению услуги, обещанные государством. Вся разница в том, к кому на поклон будут ходить представители местного самоуправления — к руководителю госадминистрации, назначенному президентом, или к руководителю регионального представительства соответствующего министерства, ориентированного на проведение курса премьер-министра. Похоже, ни секретариат, ни правительство не волнуют надежды местного самоуправления, которые связаны не с определением нового хозяина, а с расширением доходной базы и получением права принимать самостоятельные решения в пределах своей компетенции.

Единственным путем вернуться к обсуждению и решению существующих вопросов является безоговорочное признание исключительного права Верховной Рады на проведение конституционной реформы и возврат к полноценной парламентской дискуссии о модели конституционного устройства страны.

Общество не приемлет внутренний культурный колониализм

Не менее интересным выглядит вариант культурной политики, предложенный в проекте правительст­венной программы. На фоне ритуальных заявлений о том, что основой политики властей в этой сфере является курс на примирение и объединение украинского народа — образования специфического и мультикультурного — активно продвигается ряд пунктов (вроде языковой унификации или почитания неоднозначного наследия «национально-освободительных» усилий в ХХ веке), которые проводят в обществе резкую демаркационную линию между сторонниками разных точек зрения на этот вопрос.

Впрочем, неоправданный с точки зрения национального примирения культурный радикализм правительства находит свое политическое объяснение. Очевидно, такова плата за хотя бы временное сохранение уравновешенных отношений правительства с президентом. Но, безоговорочно принимая культурную политику Банковой, Ю.Тимошенко не столько теряет, сколько получает возможность перехватить инициативу и расширить круг симпатиков в национал-демократической среде за счет нынешних политических партнеров.

К сожалению, в программе правительства культура остается инструментом идеологического воздействия. Правительство вполне осознанно движется в русле культуртрегерской политики, в соответствии с которой необходимость насаждения определенного типа культуры — это одно из обоснований установления и укрепления политического господства.

Убежден, что значительная часть общества не воспримет политику внутреннего культурного колониализма. В результате правительство рискует спровоцировать рост недоверия к власти и государству в целом.

Закон об основах внутренней и внешней политики — рамка для исполнительной власти

Ситуация вокруг правительст­венной программы еще раз доказывает: только принятие закона об основах внутренней и внешней политики может создать прочную основу для эффективной работы исполнительной власти. Этот документ четко регламентирует цели и задачи деятельности всех ветвей и институтов государственной власти — Верховной Рады, президента и Кабинета министров. Тогда качественная правительственная программа будет выполнять свою прямую функцию — определять пути, сроки и инструменты достижения приоритетных для государства задач. В противном случае каждое новое правительство окажется перед соблазном написать и распиарить очередной политический манифест, выдавая его за свой план работы. А общество, и так не особо доверяющее власти, вообще перестанет понимать, какие эксперименты сейчас осуществляет государство.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно