Профанация «упрощения»? Ситуация с шенгенскими визами для граждан Украины ухудшается

23 марта, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 23 марта-30 марта

Еще не высохли чернила под парафированным 27 октября 2006 года соглашением между ЕС и Украиной об упр...

Еще не высохли чернила под парафированным 27 октября 2006 года соглашением между ЕС и Украиной об упрощении визового режима, подписание которого планируется на июнь, как из разных источников стали поступать плохие новости для украинских граждан, совершающих поездки в страны ЕС, входящие в состав шенгенской зоны. Беглый анализ позволяет констатировать, что совокупность разрозненных фактов складывается в угрожающую тенденцию, явно противоречащую букве и духу упомянутого соглашения, а в некоторых случаях имеющую явно дискриминационный для граждан Украины характер.

Визовое «РосУкрЭнерго»?

С 1 марта посольства Бельгии, Нидерландов и, частично, Германии ввели новую для Украины практику рассмотрения визовых документов при участии посредника — зарегистрированной в Индии компании Visa Facilitation Service (VFS). Не исключено, что вскоре к ним присоединятся также консульские учреждения Италии и Франции. Задекларированные причины привлечения посредника выглядят вполне привлекательно: предусматривается, что новая система избавит украинских заявителей от необходимости выстаивать длинные очереди у консульств.

Пользование услугами VFS платное — стандартная помощь в подаче пакета документов обойдется в 170 гривен, при сохранении консульского сбора в 35 евро, что означает фактическое подорожание визовых услуг до 60 евро. Таким образом, полностью нивелируется одно их ключевых положений соглашения об упрощении визового режима — а именно о неизменности цены шенгенской визы для граждан Украины — 35 евро.

Консульство Германии поручило VFS на данном этапе лишь производить запись на собеседование, стоимость этой услуги — 5 евро.

7 марта представитель Еврокомиссии Эмма Удвин публично оценила увеличение стоимости виз для украинцев через привлечение посредника как шаг, противоречащий духу соглашения об упрощении визового режима между Украиной и ЕС.

В ответ МИД Бельгии распространил заявление о том, что украинцы могут добровольно решать, обращаться ли им за визой к посреднику или непосредственно в посольство, а «услуги аутсорсинга» (передача посторонней компании некоторых функций), по мнению бельгийской стороны, не относится к предмету упомянутого визового соглашения.

Оставим юристам оценивать справед­ливость второго утверждения (по нашему мнению, позиция Эммы Удвин выглядит более убедительно), однако по части добровольности можно внести ясность: на момент написания этой статьи, например, лишь обладатели дипломатических и служебных паспортов могли подавать документы непосредственно в посольство Бельгии, а остальным гражданам (коих 99%) предписано обращаться в офис VFS за соответствующую плату.

Посредничество в вопросе выдачи виз само по себе ни в коем случае не является злом. Действительно, многие состоятельные граждане предпочли бы заплатить лишние 25 евро, чем стоять в очередях у консульств. Многие неопытные либо очень занятые путешественники без проблем заплатили бы эти деньги за избавление от хлопот с формированием пакета документов. Многие жители регионов Украины сочли бы привлекательным предложение, избавляющее их от необходимости неоднократных поездок в Киев, где расположены почти все консульские учреждения шенгенских стран.

Однако на все эти гипотетические позитивы есть свое но. Во-первых, ликвидация очередей у посольств вовсе не означает, что эти очереди автоматически не будут перенесены к офису организации-посредника. Можно себе только представить объединенную очередь всех заявителей на поездки в Германию, Италию, Францию, Нидерланды, Бельгию. Для обслуживания такого количества людей в одном месте нужно огромное, хорошо оборудованное помещение с персоналом в сотню служащих. Оценка размеров и организационных возможностей офиса VFS в Киеве не предрасполагает к оптимизму.

Во-вторых, деятельность индийской компании содержит в себе все признаки абсолютного монополиста: заявители не могут выбрать другого посредника, а также в большинстве случаев лишаются права отказаться от посредничества.

В-третьих, вызывают сомнение происхождение и принципы работы компании. Не понятно, почему никогда не работавшая на украинском рынке индийская компания, которая известна своей не вполне убедительной деятельностью на рынках Ганы и России, получает эксклюзивные права на посредничество между гражданами Украины и официальными представительствами стран Евросоюза. Не известны основатели и владельцы компании, ее деловая репутация, принципы формирования цен на услуги. Никакого тендера на подобные услуги не проводилось — непрозрачность ситуации слишком очевидна, чтобы не обратить на нее внимание.

В-четвертых, офис VFS открыт пока только в Киеве, и о своих намерениях развернуть сеть представительств в региональных центрах фирма пока не заявляла. Поэтому жителей крупных городов порадовать нечем. Как свидетельствует опыт VFS в России, компания не развивает сеть собственных офисов, а лишь заключает договора с некоторыми турфирмами на субпосредническую деятельность в регионах.

Главный же вопрос лежит в политической плоскости: почему весьма чувст­вительная для общества тема свободного передвижения в Европу, на которую недавно политические элиты Украины и ЕС дали долгожданный ответ в виде соглашения об упрощении визового режима, стала заложником то ли чьих-то коммерческих интересов, то ли желания европейских дипломатов избавиться от очередей под своими окнами?

Отказы по-бельгийски

Как известно, на территории Королевства Бельгия расположены не только многочисленные памятники истории и архитектуры, но и центральные учреждения Европейского союза и НАТО. Поэтому структура визитов украинских и не только украинских граждан в эту страну имеет свою специфику — значительная часть поездок организуется с целью посещения этих учреждений и по их приглашениям.

Очевидно, этот факт накладывает на Бельгию, как страну, где расположены штаб-квартиры европейских и трансатлантических структур, специфические обязанности — в том числе и по обеспечению беспрепятственных международных контактов между указанными структурами и их зарубежными партнерами. Безусловно, в компетенцию самих международных организаций входит определение круга партнеров — как юридических, так и физических лиц.

В последние месяцы, однако, фиксируются факты, которые можно трактовать как умышленное препятствование деятельности органов ЕС и НАТО в части их формальных и неформальных контактов с Украиной: большим группам украинцев, которых приглашают эти структуры, посольство Бельгии отказывает в предоставлении виз.

На текущей неделе значительный резонанс получил сюжет с массовым отказом в визах беспрецедентно большой (44 человека) группе украинских журна­листов, молодых политиков и общественных активистов, которые направлялись в Бельгию с ознакомительным визитом по приглашению Европейского парламента. Напомним, что решение об отказе всей (!) группе было принято консу­лом Бельгии вследствие того, что один из приглашенных на собеседование участ­ников группы, студент (видимо, вслед­ствие неопытности и психологической неготовности), не смог вразумительно ответить на простые вопросы относительно целей и программы поездки.

Этот случай засветился в информационном пространстве как единичный, однако немногие знают, что это уже второй за последние четыре месяца групповой отказ представителям наиболее активной и потенциально влиятельной части украинского общества — тем, кого принято называть «опинион-мейкерами». В декабре визит подобной по составу группы в Европарламент, штаб-квартиру НАТО и миссию Украины при ЕС был сорван по той же банальной причине — отказе в предоставлении виз посольством Бельгии.

Можно себе только представить, какое мнение о Европейском союзе, а заодно и о «европейском выборе» Украины, сложится у молодых людей, которые уже сейчас относятся к элите, формирующей общественное мнение, если им с первой же попытки указывают на дверь при полном отсутствии какой-либо вины у 43 из 44 участников поездки.

Понятно, что сотрудникам консульств такие тонкости ни к чему, однако странно наблюдать нарастающую пропасть между декларируемыми принципами открытости и поддержки межчеловеческих контактов, желанием повысить уровень информированности украинцев о деятельности европейских институций — и описанной выше практикой.

Чтобы не быть голословными, мы попытались выяснить правовые основания возможности применения практики групповой ответственности участников официальных и неправительственных обменов, связанных между собой лишь тем фактом, что они едут одним транспортным средством, живут в одной гостинице и имеют коллективную программу посещения.

Как оказалось, ни базовая Шенген­ская конвенция, ни Общие консульские инструкции ЕС (официальный документ, регламентирующий процедуру и условия предоставления виз) такого подхода не предусматривают. Наоборот, указанные документы подчеркивают, что каждое заявление на визу должно рассматриваться индивидуально. В действующем шенгенском праве нет указания на то, что гражданину «икс» может быть отказано в визе на основании того, что некий незнакомый ему гражданин «игрек» нарушил правила или показался подозрительным.

Если бы в описанном случае посольство Бельгии руководствовалось правом, а не эмоциями и желанием отрапортовать о высоком проценте «отказов», то в визе было бы отказано лишь одному человеку — тому, который не смог успешно пройти собеседование, а оставшаяся часть группы получила бы визы и выполнила программу пребывания в Бельгии, инициированную Европарламентом.

Возможно, конечно, что бельгийская сторона руководствуется некими иными инструкциями или обычаями, содержание которых недоступно для граждан, однако в шенгенском праве принципа коллективной ответственности нет. А вот в беседе с представителем организаторов поездки с украинской стороны официальное лицо бельгийского консульства заявило, что групповая ответственность — это общая практика.

Можно добавить к этим случаям проблемы, регулярно возникающие в посольстве Бельгии даже у представителей официальных делегаций, журналистских пулов высших лиц государства, участников культурных обменов высокого уровня. Например, некоторые участники открывшейся в Брюсселе официальной программы выставки в Европарламенте, посвященной украинскому Голодомору, также столкнулись с проблемами в визовых вопросах. Что уж говорить о рядовых гражданах!

Данные миссии Украины при ЕС, опубликованные на этой неделе, свидетельствуют также о значительном ухудшении ситуации с выдачей виз украинским водителям грузовых и пассажирских перевозок. Если раньше им выдавались многоразовые и долгосрочные визы, то сейчас все чаще — одноразовые и краткосрочные. Но это уже претензия, в основном, к консульству Германии.

Список подобных ситуаций можно продолжать…

Автору этих строк неоднократно при­ходилось писать о проблемах украинской визовой и миграционной политики, продвигать идею введения Украиной в одностороннем порядке безвизового режима для граждан стран ЕС. Нашей стране объективно еще многое предстоит сделать для того, чтобы добиться в перспек­тиве полной отмены визовых требова­ний со стороны Евросоюза. Однако сегодня ситуация свидетельствует об определен­ном перекосе ситуации и действиях некоторых стран—членов ЕС, идущих вразрез с духом и буквой нормативно-правовых и политических отношений между Украиной и Европейским союзом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно