ПРАВИТЕЛЬСТВО НЕДОВЕРИЯ

23 июня, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 23 июня-30 июня

Вотум недоверия, которым Государственная дума Российской Федерации угрожала правительству Виктора Черномырдина буквально с первых дней своего существования, наконец-то стал реальностью...

Вотум недоверия, которым Государственная дума Российской Федерации угрожала правительству Виктора Черномырдина буквально с первых дней своего существования, наконец-то стал реальностью. «Решение принято», — можно было прочитать в среду на табло в зале заседаний верхней палаты российского парламента. Впрочем, с точки зрения конституции, парламентское решение не должно иметь никаких последствий, тем более, что депутаты выбрали для него весьма неудачный момент. Телезрители, следившие за ходом прений в Госдуме, хорошо помнили, как в минувшие выходные премьер-министр ежечасно появлялся на телеэкранах, чтобы чуть ли не в прямом эфире вести переговоры с Шамилем Басаевым. Лидер «Выбора России» Егор Гайдар предупреждал в те дни, что если правительство остановится на силовом разрешении конфликта и погубит людей, «Выбор России» также присоединится к фракциям, готовым проголосовать за вотум недоверия правительству. Но Черномырдин пошел по иному пути и «выбороссы» вовремя сориентировались. Вместе с тем голосование в думе явно сработало против настроенных «античерномырдински» депутатов, так как сразу же после голосования по вотуму недоверия голосовалось предложение рекомендовать президенту отправить в отставку трех силовых министров — министра обороны Павла Грачева, министра внутренних дел Виктора Ерина и председателя Федеральной службы безопасности Сергея Степашина. Раньше казалось, что депутатов объединяет как раз стойкая антипатия к «силовикам», доказавшим свои блестящие аналитические и военные способности в Чечне, а теперь и в Буденновске. Однако все оказалось наоборот. Голосовавшие против правительства жириновцы, коммунисты, аграрии и члены группы «Новая региональная политика» силовых министров поддержали. «Выбор России», поддержавший правительство, выразил недоверие силовым министрам. Последовательными оказались только фракция Григория Явлинского «Яблоко», проголосовавшая и против правительства, и против силовых министров, а также фракции Партия российского единства и согласия Сергея Шахрая и группа «Стабильность», поддержавшие и «силовиков», и правительство. Такой сложный расклад сил легко демонстрирует, что в думе — великое пространство для сложной политической интриги. И вынесение правительству Черномырдина вотума недоверия как раз и означает, что интрига началась.

Возможных вариантов развития событий было несколько. Самым маловероятным был — Ельцин прислушивается к рекомендациям думы и отправляет правительство в отставку. Но президенту не было никакого смысла делать такой шаг, тем более тогда, когда его не обязывают к нему законодательные нормы. Для того, чтобы президент отправил правительство в отставку не по желанию, а по букве закона, необходимо повторное выражение недоверия кабинету спустя... три месяца. Уже спустя месяц депутаты уходят на каникулы. Когда они возвратятся, большинство фракций будеть озабочено предвыборными интересами и только ими, так что депутатам нет никакого смысла считать, что во второй раз набрать голоса для вотума недоверия будет так же легко, как и в первый. Ведь попыток объявить правительству недоверие было немало, и все они захлебывались. Тем более, что даже, если спустя три месяца вотум вновь удастся, Ельцин может предложить парламентариям утвердить Виктора Черномырдина на посту премьера. Отказ может привести не столько к отставке правительства, сколько к роспуску Государственной думы.

Был выбран следующий, наиболее вероятный вариант — Ельцин, уже сказавший, что «как я скажу, так и будет», вообще не обратил внимания на решение Государственной думы, и правительство работает, как работало, ожидая трех месяцев перерыва... В поле между двумя решениями и кроется пространство для интриги. Во-первых, если сейчас, не дожидаясь истечения трехмесячного срока, Виктор Черномырдин поставит в думе вопрос о доверии всему правительству и не получит доверия, президент сразу же получает возможность либо отправить правительство в отставку, либо распустить парламент. Во-вторых, у парламентариев уже есть шанс уберечься от роспуска: для спасения они должны начать процедуру отрешения президента от власти. И коммунисты уже сделали первый шаг, начав сбор подписей под заявлением, требующим начать процедуру импичмента в отношении Бориса Ельцина. Однако, пока процедура не стала официальной, дума уязвима...

Вероятнее всего, особой политической борьбы вокруг правительства не будет. Депутатам известна граница, за которую не стоит переступать, чтобы не лишиться мандатов раньше срока. Президенту тоже не нужно избавляться от почти безвредного парламента. Депутаты, правда, пытаются повести наступление на конституцию и президентские полномочия, повторяя историю разогнанного Ельциным Верховного Совета. Однако тогда парламент и депутатский съезд могли принимать любые законодательные акты без оглядки на президента. Сегодня же требуется подпись Бориса Ельцина, а перед тем — еще и одобрение Совета Федерации. И если верхняя палата российского парламента может согласиться с идеей, что двумя третями голосов Федеральное собрание (вернее, его палаты) способны отправить в отставку любого не понравившегося им министра, а президент должен согласиться с таким решением без оговорок, то подпишет ли такой конституционный закон Борис Ельцин? Вопрос риторический, многие голосования в Государственной думе потому и превращаются скорее в демонстрации протеста, чем в акты законодательного процесса. Так в детском саду воспитанники могут дружно негодовать против воспитателя и даже требовать его замены на утреннике — все равно вечером явятся родители и разберут всех по домам. Конечно, стоит аплодировать отцам новой российской конституции, низведшим законодательную процедуру на уровень капустника (в трагические дни начала чеченской войны бессилие парламента было очевидным и неприятным даже для его недоброжелателей —- вот ничего не могут и все тут!), однако стоит признать, что именно понимание собственного бессилия может толкнуть депутатов на резкие шаги по отношению к правительству и президенту.

Голосование, как и события в Буденновске, продемонстрировали, по сути, наметившийся раскол между «хозяйственной» и «силовой» частями правительства. Сенсационную фразу Виктора Черномырдина «там есть кому провоцировать», сказанную премьером в одном из первых транслировавшихся на всю страну телефонных разговоров с Шамилем Басаевым, многие журналисты уже отнесли на счет силовых министров. Павел Грачев, недовольный тем, что его отстранили от решения буденновской проблемы, уже успел назвать проведение операции «бездарным». И если в вопросе выбора между парламентом и правительством для Бориса Ельцина выбор, кажется, ясен, то как выбирать президенту между Виктором Черномырдиным и силовыми министрами. Не будем забывать, что с усилением премьера и у силовиков появляется свой, немаловажный для российского общества выбор между Ельциным и Черномырдиным... Впрочем, тут уже стоит говорить о совсем новом, не относящемся к парламентским страстям политическом сюжете. А пока — «правительство недоверия» продолжает уверенно работать и не менее уверенно использовать вверенные ему средства массовой информации для критики депутатов, не оценивших мужество и человеческие качества премьер-министра. Российская делегация на переговорах в Чечне между тем предупредила, что если Шамиль Басаев и его люди не будут выданы в течение ближайших трех дней, то перемирие может быть нарушено. В Москву между тем прибыли новые тысячи десантников для патрулирования столичных улиц. Жизнь продолжается, как, впрочем, и война. Все в порядке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно