ПРИВАТИЗАЦИЯ ВЛАСТИ

10 ноября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №44, 10 ноября-17 ноября

Три Грача, или Метаморфоза человека… Последняя сессия Верховной Рады Крыма имеет, кроме прочего, ...

Три Грача, или Метаморфоза человека…

Последняя сессия Верховной Рады Крыма имеет, кроме прочего, одно бесспорное значение в том, что с принятием решения о гимне Крыма завершилось не только оформление крымской автономии, но и состоялись еще два события: во-первых, завершилось новое политическое структурирование автономии, во-вторых, полностью завершилась политическая метаморфоза сегодня, бесспорно, главного лица крымской политики — Леонида Грача. Как ни мелочен этот факт, но структурирование автономии прошло по линии «за» или «против» этого гимна. Создается впечатление, что с таким гимном могли согласиться только те политики, которые не имели представления не только о поэзии, но, кажется, и о политике как таковой. Нельзя сказать, что сегодня Крым поделен окончательно на два лагеря по отношению к гимну, однако бесспорно то, что сегодня Крым поделен по линии «за Грача и таких коммунистов» и «против Грача и таких коммунистов». И это не просто водораздел: второй выбор автоматически обозначает демократическое направление, которое неминуемо вырастет в демократический блок партий к грядущим выборам. Поэтому тот раздел, который произведен гимном Крыма, сыгранным и спетым под ноты Грача, обозначает раздел партий и раздел электората, которому предстоит выбирать будущее страны в 2002 году. Под флагами объединения «АнтиГРАЧ» собрались вчерашние непримиримые противники, их объединила в один лагерь не просто опасность Грача, но осознанная неизбежность того, что при таком уровне руководства, при такой работе парламента, в конце концов, при таких Конституции и гимне, автономия потеряет и то немногое, что еще сохранила. Поскольку за этим рубежом встает неизвестность — что будет образовано в Крыму, если Киеву надоест спорить за крымский бюджет и автономия будет отменена? Рядовая область? Крымскотатарская автономия? — пока не найден ответ на этот вопрос, Крым будет держаться за иллюзорное и расплывчатое понятие автономии из последних сил, конечно, понимая эту автономию по-своему.

В Крыму довольно низко оценивается деятельность прошлых Верховных Рад. Парадокс двухлетней давности состоял в том, что Леонида Грача к креслу спикера парламента двигала не только его аппаратная работа, временное соглашение между фракциями, но главным образом надежда всех политиков, что импозантный и рассудительный Грач сможет руководить парламентом лучше, чем его предшественники. Эта иллюзия лопнула окончательно только после того, как Леонид Грач силой заставил Верховную Раду стоять при прослушивании еще не утвержденного текста того гимна, который понравился практически ему одному. Да, возможно, еще Юрию Богатикову, голосом которого, как метко сказал генеральный секретарь Русского ПЕН-Центра Александр Ткаченко, «можно спеть даже железнодорожное расписание». В этот момент Леонид Грач окончательно, уже без иллюзий, стал авторитарным правителем. Смыслом всей его деятельности стало удержание власти и использование ее преимуществ. Что дальше?

Крым знает три Леонида Грача

«Грач-1» — это секретарь Крымского рескома Компартии. У кого есть память, тот помнит, как он приказывал, что печатать газетам, как организовывал фестивали «Песни моря» для своего друга Юрия Богатикова, как готовил диссертацию, как руководил продажей книжного дефицита, как расставлял людей на должности. «Грач-1» по традиции партийного секретарства — это человек, считающий свое мнение единственно возможным. Для конца 90-х годов это было типичное поведение первого секретаря.

«Грач-2» — это Леонид Грач как руководитель оппозиционной партии. Несмотря на некую аморфность, Леонид Иванович именно в этой роли заслужил уважение других общественных деятелей. Сидя в маленьком кабинетике на проспекте Кирова, угощая журналистов на пресс-конференциях неизменно качественным коньяком, Леонид Грач привлекал тем, что умел давать верные оценки ситуации, адекватно раскрывал механизмы и внутренние пружины событий, не всегда согласующихся с законом. «Грач-1» имел много власти, его приказы выполняли, но с ним редко соглашались. «Грач-2» власти практически не имел, но к его мнению прислушивались, им интересовались, на него реагировали. Именно в это время родилась иллюзия, что если такой Грач придет к власти, он будет неукоснительно следовать закону и прогрессивным принципам.

«Грач-3» — это бывший секретарь рескома, механически переместившийся в кресло спикера. Он получил власть, но, как это ни странно, при этом утратил способность давать верные оценки ситуации и понимать механизмы событий. Он возобновил командование газетами — и не только «Крымскими известиями», которые теперь публикуют не только его речи в парламенте, по нескольку его портретов в одном номере, но и полные стенограммы выступлений по телевидению, радио, беседы с корреспондентами, как будто бы Грач считает, что мир с волнением должен ловить каждое его слово. В выступлениях по радио он опускается до оскорблений, называя генералов юстиции прокуроришками, угрожает расправой всем, кто «собирается по ресторанам», «совершает прогулки на природу», чтобы обсуждать его работу. Он возобновил забытые было «Песни моря» и объявил безнадежно устаревшего Юрия Богатикова гением, как будто только этого ему и не хватало для гениальности. Леонид Грач воссоздал партийную (теперь уже парламентскую) номенклатуру. Он создал Счетную палату и, по сути, руководит ею как в свое время комиссией партийного контроля. Он раздает почетные звания и награды до 50 штук в месяц (на заседаниях президиума парламента едва ли не 80—85 процентов вопросов — о награждениях!) и, кажется, считает, что без его влияния не должно состояться ни одно событие в Крыму — без него нельзя ни посеять, ни сжать, ни отремонтировать вокзал, ни выдать пенсию, ни распределить бюджет, ни построить частный автозавод. Леонид Грач называет это парламентской республикой, вероятно, не зная, что главным институтом управления в парламентской республике выступает именно правительство, с которым он воюет столь беспощадно, сколь и бесполезно.

Но главный результат этой метаморфозы состоит в том, что в должности главы парламента «Грач-2» очень быстро — всего за несколько недель! — исчерпал себя, а «Грач-3», который направил всю деятельность парламента на достижение только им поставленных целей, настолько низко опустил его роль, что из института управления Крымом Верховная Рада автономии стала практически личным инструментом Грача.

Раскол, или Метаморфоза партии…

Однако парадокс: чем жестче Леонид Грач пытается командовать — тем явственнее из его рук ускользает реальная власть и реальное влияние. «Грач-1» командовал силой должности так, как сам понимал ее. И она ушла от него. С «Грачом-2» считались в Крыму настолько, насколько авторитетными были мысли, которые он высказывал. От «Грача-3», который опять командует авторитетом должности, реальное влияние снова начало уходить. Об этом свидетельствует история с отставкой министров- коммунистов. Как оказалось, не было никакой отставки, было всего лишь решение об этом рескома Компартии: и когда нужно было, наконец, его ввести в действие, министры отказались выполнить волю Грача и остались в правительстве. Власть над людьми, ради которой он семь лет стремился возвратиться в тот же кабинет, и на этот раз ускользнула от него. Для тех же, кто стал объектом этого эксперимента, он обернулся одними неприятностями. Именно в день своего 62-летия Вячеслав Юров, кстати, один из наиболее крепких профессионалов правительства, был отправлен в отставку из-за превышения возраста пребывания на госслужбе, которое, кстати, до этого дважды продлевалось, пока его фамилия не стала фигурировать в заявлениях об отставке.

Леонид Грач, кажется, совершил типичную авторитарную ошибку: он не смог встать на место министров-коммунистов, которыми был намерен пожертвовать. Кроме того, это решение свидетельствует о том, что верхушка коммунистов, входящих во фракцию Верховной Рады и в правительство, расколота на два лагеря, которые не понимают и не одобряют действий друг друга. Причем расколол свой лагерь сам Леонид Иванович Грач, в интересах которого сейчас, как никогда, заботиться о единстве своих рядов. Некоммунистический лагерь крымских политиков сегодня един как никогда — идут переговоры о создании не то движения, не то блока центристских партий. Вполне возможно, он будет создан на антикоммунистической базе. Но это не просто ошибка Леонида Ивановича — это результат, обратный тому, к чему он стремился. Репутация Леонида Ивановича как ненадежного политического партнера все больше способствует тому, что ему отказываются подчиняться уже не как главе коммунистов, а даже как главе парламента. Чудно наблюдать, как несколько раз повторяется одна и та же ситуация: в ходе прямого эфира по телевидению Леонид Иванович прямо с экрана в вечернее время обращается к должностным лицам — заместителям главы правительства или мэру Симферополя, других городов и дает указания выполнить то-то и то-то. Видимо, другие рычаги управления ситуацией академик академии управления Леонид Грач уже потерял.

«Приватизация власти», похоже, перестает нравиться и тем жителям Крыма, которые избирали Грача. Недавно в крымской прессе опубликовано письмо большой группы коммунистов, которые обвиняют Леонида Грача в том, что он незаконно строит себе фешенебельный особняк, явно не по зарплате, что он предал идеалы коммунистической партии. Коммунисты протестуют против того, что их веру в партию Леонид Грач использовал для «укрепления личной власти и благосостояния, создания собственного культа». Правда в том, что многочисленные публикации о строительстве его дома, огромный, даже по украинским меркам, бюджет гимна Крыма и неприятный «душок» победы в конкурсе текстов жены министра культуры — коммуниста Голубева, согласие коммунистов на повышение коммунальных тарифов, недавняя инициатива коммунистов сократить социальные расходы подорвали доверие жителей Крыма к Леониду Ивановичу. По телевидению Леонид Грач несколько раз заявлял: «Я единственный чиновник, который не украл у государства ни рубля». Но в этом уже начинают сомневаться.

Крымская вотчина, или Секретарь «парламенткома»…

Не секрет, что Конституцию Крыма (как и гимн, как и законопроекты, поданные в Киев) Леонид Иванович Грач писал в расчете на то, что именно он будет главой автономии. Не было бы смысла стремиться во власть, если бы ее нельзя было приватизировать. Парламентская республика воспринята им просто как преобразованный обком партии. Слово первого секретаря когда-то значило все, поэтому Леонид Грач не может понять, почему это сейчас он не может изменить бюджет так, как ему хочется: например, как писали газеты, «отнять пять миллионов у инвалидов, чтобы на них построить магазин в Москве»? Почему он не может отправить правительство в отставку тогда, когда ему хочется? Почему он не может провести тот фестиваль, какой ему хочется? Почему Крым сопротивляется принять тот гимн, который понравился ему? Почему вдруг в газетах и по телевидению его стали критиковать: «Что, один Грач в Украине такой неумеха? Что, больше критиковать некого?» — сокрушался он по телевидению, совсем не стремясь хоть капельку доказать, что он все-таки «умеха». Ему не это болело, ему болело то, что критикуют его, а не кого-то другого. Если первый секретарь был действительно «хозяином» Крыма, то даже звучное «председатель Верховной Рады Автономной Республики Крым» составляет только иллюзию хозяина. И не потому, что он имеет мало законной власти, а потому, что Леонид Иванович Грач вместо овладения современными механизмами власти стремится всего лишь внести в нее психологию и методы 70—80-х годов.

Известно, что Леонид Иванович сильно переживал по поводу своего смещения с должности первого секретаря. Но в силу именно этого «Грач-2» обрел способность размышлять и реально оценивать события. Получив власть опять в свои руки, «Грач-3» снова потерял эту способность: сегодня, как это ни горько, он не способен на трезвую самооценку и готов скорее стать посмешищем в глазах крымчан — а что такое указания должностным лицам вечером по телевизору, как не пародия на управление?

Много раз в беседах с важными гостями Крыма и в эфире по телевидению Леонид Иванович жалуется на то, что кажется ему несправедливым: Верховная Рада Крыма назначает правительство, почему же она не может указывать ему, что делать, и почему она не может отправить его в отставку? Из того факта, что парламент утверждает судей, не следует, что депутаты судьями управляют. Из того факта, что парламент утверждает правительство, не следует, что Леонид Иванович может вызывать к себе министров и давать им задания, как он это делал. Из того факта, что парламент утверждает бюджет, не следует, что депутаты могут выделять огромные суммы на фестивали, самовольно устанавливать надбавки к пенсиям, зачислять в доходную часть НДС и в течение года по своему усмотрению вносить в бюджет поправки, не согласовав их с правительством. Парламент к тому же не может давать согласие на назначение руководителей акционерных обществ, к чему стремился Леонид Иванович.

Таким образом, попытка управлять Крымом как вотчиной методами секретаря обкома привела Леонида Грача к тому, что база его ошибок значительно перевесила его достижения. Практически все, что Леонид Грач сделал реального и значимого, — либо отменено вышестоящими органами, либо не работает. Тем не менее двухлетие крымской Конституции праздновалось в автономии с невиданной помпой: Леонида Ивановича (по ошибке пока) даже назвали президентом Украины. И неудивительно, местные режиссеры так составили сценарий спектакля, что для зрителя было ясно: и Президент Украины Леонид Кучма (декламировались его телеграммы и поздравления Грачу), и правительство Украины делают только то, что хочет и скажет Леонид Грач. Наверное, это льстило самолюбию Леонида Ивановича. Для него сегодня важен спектакль. Причем не только на сцене, но и по телевидению, и в парламенте, и в жизни…

Очаги вражды, или Республика в опасности…

Создается впечатление, что парламент сегодня работает больше не по прямому назначению, а реализует планы спикера. Счетная палата не анализирует реальное состояние дел, а, судя по всему, во всех сферах ищет компромат на правительство. Поддерживая только одну религиозную конфессию, Грач выступает против другой. В противовес меджлису крымских татар он создал Совет аксакалов, чем вызвал еще один очаг конфронтации. Поддерживая православную епархию, он спровоцировал выход духовного управления мусульман из Межконфессионального совета «Мир — дар божий!». Поддерживая один регион, например Керчь, Грач сеет отчужденность по отношению к другим — городам и районам, которые не одобряют его действия, а значит, ущемлены в распределении средств. Среди чиновников Крыма сейчас сосуществуют две партии: те, кто за правительство, и те, кто когда-либо был обижен правительством и потому они не столько за Грача, сколько с Грачом против своего обидчика. Так случилось с министром культуры Михаилом Голубевым — стоило правительству не утвердить гигантскую смету гонорара за гимн, где львиная доля планировалась его жене и Юрию Богатикову, как он пошел ва-банк. Но тут КРУ обнаружило новые финансовые нарушения. Михаил Голубев отстранен от должности на время проверки. Теперь в их лагере, несомненно, прибавление — вероятно, к ним примкнет и Вячеслав Юров…

Государственный аппарат в Крыму оказался втянут в перманентную войну двух лагерей. Сегодня по статистике уровень жизни крымчан на 30 процентов ниже среднего показателя по стране. Собственная Конституция, как видим, не помогла. Гимн не прибавил благосостояния. «Захватить» себе еще и НДС не удается.

Спектакль продолжается?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно