Премьер под прицелом

17 марта, 2006, 00:00 Распечатать

Хочешь быть политиком, будь готов к тому, что все личное и тайное, не только о тебе и твоих родственниках, но даже о друзьях, станет явным и доступным обществу...

Хочешь быть политиком, будь готов к тому, что все личное и тайное, не только о тебе и твоих родственниках, но даже о друзьях, станет явным и доступным обществу. Этот неписаный закон британского политикума тем не менее действует жестче, чем многие другие. Его тщательными исполнителями являются журналисты, они же — «цепные псы демократии», они же — глаза и уши общества. Посему, если имеются «скелеты в шкафу», в политику лучше не ходить. Ну а если пошел, то — «будь готов». И в первую очередь правило это касается самых высоких политических небожителей, а в случае Великобритании — премьер-министра. Сразу замечу, что партия лейбористов во главе с нынешним премьером Тони Блэром выиграли прошлой весной третьи подряд парламентские выборы во многом благодаря тому, что на самого премьера за все годы его пребывания во власти дотошные британские журналисты так и не смогли «накопать» никакого серьезного компромата — ни в финансовой плоскости, ни в частной жизни.

Правда, отсутствие найденного компромата не есть доказательством его полного отсутствия. О чем говорит пример из биографии предшественника Тони Блэра – Джона Мейджора, премьера от партии консерваторов. Его любовная четырехлетняя связь с Эдвиной Карри в 80-годах, когда он был одним из руководителей правящей консервативной партии, а она – рядовым депутатом, стала достоянием публики через много лет. И то лишь потому, что в 2002 году дама решила опубликовать свои дневники. Джон Мейджор в тот момент уже не являлся политически значимой фигурой. Случись такое разоблачение во времена его премьерства, отставки не миновать.

Не секрет, что британские журналисты больше всего обожают изобличать политиков, независимо от партийной принадлежности последних. Причем больнее бьют именно тех, кто у власти.

За все премьерство Тони Блэра самый громкий скандал случился в декабре 2002 года. Обличительную кампанию против жены премьера Шери Блэр начала бульварная пресса, в частности газеты Mail on Sunday и Daily Mail, а затем тему подхватили все издания Британии от региональных до общенациональных. Не остались в стороне радио и телевидение.

Суть истории вкратце такова. Шери Блэр задумала купить квартиру в Бристоле, где в местном университете учился старший сын Блэров. Чтобы не заниматься поисками недвижимости самой и не привлекать к покупке излишнего внимания той же прессы, Шери Блэр нанимает для этого некоего австралийца Питера Фостера, бой-френда ее близкой подруги. Он успешно проводит переговоры о покупке двух квартир, договаривается о цене, оформляет нужные бумаги и о своих успехах регулярно докладывает Шери по электронной почте. Но вскоре выясняется, что Фостер — мошенник со стажем. Что в 1989-м за продажу чая для похудения он отсидел четыре месяца в тюрьме США, а в 1995-м был осужден на два месяца в Британии опять за те же поддельные чаи, а в 2000 году австралийский суд приговорил его к 2,5 годам лишения свободы за подлог документов.

В руки журналистов попадает переписка Фостера с друзьями, из которой следует, что он надеялся возобновить в Британии свою бизнес-деятельность и развернуть рекламу таблеток для похудения с привлечением семьи премьер-министра. Дело принимает особенно неприятный оборот, когда в руки газетчиков попадает электронная переписка Фостера и миссис Блэр. Daily Mail распечатывает ту часть писем, которая касается вопроса недвижимости. Вся подноготная бизнес-сделки (и якобы «дружеские» бесплатные услуги Фостера) выносится на суд читателей. Шери Блэр начинают обвинять в том, что своим финансовым советником она выбрала человека с криминальным прошлым.

Истерзанная газетами и телевидением, Шери Блэр отваживается на официальное заявление. Во время чтения которого перед множеством телекамер в прямом эфире голос ее дрожит от подкатывающихся слез. Она признается в ошибках, не обвиняет никого, кроме себя, объясняет, что не имела ни малейшего понятия о прошлом мистера Фостера. На этом, казалось бы, историю «Шеригейта» можно было бы считать закрытой. Если бы не одно существенное «но», о котором не уставали говорить «беспощадные» журналисты: незнание не освобождает от ответственности. И миссис Блэр, как один из самых видных юристов страны, не могла этого не знать.

На самом деле жена премьера не совершила ничего противозаконного. Она покупала недвижимость на собственные, а не государственные деньги. Миссис Блэр — не бедная женщина, ее годовой доход намного превышает заработную плату мужа. И даже то, что одна квартира предназначалась сыну, а другая покупалась как инвестиция, ее личное дело. Однако главный вопрос британской прессы, и не только таблоидной, касался не самой покупки. Журналисты считали, что общество имеет право узнать, почему жена премьер-министра позволяет себе иметь дело с темными личностями и почему она так неразборчива в бизнес-связях? И как она может гарантировать, что мошенники за оказанные услуги не потребуют от нее платы более существенной, которая может затрагивать интересы государства?

Кроме жены премьер-министра на первых страницах британских газет уже несколько раз появлялся в роли скандальной звезды старший сын Блэров. Впервые Юэн Блэр привлек к себе внимание прессы в возрасте 16 лет — в июле 2000 года. Он был задержан полицией в нетрезвом состоянии в общественном месте. Вернее, его нашли спящим в центре Лондона на Лестер-сквер, после того как он с друзьями отметил успешное окончание учебного года. На следующий день многие таблоиды украсили свои первые страницы красноречивыми фоторепортажами о выпившем премьерском сыне. Блэр публично, перед камерами, извинился за поведение сына и даже грустно пошутил, что «быть отцом — нелегкая профессия».

Через год Юэн Блэр опять стал героем скандальных публикаций. В этот раз журналисты обвинили его в том, что сотрудники правительства помогали ему делать домашние задания. А дело, собственно, было пустяшное. Шери Блэр попросила одного из сотрудников, работавших в штаб-квартире премьер-министра, помочь ее сыну подготовиться к школьным дебатам по теме ядерной реакции. В результате, сын получил помощь непосредственно из министерства обороны. После разразившегося в прессе скандала, где главным обвинением было то, что «семья Блэров позволяет себе расходовать по пустякам ресурсы министерства обороны», представитель миссис Блэр вынужден был разъяснить все детали «школьной операции». Оказалось, что Шери не обращалась лично в министерство обороны за помощью. Она лишь спросила одного из сотрудников канцелярии премьера, нет ли у него под рукой подходящих материалов. Сотрудник же по собственной инициативе связался с министерством обороны, где и получил необходимые «материалы». Откуда произошла утечка информации, никто уже не интересовался. Пища для скандала была найдена.

Жизнь четы Блэров, не только общественная, но и частная, постоянно находится в поле зрения британских массмедиа. Читателю, который раз в четыре-пять лет становится электоратом, регулярно доносят всю информацию, которую только удается добыть. Особенно тщательно отслеживаются финансовые доходы и расходы. На страницах газет всегда можно найти не только данные о стоимости ремонта, проведенного в квартире премьер-министра на Даунинг-стрит,10, о покупке мебели, ковров, цветов или посуды. Каждая поездка семьи на отдых освещается в прессе с точки зрения финансовых затрат, включая цену авиабилетов, гостиничных номеров и даже обедов в ресторанах. Не говоря уже об освещении стоимости гардероба как самого премьера, так и его жены.

Что касается заработной платы, недвижимости или дополнительных доходов ведущих политиков и членов их семей, то никто даже не пытается не то что утаивать, но даже умалчивать подобную информацию. Потому что для британских журналистов раскопать ее считается делом чести. А, кроме того, о зарплате премьера или министра или парламентария можно прочитать в любом справочнике. Где-то в конце 2004 года Тони Блэра во время SMS-чата кто-то спросил о заработной плате, и он с легкостью ответил, что все в стране, дескать, знают, его зарплата — 180 тысяч фунтов стерлингов в год (около 300 тысяч долларов). И весело добавил: «Зарплата неплохая, на жизнь хватает».

Интересно, кстати, что по британским законам, премьер-министр, как любой другой министр, не может принимать в подарок предметы, стоимость которых превышает 140 фунтов (250 долларов). Если подарок дороже, то разницу следует доплатить из собственного кармана. Наверное, поэтому Тони Блэр так и не принял в подарок гитару от лидера группы U2 Боно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно