ПРЕДСТАВЛЕНИЕ НАЧАЛОСЬ

22 декабря, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №51, 22 декабря-29 декабря

Правительство представило Верховному Совету проект Государственного бюджета на 1996 год Впрочем, на сей раз правительство не ограничилось только проектом государственного бюджета...

Правительство представило Верховному Совету проект Государственного бюджета на 1996 год

Впрочем, на сей раз правительство не ограничилось только проектом государственного бюджета. Премьер Е.Марчук представил Программу экономического и социального развития на следующий год - в комплекте с бюджетом. Днем раньше, встречаясь с председателями обл- и райсоветов, Евгений Кириллович честно назвал эти два документа «проблемами еще и политического характера». «Нельзя проводить реформы любой ценой - в частности, ценой сокращения ассигнований на социальную защиту. Это трудно понять нашим западным партнерам», - пожаловался премьер. Еще бы - даже не западным и не партнерам это понять трудно. А уж западные - МВФ, например, - настолько «не поняли», что четвертого и пятого траншей стенд-бая не видать нам с таким бюджетом, как своих ушей.

Поскольку дух, говорят, важнее буквы, мы попытаемся в этой публикации передать именно дух упомянутых документов. К слову, в «буквенном выражении» они занимают четыре увесистых тома. Забегая вперед, скажем, что бюджет и программа - близнецы-братья. И пойдем от малого до великого - от ценовой и налоговой политики - к макропоказателям.

Ценовая политика

Рассказывая о ценовой политике на 1996 год, Евгений Марчук пообещал, что государство будет прибегать к регуляции цен, но не административными методами, а с помощью экономических мероприятий. Какими же возможностями располагает государство для экономического регулирования цен? А никакими, кроме все тех же дотаций. И нельзя сказать, что ему, правительству, такой механизм очень уж нравится. Говорил же премьер, что нельзя дотировать цену, а если уж чего-кого дотировать, то производителя. Увы - от слова до дела не дошло, по крайней мере в бюджете на следующий год.

По данным Минэкономики, у нас цены регулируются на 11% объема промышленной продукции. По тем же данным, это соотношение сохранится и в первой половине следующего года, пока правительство будет отслеживать ценовое поведение отраслей-монополистов (а что тут отслеживать? Ждать, что монополиста совесть заест?). Потом предполагается дальнейшая либерализация цен - при условии разгосударствления (?), реформирования собственности (?!), реально и наяву действующего антимонопольного законодательства (!!!). В общем, и рады бы в рай, да грехи не пускают.

Что касается механизмов административного регулирования, то спектр их достаточно широк. Например, регулирование цен на природный газ предусматривает установление предельной верхней цены - 83 доллара за тысячу кубических метров и - отдельно - платы за транспортировку газа к потребителю. Если предпринимателю удастся закупить газ дешевле - на здоровье, говорят в Минэкономике. Таким образом, из упомянутых 11% товаров и услуг, цены на которые регулируются, жесткому установлению цены подлежит не более 3 - 4%. Это, в основном, жилищно-коммунальные услуги, расценки на которые утверждаются на местах.

Что до аграрной продукции, говорит Минэкономики, то селяне смогут ее реализовать по свободным закупочным ценам. А поддерживать село предполагается с помощью кредитной политики и с помощью льготных цен на минеральные удобрения, продукцию машиностроения, льготные тарифы на электроэнергию и газ. Если кто-то патетически воскликнет: «доколе?!», то и на это есть правительственный ответ: года эдак до 1998-го, пока село не насобирает оборотных средств на ниве свободных цен.

А что же госрезерв? По какой цене государство собирается закупать, скажем, 5 млн. тонн зерна для бюджетных нужд? Тут, похоже, ничего нового не предполагается: для начала выдадут (или не выдадут) некий аванс, заведомо меньший реальной цены, а уж потом, по осени, начнут разбираться, сколько следует доплатить за тонну засыпанного в закрома... Правительство обещает при этом ориентироваться на цену, сложившуюся на бирже. Планирует ли КМ использовать госрезерв в качестве инструмента влияния на биржевую цену? Виктор Кальник, начальник департамента ценообразования Министерства экономики, в своем прогнозе оптимистичен: «Мы до этого уже почти доходим. Имеются и соответствующие проекты создания агентства, призванного представлять на бирже интересы государства. Я думаю, что этот нарыв наконец прорвет - государство не может оставаться в стороне от установления биржевой цены на аграрную продукцию».

Любой читатель бюджета и программы разделит этот оптимизм - ровно до того момента, пока не доберется до следующих строк, не вошедших почему-то в раздел ценовой политики: запланирована «частичная компенсация стоимости элитного зерна, она же (частичная компенсация) стоимости племенного стада, она же - приобретения гербицидов для борьбы с долгоносиком, она же - для борьбы с колорадским жуком». Причем долгоносик и колорадский жучок для борьбы с собой имеют каждый по отдельной строчке в бюджете. А сие ни что иное, как прямое регулирование цен на элитное зерно, племенное стадо и т.д. Так что вашего автора берут основательные сомнения по поводу тех официальных 11% продукции, цены на которую регулируются. А вот строчки, предусматривающее создание интервенционного фонда, или агентства - для влияния на биржевую цену того же зерна - этой строчки в бюджете нет. Так что и в следующем году рынок - отдельно, Кабмин - сам по себе. Или сам себе.

Налоговая политика

Доходная часть Государственного бюджета, как известно, формируется в основном за счет поступлений от налогов. Больше всего доходов запланировано получить от НДС - 740 трлн. крб. По мнению экспертов - как родных, так и закордонных, - эта цифра мало похожа на правду. Так же, впрочем, как украинский НДС мало похож на НДС. Дело в том, что до сих пор не существует механизма компенсации положительной разницы между входным и выходным налогом на добавочную стоимость, так что наш НДС представляет собой просто налог с оборота. А вот когда заработает компенсационный механизм (предполагается, что все-таки заработает) и ставка НДС останется 20%, больше 620 трлн. государство на этом налоге не заработает. Итак - минус 120 трлн. от доходной части.

(Окончание на 7-й стр.)

Начало на 1-й стр.

Те же эксперты (С.Терехин, например) подсчитали, что сумма дохода от налога на прибыль завышена триллионов эдак на 140. Если все это повычитать из доходной части, получится, что дефицит бюджета составляет не 6%, как это официально записано, а все 10%, а то и больше. Покрыть такую «дырку» ничем, кроме эмиссии, не представляется возможным. Результат: рост потребительских цен в 6 - 7 раз, инфляция 665% годовых. Поскольку такие цифры не нравятся решительно никому, правительство, скорее всего, пойдет на сокращение, расходной части бюджета. Легко сообразить, что промышленное и аграрное лобби себя в обиду не даст, так что сокращение, реальное недофинансирование, ждет все ту же многострадальную «социалку», культуру, науку, охрану здоровья.

С налоговыми поступлениями вообще очень легко «промахнуться», поскольку 37% этих поступлений запланированы правительством не на основании законов, а в соответствии с еще не принятыми ВС и даже не рассмотренными им проектами законов. Что поделаешь, если Верховный Совет мышей не ловит, налоговым законодательством в массе своей не интересуется, а в основном вступает во всякие межпарламентские ассамблеи и прочие прелести. Тут правительству можно даже посочувствовать.

Тяжелым случаем при формировании доходной части является также способ распределения налоговых поступлений между местными бюджетами и госбюджетом. Нет ни одного налога, поступления от которого полностью оставались бы в распоряжении местных властей. Зато есть единые для всех регионов нормы отчислений с каждого налога в центральный бюджет. Причем система трехступенчатая, как ракета Королева: ВС определяет, сколько областные бюджеты должны отчислять в Государственный, а областные советы устанавливают нормы отчислений для местных - городских и районных.

Таким образом, местные советы никогда толком не знают, какими средствами они располагают для финансирования тех же социальных программ, а за дотациями и субвенциями обращаются в Киев. Ну, не может Кабмин отказаться от удовольствия сначала собрать со всех, а потом раздавать избранным! Вот и предусмотрена в бюджете (в расходной его части) статья - «фонд субвенций и дотаций для местных бюджетов» в размере 207 трлн. крб. Такой способ обращения с регионами, может, и приятен для Минфина, но крайне опасен для государства, так как создает веский повод для политической дезинтеграции.

Просто политика

«Просто политика» начинается, естественно, с экономики. Заметим, что ею же политика и заканчивается: макропоказатели, представленные в бюджете, но не существующие в природе, - наглядное тому подтверждение. Во-первых, власти не хотят, а следовательно, не могут, отпустить с бюджетной привязи предприятия. На языке экономистов «отпустить» означает разделить финансы предприятий и бюджетные средства. Отбирая - через налоги и разнообразные обязательные платежи - средства у предприятий, власти берутся перераспределить (израсходовать) через бюджет все большую часть ВВП. Это означает, что все меньшая часть финансов «крутится» собственно в экономике, все меньше остается у предприятий оборотных средств, все меньше желания и возможности что-либо инвестировать. И капитал бежит за границу, уходит в тень. А «в тени» уже мелькают странно знакомые лица...

Вторым номером можно назвать уже упоминавшуюся централизованную раздачу дотаций регионам - ее политический эффект может оказаться сокрушительным.

Ну, а чем, как не экономическими играми с политической подкладкой можно объяснить тот необъяснимый факт, что средства Пенсионного фонда упорно считаются бюджетными? Между прочим, средства эти, со всех нас взимаемые, отнюдь не лежат мертвым грузом (что хорошо, а не плохо). Размещенные на банковских счетах, эти средства оборачиваются и дают некий процент дохода. Прекрасно. Смотрим расчет консолидированного бюджета: где же эти столь необходимые нам всем проценты? А нетути... Причем учтите, уважаемый читатель, что средства Пенсионного фонда - это «наличка», ведь бабушке пенсию по безналу не выплатишь. Все, все, молчу - уже самой страшно стало. Больше не буду, честное слово!

Уж если до Пенсионного фонда дело дошло, надо закругляться. Резюме: по оценкам вполне независимых экспертов, доходы государственного бюджета Украины на 1996 год завышены, а расходы - занижены. Бюджетный дефицит в размере 6% можно с полным основанием назвать радужной, но неосуществимой мечтой правительства. МВФ, который тоже считать умеет, таким показателям не верит. Для покрытия дефицита остается печатный станок НБУ и выпуск государственных казначейских. Первый способ чреват инфляционными ужасами, второй - при чрезмерном использовании - чреват появлением «пирамиды» на манер МММ в государственном масштабе.

Что же делать? Может, все-таки начать реформы? В качестве новой политики.

Светлана РЯБОШАПКА

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно