Превратности славянской любви. Дмитрий Медведев и Александр Лукашенко объяснились в чувствах друг к другу

8 октября, 2010, 18:32 Распечатать Выпуск №37, 8 октября-15 октября

Неприязнь, долгие годы зревшая в отношениях между белорусским и российским руководством, наконец переросла в открытую ненависть...

Неприязнь, долгие годы зревшая в отношениях между белорусским и российским руководством, наконец переросла в открытую ненависть. Президенты Беларуси и России заочно обменялись беспрецедентными по жесткости «любезностями». Выступая перед российскими журналистами, Александр Лукашенко гневно обвинил окружение Медведева, да и самого Путина, в том, что они пытаются очернить его и проспонсировать оппозицию, искренне охарактеризовал свои отношения с российским президентом и премьером как «плохие, если не сказать хуже» и прямодушно выразил надежду, что «нынешняя необдуманная и безмозглая политика Кремля недолговечна». Дмитрий Медведев в своем видеоблоге был не менее любезен в комментариях.

Обвинив белорусского коллегу в несоблюдении «элементарных человеческих приличий» и бесчестности, российский президент заявил: вся предвыборная кампания Лукашенко целиком и полностью построена на антироссийских сюжетах, проклятиях в адрес российского руководства. Резкой критике Дмитрий Анатольевич подверг Александра Григорьевича и за «своеобразное понимание партнерских отношений» — отказ Беларуси признать независимость Абхазии и Южной Осетии. Попутно в своем выступлении Медведев напомнил и об исчезновении оппонентов Лукашенко: «России, как и другим странам, это небезразлично». (Что, впрочем, не мешало Кремлю годами закрывать глаза на исчезновения людей.)

Согласимся с пресс-секретарем российского президента Натальей Тимаковой: отношения руководства двух стран уже никогда не будут прежними. Минск и Москва вступили в длительную полосу конфронтации. Если Медведев ранее и позволял себе подобные высказывания в своих публичных выступлениях, то только в отношении Михаила Саакашвили и Виктора Ющенко, но не в адрес президента страны, входящей в Союзное государство и ОДКБ. Очевидно, что как Саакашвили и Ющенко, сегодня Лукашенко вызывает идиосинкразию у Медведева и Путина. С уверенностью можно утверждать, что и у Александра Григорьевича существует столь же острая аллергия на кремлевский тандем. Эти чувства настолько сильны, что белорусский и российский президенты даже не поздравили друг друга с днем рождения.

Причин для тайной неприязни и открытого недовольства у Минска и Москвы всегда хватало с избытком. Вспомним хотя бы то, что Лукашенко не выполнял свои многократные обещания Кремлю, постоянно лавируя между Россией и Западом. А ведь россияне имели все основания надеяться на то, что бацька будет более внимателен к их просьбам, поскольку белорусская экономика выживает во многом благодаря российским дотациям. Или вспомним, например, те же молочные, сахарные и газовые войны, во время которых звучали взаимные обвинения. Но еще никогда президенты двух стран не обменивались такими оскорбительными выражениями в адрес друг друга. Так что же случилось на этот раз, если Лукашенко и Медведев позволили себе публично заговорить языком скрытых угроз и прямых оскорблений?

Поводом, похоже, стала тактика президентской кампании Александра Лукашенко. В условиях экономического кризиса, периодически возникающих российско-белорусских торговой и газовой войн, постоянной борьбы россиян за белорусские предприятия, бацька сделал упор на укрепление независимости Беларуси от России. Особую остроту заявлениям Лукашенко, по мнению Кремля, придает то, что консультирует белорусского президента Борис Березовский. Правда, некоторые наши белорусские собеседники сомневаются в достоверности этой озвученной российскими массмедиа информации. Иное дело, говорят они, что Березовский мог участвовать в нефтяном бизнесе Беларуси…

«Лукашенко всегда строил свою избирательную кампанию на борьбе с внешним и внутренним врагом. И если ранее это был Запад, то теперь — Россия», — сказала в беседе с «ЗН» редактор сайта «Хартия’97» Наталья Радина. Как считают тамошние политические аналитики, существует несколько причин, из-за которых белорусский президент решил использовать в этот раз такую рискованную карту.

Во-первых, Лукашенко пугает агрессивная политика Кремля, стремящегося получить контроль над экономикой Беларуси и ограничить его персональную власть и источники финансирования. Он стремится провести разграничительную линию, демонстрируя, что никогда не будет российским губернатором. Во-вторых, белорусский президент намеревается продолжать усилия по улучшению отношений с Западом. В-третьих, у Лукашенко сложились неважные личные отношения с лидерами России.

История этой личной неприязни имеет глубокие корни. И берет она свое начало еще в те времена, когда Александр Лукашенко питал надежды стать российским президентом. Приход к власти Владимира Путина и его команды окончательно развеял эти иллюзии, что стало ударом по честолюбию белоруса. Кроме того, Лукашенко не может простить российскому руководству, что оно относится к нему пренебрежительно. Бацька теперь часто говорит о том, что Россия хочет его «наклонить», унизить.

В свою очередь Путин, равно как и Медведев, не могут простить Лукашенко того, что политика Кремля, направленная на привязку Беларуси к России, на реализацию российских интересов в этой стране, потерпела крах. «Беларусь получила огромные дотации со стороны России. А результатом этого стал нынешний разворот Минска в сторону Запада. Путин не может простить Лукашенко, что этот бывший колхозник переиграл его, опытного разведчика, человека с элитарным образованием. Те же претензии к Лукашенко и у Медведева», — считает белорусский политический аналитик Андрей Ляхович.

Сегодня белорусский президент сказал «нет» по очень многим вопросам, являющимися важными для Кремля. Прежде всего, в вопросе политической интеграции Беларуси с Россией: Союзное государство, в понимании Лукашенко, — это дешевые российские энергоносители и льготные условия доступа белорусской продукции в Россию, но никак не объединение. Минск не собирается признавать независимость Абхазии и Южной Осетии и не планирует объединять денежные системы. Наконец, Лукашенко высказал намерение сокращать список направлений сотрудничества с Россией. Похоже, Минск не будет передавать «Газпрому» контрольный пакет акций «Белтрансгаза», а российским компаниям не будут проданы даже те белорусские предприятия, которые работают исключительно на российском сырье, в частности нефтеперерабатывающие заводы. Зато власть весьма настойчиво приглашает в Беларусь западные компании. Вполне вероятно, что Минск также сократит формат своего участия в ОДКБ: на ближайших учениях этого военно-политического блока вместо белорусских десантников будут участвовать только военные наблюдатели. «Лукашенко становится мистером «Нет» для России», – констатирует Андрей Ляхович.

Зато Лукашенко стал лучше говорить о ЕС и Западе, стремясь получить у МВФ и Всемирного банка кредиты, способные спасти белорусскую экономику. «Сокращение сотрудничества в рамках ОДКБ — это определенная часть геополитического контракта, предлагаемого Лукашенко Западу», — полагает Андрей Ляхович. Впрочем, неизвестно, готов ли Запад пойти навстречу президенту, который не намерен идти на демократические преобразования в обществе.

Но эта белорусская политика совершенно не устраивает Москву, желающую сохранить Беларусь в зоне своего влияния и укрепить позиции российского бизнеса в этой стране. Ради этого Кремль использует все имеющиеся ресурсы давления на Лукашенко. Ведь эта страна имеет для России свою конкретную геополитическую ценность. Речь идет не о мифологизированном единстве трех восточнославянских народов, часто используемом россиянами в политической пропаганде. Беларусь для Кремля — форпост в Центральной и Восточной Европе, демонстрирующий, прежде всего российским избирателям, что Россия и далее остается серьезным геополитическим игроком.

Неудача российской политики на белорусском направлении заставила Москву изменить тактику. Сегодня Кремль использует такие рычаги давления на Минск, как осложнение условий для белорусского экспорта, повышение цен на энергоносители, агрессивную информационную кампанию, поддержку проживающих в РФ бывших высокопоставленных белорусских чиновников. Конечно же, Москва пытается использовать в своей игре и участников президентской кампании, информационно поддерживая лидера кампании «Говори правду» Владимира Некляева, главу гражданской акции «Европейская Беларусь» Андрея Санникова и других оппонентов Лукашенко.

Впрочем, поддержка эта достаточно условна. В Москве отдают себе отчет в том, что эти кандидатуры не могут на равных конкурировать с Лукашенко: слишком уж велик отрыв в рейтингах популярности, слишком разнятся административные, финансовые и информационные ресурсы. Как заметил на одной из встреч директор белорусского Института социологии, «уровень доверия к Лукашенко на первом месте, а к Богу — на втором». В руках Александра Григорьевича в его игре в выборы — только козыри. Даже самый худший результат бацьки — около 30% — не идет ни в какое сравнение с 1—4% его ближайших конкурентов. А влияние России на информационное поле Беларуси минимально.

Да и ближайшее окружение Лукашенко не готово заявлять о своих политических амбициях. Ведь это означает жесткую конфронтацию с действующим главой государства. Еще свежи воспоминания о судьбе участника прошлых президентских выборов Александра Козулина, избирательную кампанию которого финансировала Россия через ряд коммерческих организаций, пытаясь через него оказать влияние на бацьку: протеже Москвы получил пять лет…

Так что хотя Кремль и не прочь заменить белорусского президента, это не произойдет на ближайших выборах. В победе Лукашенко не сомневаются даже оппозиционеры. Эксперты расходятся лишь в количестве голосов, которые получит действующий президент. Примечательно, что Александр Милинкевич, единый кандидат от оппозиции на предыдущих выборах, в этот раз не будет участвовать в избирательной кампании. Впрочем, замечает Наталья Радина, «главное уже то, что Россия не поддерживает Лукашенко».

Но какими будут белорусско-российские отношения после 19 декабря, когда в Беларуси состоятся президентские выборы? Как конфликт лидеров двух стран отразится на белорусской экономике, которая привязана к российскому рынку? Ведь когда в дело вступают оскорбленные чувства «отцов нации», ожидать можно всякого.

Сегодня в Москве и Минске сомневаются, что после 19 декабря состоится встреча Лукашенко и Медведева: многие политики и эксперты полагают, что точка невозврата в отношениях с Россией пройдена. Депутаты Госдумы уже угрожают Минску тем, что Российская Федерация не признает результаты выборов. «Это кажется маловероятным. Иное дело, что Москва может заявить о несоответствии выборов демократическим стандартам», — считает Андрей Ляхович. Во всяком случае, Минск уже сделал предупреждающий залп: российские СМИ распространили информацию со ссылкой на источник в окружении белорусского президента, что Лукашенко готов выйти из всех основных интеграционных структур постсоветского пространства в случае непризнания российским руководством его победы на будущих президентских выборах. А вот что касается отношений двух стран в сфере экономики, то по мнению экспертов, список направлений сотрудничества между Россией и Беларусью будет постепенно сокращаться. Конечно, речь не идет о полном разрыве отношений: белорусская экономика крайне зависима от России, а Москва, в свою очередь, имеет геополитические виды на Минск, и экономика предоставляет россиянам весомый рычаг давления на партнера по Союзному государству.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно