Председатель Львовской областной госадминистрации Николай Горынь:

3 ноября, 1995, 00:00 Распечатать

Мы идем к созданию единой политической системы - Николай Николаевич, нарушая традиции, вначале затронем ваши родственные отношения...

Мы идем к созданию единой политической системы

- Николай Николаевич, нарушая традиции, вначале затронем ваши родственные отношения. Вашим старшим братьям, Михаилу и Богдану, за свою политическую деятельность пришлось побывать в местах не столь отдаленных. Ныне они известные политические деятели, фундаторы и руководители Украинской республиканской партии. А к какой партии вы примыкаете, какие исповедуете политические взгляды?

- Мои братья - это одно дело. У нас нет каких-то противоречий, как между родственниками. Но иногда бывают разные взгляды на отдельные обстоятельства или события.

Я не принадлежу, в отличие от братьев, ни к какой политической партии. Хотя считаю, что цели большинства политических организаций, созданных на территории Львовщины, очень близки между собой или совпадают. Вся проблема в субъективных факторах, и если бы их отбросить, мы имели бы более сплоченную и монолитную силу национально-политической направленности, способную оказывать влияние на ситуацию не только в регионе, но и в целом государстве.

Я же в силу своего должностного положения не могу принадлежать к какой-то политической партии.

- Интерес у многих вызывают ваши отношения с УРП, которой руководил ваш брат Михаил. Во время выборов только эта партия поддерживала вашу кандидатуру на председателя областного Совета. А недавно УРП, точнее ее областная организация, основное ядро партии, объявила о своей оппозиции к вам как к председателю областной госадминистрации. Чем, на ваш взгляд, вы не оправдали высокого доверия республиканцев?

- Я полагаю, что у нас нормальные отношения. Во время минувших выборов УРП действительно была единственной политической организацией, которая поддержала мою кандидатуру. Но она не брала на себя ответственность за ситуацию в области. Следовательно, сейчас ей нет надобности снимать с себя ответственность за мои действия в деле расстановки кадров, экономических реформ. Словом, я здесь не вижу проблемы.

Я прислушиваюсь ко всем политическим организациям. Полагаю, что даже заявление УРП о своей оппозиции не повлияет на мои отношения с ней как с ведущей политической организацией на Львовщине.

- Много политических партий, имею в виду национально-демократической направленности, во время последних выборов пытались забаллотировать вашу кандидатуру. Какие у вас с ними сейчас отношения?

- Отношения власти с политическими партиями в данное время очень проблематичны. До выборов в области существовал политический и консультативный совет, который регулярно собирался здесь, в администрации. Равноправными партнерами политических партий в консультативном совете были и представители власти. Здесь не было доминирующей роли властных структур. Мы сообща обсуждали политические проблемы в целом по Украине, в нашем регионе, организационные, экономические вопросы. Это помогало и одной, и другой стороне более эффективно реагировать на ситуацию, которая складывалась.

После выборов почему-то сложилось мнение, что политический консультативный совет себя исчерпал. Хотя я и обращался к отдельным политическим организациям с предложением возобновить его работу. Тем более, хотим этого или нет, мы идем к созданию единой политической системы в Украине. И политические организации на общегосударственном или региональном уровне должны хорошо ориентироваться в экономических, социальных проблемах. А такую информацию лучше бы все-таки получать с первых рук, обсуждать ее и вырабатывать свою позицию.

Недавно я встречался с представителями блока национально-патриотических сил. Мы обсуждали эту проблему и пришли к выводу, что такие встречи нужно проводить.

- Вам как председателю областной госадминистрации приходится в основном заниматься экономическими проблемами. Какие из них для вас ныне имеют приоритетное значение?

- Действительно, в регионе имеем ряд специфических проблем, которыми приходится заниматься постоянно. Самая главная сейчас - структурная перестройка в области. Львовщина - очень урбанизированная область с мощным производственным и научным потенциалом. И в то же время мы не готовы к тому, чтобы создать конкуренцию на рынке как внутри области, так и за ее пределами со своей продукцией, которая раньше считалась высокого технического уровня, конкурентоспособной.

Сейчас мы затронули нашу самую сложную проблему - как переструктурировать нашу промышленность, чтобы заработали те предприятия, которые раньше относились к военно-промышленному комплексу. Такие программы сейчас разрабатываются. На последней сессии облсовета принята программа реформирования экономики. Теперь занимаемся реализацией конкретных программ в отраслях, на отдельных предприятиях.

Ситуация очень сложная, потому что не разработана четкая государственная политика. На мой взгляд, допущены серьезные ошибки в том, что Верховный Совет включил в списки ряд предприятий, не подлежащих приватизации, то есть имеющих статус государственных. Правительство не разработало подходов к их реформированию, и нам приходится искать свои пути, исходя из нынешних экономических условий.

Вторая наша сложная проблема - горнодобывающая промышленность. Она связана прежде всего с добычей угля. Но еще более серьезная ситуация с химической промышленностью, с нашими серодобывающими гигантами в Новом Роздоле и Новояворовске, а также со Стебникским калийным заводом. Они создают социально-экономическое напряжение в регионе, добавляют и экологические проблемы. Если ими постоянно не заниматься, можем прийти к экологической катастрофе нерегионального масштаба. По этим вопросам приняты соответствующие постановления Кабинета министров, стараемся на месте их развить и реализовать.

Одной из основных задач для нас является реформирование агропромышленного комплекса. Здесь мы пошли далеко вперед. Но вот столкнулись с одной интересной ситуацией. Для многих областей указ Президента о реформировании села является еще начальным этапом, а для нас он стал уже определенным тормозом.

Сейчас наши специалисты, центр приватизации АПК разрабатывают свой путь реформирования села, чтобы завершить начатое два-три года назад. Мы имеем поддержку Министерства сельского хозяйства, советников Президента и, полагаю, сумеем решить свои проблемы.

- Но в этом регионе - своя специфика. Область густонаселенная, село около села, земель мало, обеспечить участками всех желающих очень трудно.

- Действительно, малоземелье для нас серьезная проблема. Поэтому еще раньше мы поднимали вопрос, что земельная реформа не может быть типовой для всей Украины. Ведь еще в начале века в восточных областях были большие сельскохозяйственные владения, которые по размерам соответствуют нынешним колхозам, а то и больше. Нам приходится искать другие варианты, которые прошли апробацию в Европе.

Сейчас на Львовщине реализуется украино-голландский агропроект. На небольших площадях занимаемся производством картофеля, овощей, в Жовковском районе создали молочнотоварную ферму. Внедрение голландских технологий дало возможность получить урожаи картофеля и овощей вдвое выше, чем в среднем в области. В проекте четко обозначена линия сотрудничества с частным сектором экономики, он согласуется с программой приватизации имущества и земли в АПК области. Объединение наших кадров и ресурсов с голландскими технологиями даст возможность производить дешевые и качественные продукты питания.

Мы пытаемся создать тип небольшого хозяйства, имеющего несколько гектаров земли, но в то же время являющегося высокоэффективным и рентабельным.

Когда-то Верховный Совет принял закон о фермерстве, которым предусматривалось выделение земли для фермера в размере до 50 гектаров. В наших условиях его практически нельзя реализовать. Это, правда, не означает, что не будет таких хозяйств. Но они возможны только после того, как реформируем земельные отношения, появятся рынок земли, новые условия землевладения. Только тогда можно формировать новые земельные хозяйства с новыми экономическими подходами.

В области уже ощутимы серьезные положительные сдвиги в сельском хозяйстве. Почти 70 процентов сельскохозяйственной продукции вырабатывается в частном секторе, 35 процентов земли передано в частное владение. А вообще по объему приватизации Львовщина занимает второе место после Донецкой области.

- Возвратимся однако к промышленности, конкретно к акционерному товариществу «Электрон». До реформы, в 1990 г., это предприятие давало Украине четыре процента валового национального продукта. Оно же первым в области перешло на новые рельсы хозяйствования. И что же случилось?

- «Электрон» - особый вопрос. Он будто воплотил в себе весь негативизм, связанный с реформированием экономических отношений, нашей промышленности вообще. Практически еще в союзном министерстве была утверждена схема приватизации «Электрона». Сам процесс реформирования прошел по той схеме, которую позже разработал Верховный Совет Украины, но которая не была четко узаконена нормативной базой. Поэтому на предприятии создалась сложная криминогенная ситуация, в которой никто до сих пор не разобрался. Была масса комиссий, проверок прокуратуры, следственных органов, комиссии Верховного Совета, но к окончательному выводу не пришли. Сегодня практически имеем приватизированную развалину, еще юридически не оформленную в связи с расколом в «Электроне», когда от него отошел завод цветных телевизоров. Идут суды, разборки, а это мешает предприятию стать на ноги. Несмотря на то, что это уже не государственное предприятие, нужно повлиять на ситуацию, ибо там работают десятки тысяч людей и они создают большое социальное напряжение. На пути к приватизации будут и неудачи, и ошибки. Но «Электрон», как я говорил, особый случай. В нем отразился комплекс общеэкономических проблем, нерешенных и к нынешнему дню: имею в виду рост производства, производительности труда, ценообразование, что поставило такой большой коллектив на колени.

- Вы говорили о деловых контактах с голландскими фирмами. Многие предприятия, знаю, имеют контакты с другими западными партнерами. Но областная госадминистрация в последнее время активно налаживает сотрудничество с восточными регионами Украины, в частности с Харьковской областью. Как объяснить такую переориентацию?

- Не хотел бы, чтоб наши связи с Харьковщиной рассматривались как какая-то переориентация. Сложившуюся ситуацию очень хорошо охарактеризовал «Вечерний Харьков» во время дней Львовщины в Харьковской области. При отсутствии общенациональной идеи, исходящей от центра, то есть Киева, писала газета, две области взяли на себя инициативу реализовать эту идею нетрадиционным путем. Возможно, мы придем к общенациональной идее и таким образом объединим все регионы на западе и востоке, на севере и юге.

Вместе с Александром Масельским, председателем Харьковской облгосадминистрации, мы как-то одновременно пришли к идее, что нам нужно подписать договор о сотрудничестве и восстановить деловые связи: области одинаковые по промышленному потенциалу, к тому же наши областные центры размещены почти на одной параллели и находятся в противоположных концах Украины - на западе и востоке. У нас много общих проблем - в машиностроении, электронике, других отраслях. Мы могли бы их лучше решать, минуя Киев, министерство, через личные контакты руководителей разного ранга.

В конце октября - начале ноября прошли дни Харьковской области на Львовщине. Они также способствуют укреплению контактов, развитию деловых связей.

На западе за нашей спиной - чужие территории, другие государства. Мы не отгораживаемся от них, но понимаем, что много возможностей не реализовано внутри нашего государства. Можем - давайте попробуем.

- Но Харьков мы вначале рассматривали как партнера. Скажем, для львовского автобуса нужны харьковские моторы. Теперь харьковчане решили сами выпускать автобусы. Из партнеров они превратились в конкурентов - не опасаетесь такого поворота событий?

- Хорошо, что создается такая конкуренция. Это подстегнет наших автобусостроителей, имеющих пятидесятилетний опыт. Они должны понять, что если упустят момент, их место займут другие. У нас нет иного пути поднять производство, кроме жесткой конкуренции.

- Другими словами, вы не рассчитываете на западную помощь?

- Когда я слышу слова о такой помощи, мне на память приходят перефразированные слова Ильфа и Петрова: запад нам не поможет. Мы должны искать и развивать нормальные взаимовыгодные связи, поддерживать их.

Мировая рыночная экономика жестка и даже жестока. Она не прощает просчетов. К этому нужно быть готовым, собираясь выходить на мировой рынок. Если какая-то западная фирма увидит, что мы можем создать ей конкуренцию, она все сделает, чтобы подать свою продукцию в лучшем виде и задавить конкурента. Надо быть реалистом.

- Читателям нашей газеты, наверно, будет интересно узнать и о вашей личной жизни. Как правило, люди интересуются, в каких условиях живет руководитель, чем располагает.

- Живу в коммунальной трехкомнатной квартире. Семья из четырех человек - жена, две незамужние дочери. Одна учится в университете, вторая окончила в этом году школу. Жена - инженер-экономист, работает в областном управлении печати. Имею садовый участок, но дачи не построил. Стоит, правда, такая развалюха, что перед соседями стыдно. Но руки до этого сейчас не доходят. Садово-огородные работы взяла на себя жена. Вот так и живем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно