ПРИСЯГА В КАНУН ВЕЛИКОГО ПЕРЕДЕЛА

12 июля, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №28, 12 июля-19 июля

«Светлый праздник души...» «Издевательство над процедурой»... Так по-разному оценили народные депутаты Украины акт торжественного подписания присяги на верность Конституции и народу Украины...

«Светлый праздник души...» «Издевательство над процедурой»... Так по-разному оценили народные депутаты Украины акт торжественного подписания присяги на верность Конституции и народу Украины.

До момента произнесения текста присяги старейшим украинским депутатом Игорем Юхновским Александр Мороз выступил с десятиминутной речью. Где-то на второй минуте этого выступления, подводящего итоги пятой сессии ВС, в зал вошла президентская команда и те немногочисленные члены правительства, которые успели получить назначения. Похоже, именно в это время из зала вышли видные лидеры коммунистической фракции - во всяком случае, никто из ложи прессы не видел их на протяжении всей торжественной церемонии. После серии аплодисментов и одобрительных возгласов Александр Александрович продолжил свой спич в неожиданно резком по отношению к президентской стороне тоне. В частности, он несколько раз упоминал об осознании «вины» перед Верховным Советом, намекал на то, что никакие «закулисные и сепаратные переговоры, методы давления и прочее» не приносят положительного результата. Но поскольку в зале царила приподнято-торжественная атмосфера, мало кто, в том числе и сам Леонид Кучма, внял замечаниям спикера.

Празднично-волнительный настрой (а ему способствовал и чуть дрожащий голос Игоря Рафаиловича Юхновского, и его интеллигентское «моей семье и мне выпала великая честь зачитать присягу», и великое множество журналистов, гостей, дипломатов в верхней ложе, и утроенный свет телевизионных «юпитеров», и прекрасный букет роз спикеру) завершился неожиданной фразой Александра Александровича. Он призвал депутатов подняться на третий этаж и подписать текст присяги. При этом уточнил: «Депутаты, признающие Конституцию, подписывают этот текст»...

Это вызвало бурю протеста национал-демократов. Уже за пределами зала депутат Иван Заяц заявил, что «Александр Мороз и левые сами придумали такую процедуру, нигде ее не утвердили и сорвали торжество». Больше всех почему-то опять нервничал Вячеслав Черновил - он обвинил председателя Верховного Совета в потворстве антигосударственным настроениям.

За разъяснениями обратились к депутатам-юристам. Но и те имели совершенно противоположные мнения по поводу одного из абзацев статьи 79 новой Конституции. Которая гласит: «отказ принять присягу имеет последствием лишение депутатского мандата». Александр Емец, например, считает, что это относится ко всем депутатам, а Владимир Стретович - что это положение распространяется лишь на новоизбранных депутатов, принимающих присягу сразу после выборов...

Пока же девушки из секретариата ВС тщательно собирали листочки с депутатскими подписями под присягой - наверное, чтобы потом сосчитать. Увидев это, многие депутаты выстроились в очередь: «надо быстрее сдать листки, а то еще депутатского мандата лишат»...

После этого все дружно отправились в Мариинский дворец - подписываться под Законом о вступлении Конституции в действие.

Во всех этих перипетиях, видимо мало, кто обратил внимание на то, что Александр Мороз в завершающей пятую сессию речи предсказал грядущий передел в парламенте. По его мнению, политическая борьба в нем будет нарастать, поскольку четче и явственнее проступят границы интересов политических групп и фракций. Он заметил, что главный фронт этой борьбы затронет будущие законопроекты о выборах и политических партиях, не преминул он подчеркнуть и то, что многие парламентские объединения будут что называется «заглядывать в рот» лидерам исполнительной власти.

Попробуем проанализировать эти моменты его выступления подробнее.

Совершенно очевидно, что в ближайшее же время Верховному Совету предстоит испытать серьезные потрясения. И прежде всего - связанные с переструктуризацией. Не хотелось бы этого нынешнему (уже внеконституционному) Президиуму ВС, но даже ради сохранения влиятельного положения входящих в него лиц, он вынужден будет пойти на это.

У многих политических и клановых образований уже давно чесались руки перекроить парламент с наибольшей выгодой для себя. Менее всего в этом были заинтересованы левые. Центристы же и правые постоянно трудились над тем, чтобы каким-то невоображаемым усилием воли «оттащить» от левых хотя бы часть депутатов. Мечтать о дальнейшем продвижении по этому пути - создании подлинного и партийного парламентского большинства - до сегодняшнего дня не могла ни одна из политических сил.

Изменение количественного и качественного состава групп и фракций назревало объективно: уж очень многое в обществе поменялось в сравнении с весной 1994 года.

Но сдерживала Конституция. Заинтересованные в ее принятии правые и центристы, что называется, сцепив зубы, мирились с раскладами-94, упрямо охраняемыми консервативным Президиумом ВС того же образца, но постоянно намекали: подождите, дескать, примем Конституцию, тогда уж разберемся со структурой парламента. В частности, это чаще других повторяли депутаты из Либеральной и Народно-демократической партий. Они-то, надо предполагать, сейчас и «рванут с низкого старта». Есть и непартийные образования (типа днепропетровской группы «Единство», которая не уступит упомянутым партийным структурам в претензиях на большинство и лидерство).

Интересный может получиться передел. В качестве безусловных «доноров» выступят практически доживающие последние дни группы типа МДГ, «Независимые», «Державність». Могут серьезно потрепать «Реформы», «Аграриев за реформы», да и социалистов. Вряд ли пошатнут монолиты коммунистов и Народного руха. Но что любопытно: три-четыре «эпицентра взрыва», вокруг которых и начнется новый процесс кристаллизации, опять же будут действовать не по классическим партийным канонам.

Как там, на Западе? «Все, кто разделяет наши взгляды, кто поддерживает партийную программу и признает партийную же дисциплину - становитесь под наши знамена!» Призыв этот звучит, что немаловажно, накануне выборов, а не спустя два с половиной года после их окончания. Кто возьмет на себя такую инициативу у нас? Программные положения тех же либералов и народных демократов страдают расплывчатостью, нечеткостью формулировок, излишним, если позволительно сказать, демократизмом - по каким-то критериям под такую программу можно подогнать практически две трети депутатского корпуса, но и несоответствия ей тоже найдутся у двух третей. А какая программа у «Единства»? А чем новым будут «прельщать» те же крайние левые или национал-демократы?

Рискну предположить, что партийные принципы, конечно же, сыграют свою роль при нынешнем переделе (что само по себе есть свидетельство прогрессивного продвижения к демократии), но не главную. А какая же определяющая? Власть.

Чем быстрее новые образования докажут, что они небезразличны власти - Президенту, премьеру, в какой-то мере и спикеру (а все трое, вне всякого сомнения, кровно заинтересованы в новых рычагах влияния на парламентскую ситуацию - с учетом постепенного выбытия депутатов-совместителей), тем быстрее соберут вокруг себя «свежих» депутатов. Вот вокруг «места под властным солнышком» и может развернуться основная межфракционная борьба. Соперничество пойдет по-крупному. Уже упоминавшиеся два-три эпицентра будут претендовать на парламентское большинство. Правда, будет оно совсем не или лишь чуть-чуть партийным - не верится, что весьма далекие от глубинных парламентских раскладов граждане конституционной Украины валом повалят записываться в партии; что же до преимущественного большинства депутатов образца 1994 года, то и им пока партийность - как зайцу стоп-сигнал...

Но. Как известно, Конституция так и не определила систему выборов, так и не дала четкой трактовки роли партий в обществе, оставила много вопросов в разделе, регулирующем систему государственного управления и особенно - местного самоуправления. Законы о выборах, партиях и о местном самоуправлении будут, безусловно, отнесены в ранг первоочередных и могут даже отодвинуть мощный пакет экономических законов. Во всяком случае, борьба за их первоочередность будет вестись осенью, причем интерес в этом есть и у левых, прекрасно осознающих свое лидерство по части массовости и организованности партийных структур. Без блокирования, при размытых позициях фракций, при полускандальных раскольнических ситуациях, при невообразимом количестве личных амбиций выиграть сражение за партийные списки на будущих выборах (хотя бы в половинчатом варианте), конечно, не удастся. Тем более, что конфиденциальные источники свидетельствуют: и Президент, и премьер пока в этом вопросе занимают осторожную позицию. Они, скорее всего, понимают необходимость такого шага (введение мажоритарно-пропорциональной системы выборов с грядущим переходом к двухпалатному парламенту), но опасаются все тех же преимущественных характеристик крайних левых партструктур. Налицо публичная неопределенность главных действующих лиц в этом вопросе. Что, конечно же, не исключает непубличных попыток проэксперементировать, взрыхлить почву и пр.

Градусником, измеряющим температуру демократизации парламента, станут коллизии вокруг выбора избирательной системы, законов о партиях и местном самоуправлении. А флюгером, который покажет направление дрейфа ВС, станут первые же шаги (а скорее всего - просто намеки) лидеров исполнительной власти, касающиеся интересов в будущей переструктуризации. С того дня, когда они станут заметными, все более четко будут прорисовываться и контуры новой структуры нашего парламента.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно