Примирение над могилами

24 июня, 2005, 00:00 Распечатать

По этому объекту уже принималось «окончательное решение». Речь идет о «Кладбище Орлят» (польских военных захоронениях 1918 — 1919 годов на Лычаковском кладбище во Львове)...

По этому объекту уже принималось «окончательное решение». Речь идет о «Кладбище Орлят» (польских военных захоронениях 1918 — 1919 годов на Лычаковском кладбище во Львове). Еще в сентябре 2000 года городская рада приняла постановление, которым, как тогда казалось, навсегда определила условия его упорядочения и открытия. Все, по мнению тогдашнего большинства городских депутатов, должно было завершиться в 2000 году. Не завершилось. Львовская (не украинская) сторона нашла, что польская сторона восстановила мемориальный комплекс с нарушением решения рады. Кроме того, наши настояли на том, что «правильное открытие» польских захоронений может состояться только вместе с открытием Мемориала воинам Украинской Галицкой Армии (УГА). Так что, «Кладбище Орлят» как бы прикрыли.

К этому вопросу вернулись только в мае 2005 года. В начале второй декады мая уполномоченные представители президентов Украины и Республики Польша в Киеве согласовали компромиссное решение по польским захоронениям на Лычаковском кладбище. Во время переговоров между государственным секретарем Украины Александром Зинченко и руководителем Бюро национальной безопасности Республики Польша Ежи Баром, которые проходили в Варшаве в начале июня, среди прочих вопросов, касающихся открытия мемориалов польских и украинских воинов, был определен и срок проведения соответствующих торжеств. Тогда было решено, что дальше июня 2005 года откладывать не будут.

События развивались более-менее контролированно. Львиврада, хоть и со значительным напряжением, но все же синхронизировала свои действия с новыми договоренностями наверху. Преодолеть неприятие основной частью львовской общественности во многом спорных положений последних украинско-польских договоренностей депутатам в очередной раз помог Виктор Ющенко. Первый раз он это делал еще в качестве премьер-министра. Как и в 2000 году, в своем обращении Ющенко убеждал львовян, что они должны принести в жертву свои обиды на поляков ради примирения, потому что только оно может обеспечить Украине путь в вожделенную Европу. Попутно Президент сделал львовской общине комплименты за утверждение демократии в Украине, за весомый вклад в помаранчевую революцию, за «незламний патріотичний дух». Ющенко также заверил львовян, что «польские партнеры» демонстрируют готовность делать встречные шаги — предоставить помощь в «увічненні пам’яті сотень тисяч українців, полеглих і померлих за Українську державу». Аргументы подействовали. На внеочередной сессии Львиврады 13 июня были внесены изменения в постановление почти пятилетней давности, касавшееся польского пантеона, и было решено, что он и расположенный рядом украинский мемориальный комплекс торжественно будут открыты 24 июня. На этом страсти вроде бы улеглись.

Но не тут-то было! 22 июня Верховная Рада Украины, с подачи народного депутата Олега Тягныбока, приняла постановление, которым рекомендовала ЛГР свою последнюю «ухвалу» по вопросу известных польских военных захоронений отменить. Это постановление поддержали 239 народных избранников, среди которых оказались коммунисты, социалисты, объединенные социал-демократы и… бютовцы с пятью «нашеукраинцами». Зачем против «львовской ухвалы» было выступать, скажем, коммунистам, понятно. У них совершенно отсутствует украинская патриотическая одержимость — их просто не устраивает любая подвижка в сторону Запада. А вот как против воли Ющенко выступила фракция, принадлежащая премьеру? Она стала более проукраинской, нежели «Наша Украина»? Или, возможно, руководство «Батьківщини» таким образом уже сейчас начинает бороться за западноукраинских избирателей на предстоящих парламентских выборах? А, может, существовали еще какие-то мотивы?

Что же первоначально в последнем «мемориальном решении» ЛГР не устраивало парламентское большинство? Тягныбок убедил, казалось бы, Верховную Раду в том, что ЛГР превысила свои полномочия, принимая решение по Лычаковскому кладбищу. Нужно отметить, что юридические основания для подобного утверждения у праворадикального народного депутата имеются. Дело в том, что в 2001 году специальным постановлением Кабмина Историко-культурный заповедник «Лычаковское кладбище» внесен в «Державний реєстр нерухомих пам’яток України». (Повышая статус Лычаковского кладбища, прежняя власть намеревалась вывести обсуждаемые польские захоронения из-под влияния органа местного самоуправления, дабы иметь правовую возможность влиять на ситуацию и не быть зависимой от местных националистических настроений). Закон Украины «Про охорону культурної спадщини» предполагает определенный порядок внесения изменений во взятые на учет памятники. А ЛГР как раз такие изменения и сделала. Тогда как, следуя букве закона, такое действие находится в компетенции Кабмина.

Но это, как говорится, для националиста Тягныбока было только формальным поводом. На самом деле его раздражают некоторые идеологические элементы «Кладбища Орлят»в его нынешнем состоянии. А именно — надпись и «меч-щербень» на центральной надмогильной плите. Эта надпись гласит: «Тут покоится польский солдат, павший за Родину». Последовательные патриоты такое выражение расценивают как претенциозное. Ведь нынешний Львов, во-первых, не является польской территорией. Во-вторых, в таком случае украинских воинов («січових стрільців»), которые в той украинско-польской войне противостояли «орлятам», можно считать захватчиками. К тому же, этот текст исполнен только на польском языке. Конечно, львовскую общественность больше устроила бы идеологически-нейтральная надпись: «Тут лежит польский воин, погибший в польско-украинской войне». Однако поляки сумели настоять на своем варианте. Видимо, для них и вариант надписи со словом «Родина» также является большим компромиссом. Поскольку поначалу они вообще написали: «Неизвестным польским героям, павшим в обороне Львова и юго-восточных земель». Не меньшее унижение украинских чувств, с точки зрения многих львовян, представляет и «меч-щербень». Он символизирует «захватническую политику Польши», и ранее оговаривалось, что вместо него на плите будет размещен католический крест. Поляки не прислушались.

Постановление ВРУ от 22 июня серьезно встревожило польскую сторону и Президента Ющенко. Хотя отменить назначенные на 24 июня торжества по поводу открытия комплекса данный документ вряд ли мог — он носил именно рекомендательный характер. Тем не менее, 23 июня члены фракции «Батьківщина» в ВРУ «осознали свою ошибку» и переголосовали «вчерашнее постановление». Против инициативы Тягныбока на сей раз уже выступили 247 депутатов. ЛГР даже не успела рассмотреть рекомендацию. Так что, с формальной точки зрения, президентам двух государств вроде уже ничего не мешало осуществить намеченное открытие Мемориала воинов УГА и Польских военных захоронений. Что они в торжественной обстановке, при большом скоплении польских и украинских высоких политиков, польских туристов, и сделали. Теперь осталось надеяться на закрепление реальных добрососедских отношений между поляками и украинцами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно