Правительство Януковича и СМИ: что в активе?

3 августа, 2007, 15:42 Распечатать Выпуск №28, 3 августа-10 августа

Как только в стране стартует избирательная кампания, ее участники сразу же начинают заботиться об информационной политике и праве журналистов...

Как только в стране стартует избирательная кампания, ее участники сразу же начинают заботиться об информационной политике и праве журналистов. Не стала исключением и нынешняя кампания. К позитиву можно зачислить то, что практически все политические силы декларируют намерения реформировать отечественную медийную сферу и создать наконец общественное вещание. Негатив только в том, что эти обещания становятся неактуальными сразу же после выборов. Чаще всего до них просто не доходят руки… Оценивать правдивость добрых намерений можно разве что по анализу того, что реально уже сделано.

В разгар политической борьбы и избирательной кампании кабинет Виктора Януковича решил не игнорировать вопросы, связанные с правами журналистов и информационной политикой. После своего второго пришествия в правительство Янукович не уставал повторять, что понимает высокую миссию журналистов, и призывал своих подчиненных делать все возможное, чтобы создать надлежащие условия для работы «акул пера и микрофона». Но в последнее время, а именно после аварии под Ожидовом, члены правительства и лично их шеф резко критиковали освещение этой катастрофы в СМИ. Как следствие — Янукович дал приказ своим подчиненным, где выписано, как они должны обеспечивать информирование во время чрезвычайных ситуаций. Пока этот документ только разрабатывается, но в нем могут появиться довольно интересные предписания, такие, например, как запрет чиновникам, кроме специально определенных людей, комментировать чрезвычайные события.

Не менее интересный документ Кабмин уже одобрил — это проект закона «О защите профессиональной деятельности журналистов». И хотя указанный документ едва ли был прямо приурочен к выборам, все же он может быть записан в актив одной политической силы и правительства Януковича.

Этот документ стоит внимания хотя бы потому, что дает возможность проследить, что реально сделало второе правительство под руководством Виктора Януковича для реформирования информационной сферы страны. Отношения прессы с однопартийцами Виктора Федоровича никак не ладились, несмотря на декларации шефа. Неудачный тон задал пресловутый Олег Калашников, который избил съемочную группу канала СТБ на глазах у десятков свидетелей, а после того полностью отрицал свою вину. Кстати, прокуратура до сих пор не обнаружила в действиях депутата Калашникова чего-то, стоящего осуждения, а сам он, очень вероятно, останется не только в рядах партии, но и будет среди ее представителей в списке Партии регионов на досрочных выборах. По крайней мере, руководитель избирательного штаба регионалов Борис Колесников недавно заявил, что тот достаточно просил извинений...

Далее уже заместитель лидера фракции регионалов Василий Киселев предложил вернуть уголовную ответственность за клевету, что позволило бы снова сажать журналистов за решетку. Эту законодательную инициативу удалось остановить благодаря негативному общественному резонансу, вызванному проектом Киселева. К счастью, не удалось реализовать проект еще одной регионалки — Анны Герман, решившей законодательно вынудить СМИ печатать и подавать в эфир любые выступления президента, премьера, спикера и лидера оппозиции абсолютно бесплатно. Таким образом все творчество регионалы вряд ли могли записать себе в актив.

Проект закона «О защите профессиональной деятельности журналистов» на этом фоне имеет гораздо более достойный вид. На самом деле начали разрабатывать этот документ еще несколько лет назад и тогда преимущественно сосредоточивались на защите социальных прав журналистов. Но окончательная редакция, принятая правительством, немного отличается от той, которую в свое время давало Госкомтелерадио под руководством Ивана Чижа.

В этом документе есть немало плюсов, но можно назвать и несколько минусов. В частности, там устанавливается единый для журналистов всех видов СМИ перечень их прав, который немного расширен даже по сравнению с законом «О прессе». Из новшеств следует отметить право журналистов присутствовать на сессиях, совещаниях, право распространять информацию, полученную из скрытых записей; право отказаться от редакционной задачи, выполнение которой ведет к нарушению закона, право отказаться от задачи, нарушающей журналистскую этику, а также запрет СМИ увольнять журналиста за отказ от выполнения таких задач.

Законопроектом предусмотрен унифицированный перечень оснований для освобождения журналиста от юридической ответственности за распространенную недостоверную информацию. Перечень, в общем, соответствует западным стандартам и выписан более четко по сравнению с аналогичными положениями других законов. В частности, журналист освобождается от ответственности, если информация уже была распространена другим средством массовой информации или же судом будет доказано, что журналист действовал добросовестно и сделал все возможное для проверки достоверности полученной им информации.

В случае рассмотрения судом спора относительно причинения морального ущерба между журналистом и публичными лицами, политиками, партиями или чиновниками суд может назначить компенсацию причиненного морального ущерба только при наличии умысла журналиста. То есть политику или чиновнику придется доказать, что, распространяя ту или иную информацию, журналист отдавал себе отчет в ее недостоверности и хотел негативных последствий для истца.

В проекте закона фактически предлагается новое определение цензуры, довольно широкое, но, если подходить формально, предусматривающее возможность внедрения цензуры и частными субъектами, а не только органами власти.

Вместе с тем проект не доработан даже с точки зрения элементарной юридической техники. Его разработчики пытаются «выбросить» все нормы о социальной защите журналистов из ЗУ «О государственной поддержке СМИ и социальной защите журналистов» и «переклеить» их в Закон «О защите профессиональной деятельности журналистов». Но делают это бездумно, переписывая даже нормы, которые входят в коллизию с нормами Уголовного кодекса (например, законопроект предусматривает ограниченный перечень субъектов, которые могут нести уголовную ответственность за препятствование профессиональной деятельности журналистов, — должностные лица и лица, которые препятствовали журналистской деятельности группой лиц по предварительному сговору, — в то время как согласно ст. 171 УК за это действие можно привлечь к ответственности кого угодно), хотя норма другого закона не может подменять собой норму УК Украины.

Более того, очередное упоминание о привилегиях журналистов государственных СМИ становится серьезным препятствием на пути к разгосударствлению СМИ.

В общем, документ мог бы больше унифицировать украинское законодательство и закрыть некоторые реальные пробелы в части защиты прав журналистов. Если бы не одно но... Этот документ был одобрен далеко не в самой благоприятной политической обстановке. Более того, проект закона уже передан в парламент. И здесь возникает коллизия, кто и когда будет его рассматривать. Как говорит экс-председатель парламентского комитета по вопросам СМИ Андрей Шевченко, парламент нового созыва берет в работу только те проекты законов, которые прошли процедуру первого чтения. Остальные возвращаются в Кабмин, и там документу придется заново пройти процедуру согласования уже с новыми министрами. А значит, перспективы одобрения указанного документа либо весьма отдаленные, либо вообще призрачные, если это направление не окажется приоритетным для нового Кабмина.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №43-44, 16 ноября-22 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно