ПРЕМЬЕРЫ ДОНБАССА ЧАСТЬ ПЕРВАЯ — «КРАСНЫЙ ГУБЕРНАТОР»

21 апреля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №16, 21 апреля-28 апреля

Донбасс после прошлогодних выборов в сознании многих его жителей оказался разделенным как бы на две части...

Донбасс после прошлогодних выборов в сознании многих его жителей оказался разделенным как бы на две части. В одной - Донецкой области - губернатором стал рыночник, «локомотив капиталистических реформ» В.П.Щербань. В другой - Луганской - П.А.Купин, первый секретарь областного комитета Компартии Украины, что некоторыми уже само по себе воспринимается как самая отрицательная деловая характеристика. И, дескать, сейчас жизнь в Донецке совсем иная, чем в Луганске. Тем интереснее взглянуть на обоих губернаторов вблизи. Возможно, для будущего исторического исследования на тему: «Роль отдельных личностей в развитии Донбасса в конце XX века». Сегодня наш собеседник - председатель Луганского областного Совета Петр Александрович Купин, «красный губернатор».

Договариваясь о встрече, меньше всего предполагал, что пройдет всего два дня с того момента, как поступила просьба об интервью - и у первого лица области найдется время для обстоятельной беседы. Два плюса луганский губернатор заработал сразу - за оперативность и за желание идти на контакт, а не прятаться, ссылаясь на занятость и нерешенные проблемы.

- Петр Александрович, то, что вы председатель Луганского облсовета и одновременно первый секретарь обкома КПУ, знают все. А как вы «дошли» до такой жизни? Как пришли в политику? Кем были раньше?

- Родом я из Харьковской области. Родился в селе Артельное, в крестьянской семье. Жизнь была нелегкая, пришлось с детства работать, чтобы как-то помочь родителям. И пастухом был, и в поле работал наравне со взрослыми. После окончания восьмилетки поступил в Харьковский машиностроительный техникум, где и учился, одновременно работая на Харьковском тракторном заводе. После службы в рядах Советской Армии переехал в Алчевск (тогда он назывался Коммунарск), поступил термистом на Коммунарский металлургический комбинат. Прошел всю цепочку: рабочий - мастер - начальник участка - начальник отделения. Одновременно учился в Коммунарском горно-металлургическом институте и Украинском заочном политехническом институте. Дипломной работой было исследование новой марки стали, которая сейчас используется для производства труб большого диаметра, эксплуатирующихся в условиях Крайнего Севера и Дальнего Востока. Затем - перевод на партийную работу, учеба в Высшей партийной школе, где получил новую специальность - политолог. По 1991-й был заместителем заведующего Дома политпросвещения в Луганске. После запрета Коммунистической партии не поменял убеждений, а продолжал делать все для того, чтобы объединить граждан Украины, разделяющих коммунистические идеи, в политическую организацию. Но это была общественная работа, а что касается основной, то ее взял на самом, как считаю, трудном участке - в Фонде Украины по социальной защите инвалидов. Работал заместителем управляющего Луганского областного отделения.

Предложение баллотироваться на пост председателя областного Совета (а выдвинула мою кандидатуру областная организация Компартии Украины) было для меня, честно скажу, неожиданным. К самому предложению отнесся настороженно, хотя я себя к слабакам не отношу и готов и дело делать, и отвечать за него. Но, реально оценивая обстановку, я не видел возможности улучшения жизненного уровня людей в ближайшие полтора-два года. А раз этого не будет, то кто бы ни стоял у власти - правый или левый, какие бы взгляды он ни отстаивал, заработает у наших сограждан оценку только со знаком «минус». И только почувствовав поддержку народа, дал согласие баллотироваться на пост председателя облсовета. Победил с большим перевесом - на 20% опередил ближайшего из кандидатов. Вот с тех пор и руковожу областью.

- Вы были готовы к тому, что, как сами сказали, минимум два года будете слышать о себе далеко не хвалебные высказывания?

- Только я сам знаю, что у меня творится в душе. Но, несмотря на внутренние переживания, стараюсь делать все возможное, чтобы на работе это никак не отражалось. Первоочередная задача для меня, как губернатора, - по возможности максимально смягчить кризисные удары по экономике области. Еще на предвыборных встречах я говорил, что основной приоритет будет отдан агропромышленному комплексу. И это несмотря на то, что область у нас - промышленная. Людей надо накормить! И сделать все возможное, чтобы в будущем Луганщина не была дотационной по сельскому хозяйству. В труднейших условиях после прошлогодней засухи область обеспечена продовольственным зерном до нового урожая. При практически неработающем с ноября прошлого года Лисичанском нефтеперерабатывающем заводе обеспечили горючим весенне-полевые работы, и я уверен в том, что они успешно завершатся.

Осознавая, что область пора выводить из кризиса, настоял на том, чтобы перед принятием соответствующих решений областным Советом ситуацию в экономике Луганщины изучили на правительственном уровне. И не для того, чтобы застраховаться и свалить на правительство свои недостатки, а чтобы наверху четко знали, что представляет собой экономика одной из крупнейших промышленных областей Украины, что реально можно от нас ждать и требовать. Принятое постановление Кабинета министров и поддержка, которой я заручился у Леонида Даниловича Кучмы во время его пребывания в Луганске, надеюсь, позволят стабилизировать ситуацию с прицелом на то, чтобы в дальнейшем начать выводить область из кризиса.

- Что оказалось самым трудновыполнимым за те 8 месяцев, что вы - первый человек в области?

- Первое и самое главное - не удалось добиться стабилизации народного хозяйства. Печально известное 733-е постановление и последовавший ценовой удар сделали свое «черное» дело. Только к концу года как-то начали исправлять положение, как новый «сюрприз». Из-за недопоставки газа, нехватки электроэнергии пришлось останавливать предприятия. Это сказывается именно сейчас. И где гарантия, что на нынешний год лимит подобных сюрпризов исчерпан? Чтобы удержаться на плаву, ищем экономических партнеров и в ближнем, и в дальнем зарубежье - США, Китае, Италии.

- Петр Александрович, ведь вы чертовски богатый губернатор. На контролируемой вами территории находится целый ряд промышленных предприятий, которые при нормальной работе могли бы, ну, если не озолотить, то по крайней мере сделать безбедным существование всей области...

- Все так, только это «богатство» приносит мне сейчас одну головную боль. Остановка трех предприятий, которые должны работать и давать деньги в казну страны, приносит одни убытки. Лисичанский нефтеперерабатывающий завод стоит - Донбасс сидит на голодном топливном пайке. Практически остановлено ПО «Лугансктепловоз» - страдает не только Украина, но и страны СНГ, Ближнего Востока. Остановлены две домны на Алчевском металлургическом комбинате - опять удар по экономике. И из-за чего? Из-за недопоставки коксующегося угля. И кем бы вы думали? Ближайшими соседями - «Донецкуглесбытом».

- Интересная ситуация получается. Мало того, что недопоставляют уголь, так еще просят за него столько, что его дешевле из Австралии привезти, чем купить у соседей - дончан. Как такое может быть?

- На проходившем недавно в Донецке совещании, в котором приняли участие специалисты Минуглепрома и Минпрома, эта ненормальная ситуация была обсуждена. И хотелось бы шахтерам, чтобы цена на уголь была высокой, да никто его тогда не покупает. Предлагалось два решения проблемы: снизить и зафиксировать цену. Надеюсь, что это поможет.

- Как вы находите общий язык с шахтерами? Ведь это пороховой заряд, который лежит под вашим креслом...

- И до выборов, и после я часто встречался и буду встречаться с шахтерами. Хоть и не всегда приятными бывают эти встречи, но общий язык находим. По нашему предложению возрождено Министерство угольной промышленности. И этот шаг способствовал увеличению объемов добычи угля. Да, еще не все сделано властью, чтобы вовремя обеспечить горняков заработной платой, чтобы спускались они в забой с нормальным тормозком, в нормальной одежде и работали на новой, исправной технике, но многое зависит и от них самих. Будет идти уголек на-гора, так, как это делается на шахте «Луганская» объединения «Луганскуголь», будут шахтеры нормально жить. Мое мнение однозначно - именно с этой отрасли в 1988 году начался развал народного хозяйства, и 1995 год должен поставить точку в деле разрушения.

- В нашей беседе никак нельзя обойти проект Закона о власти. Вы поддерживаете его?

- Я за то, чтобы исполнительная власть имела единую ветвь и во главе ее стоял всенародно избранный Президент. В этой структуре также должны быть председатели областных и городских Советов. В том проекте, что предлагается для рассмотрения Верховному Совету администрацией Президента, городские власти выпадают из общей структуры. Как мне кажется, здесь имеется два негативных момента - нарушается сама структура и идет разделение государства на город и село. Если устанавливается исполнительная власть - областные и районные органы, где же тогда городские? Может, для Западной Украины этот вариант и хорош, но для Восточной он явно не подходит. Что касается Советов, то они, как органы народовластия, должны быть сохранены - это однозначно.

- Это единственный законопроект, с которым вы не согласны?

- У меня также много претензий к существующему принципу формирования бюджета. Я за то, чтобы он формировался снизу по нормированному коэффициенту расходов, которые утверждаются сверху. Пусть государство возьмет то, что нужно для содержания госаппарата, армии, милиции и т.п., а остальное отдаст на места. И если руководитель области со своим бюджетом не справится, он не поедет в Киев, потому что там просить будет нечего. А народ с таким «умельцем» тратить деньги быстро разберется. Ведь сейчас все забирается в столицу, а затем губернаторы едут на поклон: «Отдайте нам наше!» Один выпросил - другой не выпросил...

- Извините, но как все-таки выглядит это «выпрашивание»? Что в нем важнее - личное обаяние или действительная необходимость? Или это вопрос не для печати?

- Хоть для печати, хоть нет. Встречаясь с избирателями, я уже понял, как народ оценивает современного руководителя - не по его деловым качествам, а по тому, как он поехал к тем, кто наверху, и сколько отвез им выпить и закусить. От чего уходили, к тому и возвращаемся.

Так вот, если все-таки вернуться к вопросу о бюджете, то Луганской области для нормального существования необходимо 76,2 триллиона карбованцев, а в бюджете выделяется в 2 раза меньше - 36,7 триллиона. На практике это означает, что данных денег хватит только для содержания образования, здравоохранения и культуры. Вопрос - где брать остальные? Кроме того, наша область перестала быть дотационной. С одной стороны, хорошо, что наш экономический потенциал так оценили, но ведь мясо и другую сельскохозяйственную продукцию мы продолжаем закупать в Винницкой, Львовской, Ивано-Франковской областях, которые остались дотационными. Где логика? И им же оставляют 100% налога на добавленную стоимость, а нам в первоначальном варианте предназначалось 78,7%, а сейчас «подкорректировали» до 69%. Все это никак не будет способствовать улучшению дел в экономике области. И кто будет виноват? Коммунисты?..

- Насколько реальна та сумма - 76,2 триллиона карбованцев, что вы просите?

- Я не сторонник того, чтобы завышать цифры. Если бы завышал, то просил бы еще, как минимум, 25 триллионов...

- Петр Александрович, не являетесь ли вы заложником ситуации, когда, с одной стороны, надо выполнять решения, которые предписываются вашим государственным постом, а с другой - эти решения часто входят в противоречие с мировоззрением первого секретаря обкома Коммунистической партии Украины?

- Скажу одно. Да, меня на пост председателя областного Совета выдвинули коммунисты, но поддержал-то народ! Если это не убедило - другой пример. В Сент-Эстьене, городе-побратиме Луганска, три созыва подряд мэром города избирается коммунист. У них что, отдельно от остальной Франции сумели построить коммунизм? Идейные позиции - это одно, там компромиссов быть не может, но в практической деятельности я работаю на благо всего народа.

- В чем состоят эти идейные разногласия?

- Я - за проведение экономических реформ. Я - против радикализации в их осуществлении. Реформы надо осуществлять поэтапно, не допуская ухудшения жизненного уровня людей. Мы сейчас делаем рынок, но рынок не своих товаров, а иностранных, чем губим собственного товаропроизводителя. С этим нельзя согласиться. Приватизация - если в ходе ее к владению государственным имуществом приходят люди с нечистыми руками - и смотреть спокойно? Народ этого не простит.

- Вас часто пытаются противопоставить вашему соседу - донецкому губернатору В.П.Щербаню. Он - реформатор, вы - начальник «коммунистического заповедника»...

- Я считаю, что это делается специально, для того чтобы вбить клин между нашими областями. Что делает Донецк, то же делает Луганск. И наоборот. Процессы идут одинаково. А противопоставлять нас друг другу любят некоторые журналисты, которые, кроме как рассказать о том, что Купин - коммунист, а Щербань - капиталист, больше ничем не могут заработать себе на хлеб.

- Ваша семья поддерживает вас?

- В моей семье, а у меня с супругой двое детей - сын и дочь, полная идеологическая совместимость. Хоть они и не являются членами Коммунистической партии, но полностью поддерживают меня в работе. Это - мой тыл, за который я спокоен.

- Что делает губернатор в минуты отдыха?

- Это бывает так редко, что стараюсь свободное время провести с семьей. Летом обычно отдыхаем на даче, где есть небольшой огородик и садовый домик, который построил собственными руками.

- Петр Александрович, что вы ждете от будущего?

- Счастливой жизни для детей этой страны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно