ПОСРЕДНИК ШИРОКОГО ПРОФИЛЯ, ИЛИ ПРИДНЕСТРОВЦЫ ПРИВЕЧАЮТ, А АБХАЗЦЫ — ОТСЫЛАЮТ

11 июля, 2003, 00:00 Распечатать

Посягательства на свою «независимость» в Приднестровье и Абхазии привыкли отбивать по-разному. Е...

Посягательства на свою «независимость» в Приднестровье и Абхазии привыкли отбивать по-разному. Если команда Смирнова отдает предпочтение грозным призывам к конструктивному диалогу, люди Ардзинбы объявляют о создании собственной армии, полагая, что нынешний статус республики — неизменный. Миротворческим кураторством Сухуми занимается ООН. Усаживать за стол переговоров Тирасполь и Кишинев приходится ОБСЕ. Более чем актуальная для кавказских самопровозглашенцев проблема беженцев перешла в разряд изрядно подзабытых для жителей левого берега Днестра.

С Абхазией граничит Россия, Приднестровье делит свой кордон с Украиной. В процессе приднестровского урегулирования Киеву принадлежит законное место гаранта (наряду с Россией и ОБСЕ), в абхазской тяжбе свои миротворческие позиции Украине еще придется закрепить: российское опекунство приобрело здесь признаки отцовства.

Конституция без государства?

Годовщину подписания киевского документа наши юго-западные соседи встретили с риторикой осени 2001 года. Словосочетание «экономическая блокада» вернулось в активный словарь приднестровских лидеров как раз в то время, когда на двух берегах Днестра приступили к созданию совместной конституционной комиссии, а переговоры между сторонами вот уже год носят непрерывный характер.

Очередной раунд консультаций, состоявшийся на днях в Тирасполе, планировался как еще один шаг к взаимопониманию будущих субъектов федерации. Не получилось: запасшись набором резких заявлений, приднестровцы пытались убедить Кишинев «отказаться от экономической блокады и любых методов давления».

Поводом для нового витка конфронтации стало постановление молдавского правительства с грозным названием «О мерах по осуществлению экспортно-импортных операций экономическими агентами из восточных районов РМ». Согласно документу, эти самые экономические агенты из Приднестровья лишились права экспортировать свою продукцию без регистрации в молдавских таможенных и налоговых ведомствах. Только таким способом, полагают в Кишиневе, удастся «легализовать внешнеэкономическую деятельность ПМР».

В Тирасполе тут же заподозрили: Кишинев пытается сделать приднестровские предприятия своей собственностью, а их налоговые платежи перевести в свой бюджет. И подсчитали: за время существования новых правил (а это чуть больше месяца), казна ПМР потеряла более трех миллионов долларов.

Есть информация, что руководство мятежной республики возмутила не только суть постановления, но и сама формулировка «восточные районы РМ». «Нынешнее поведение властей Молдавии показывает, что они по-прежнему живут иллюзиями, считая Приднестровье восточными районами Молдавии, хотя за прошедшие 13 лет здесь создано новое государство», — возмутился председатель ВС ПНР Григорий Маракуца. Его заявление еще раз подтвердило: любое посягательство на приднестровскую «государственность» будет встречено жестко. В Кишиневе, в свою очередь, готовы использовать каждый повод, чтобы продемонстрировать: все решения на территории РМ должен принимать «центр».

Как бы там ни было, «комплекс ответных мер на враждебные действия Молдовы» (слова президента ПМР Игоря Смирнова) уже разработан. Более того, некоторые из них опробованы на практике: в пяти населенных пунктах Молдавии, граничащих с Приднестровьем, отключено электричество. В причастности к этому факту Смирнова и Ко в Кишиневе даже не сомневаются (что было подтверждено на днях специальной нотой молдавского МИДа, обвинившей ПМР в «дестабилизации обстановки в регионе»).

Точно так же, как и в истинных мотивах блокирования приднестровским руководством отправки эшелонов с российским вооружением. Ход тактически правильный: если нюансы переговорного процесса между Тирасполем и Кишиневом по-прежнему находятся на периферии интересов сильных мира сего, то приостановка вывоза российского имущества наверняка привлечет внимание заокеанских и европейских коллег. Тем более что, по некоторым данным, на сегодняшний день вывезена только треть имущества — около 42 тысяч тонн груза. А, согласно прошлогодним договоренностям в Порту, российское вооружение должно быть эвакуировано из ПМР до конца 2003 года.

Допустим, в своих действиях Смирнов преследует исключительно экономические цели: в ноябре прошлого года он уже пытался обыгрывать подобные трюки с приостановкой вывоза воооружений, но прекратил это делать, как только россияне пообещали списать 100 млн. долл. 400-миллионного долга за российский газ. Однако своими действиями Тирасполь только подыгрывает планам Москвы о проведении на территории республики так называемой военно-гарантийной операции — новой фишки российской геополитической мысли. Речь, судя по всему, идет о создании на территории ПМР российской военной базы, к чему, по имеющейся информации, склонял Воронина недавно гостивший в Кишиневе замминистра иностранных дел Вячеслав Трубников. И чье дело продолжил на днях в Кишиневе Александр Волошин, глава президентской администрации. Примечательно, что на последних консультациях в Тирасполе был предложен другой план миротворческой операции — под эгидой ОБСЕ. В таком формате могла бы проявить свой потенциал и Украина. Киев, в отличие от Москвы, делает акцент на политическом урегулировании обстановки в ПМР.

Пикантность ситуации состоит в том, что Молдавия и Приднестровье имеют полное право отказаться от услуг ОБСЕ в пользу российского плана. Молдавским властям стоит только заявить, что без российских миротворцев порядка в регионе не будет — чего, собственно, и добивается Москва. С приднестровцами особо работать не надо. Уже сейчас официальный рупор ПМР — информационное агентство «Ольвия-Пресс» — выдает на гора материалы, авторы которых прямым текстом говорят: «Пора подумать о российской военно-гарантийной операции как о единственном реальном способе нормализовать обстановку. И не через год, не в отдаленной перспективе, а уже сейчас».

Понятно, что обострившееся противостояние двух берегов никак не вписывается в мирный план гарантов. А точнее, в проект, имеющий прямое отношение к посредническим усилиям Украины — так называемый киевский документ, в основе которого лежит принцип построения между Кишиневом и Тирасполем федеративных отношений. Ведь впервые идея федерализации всплыла на поверхность на организованном украинским МИДом совместно с миссией ОБСЕ в Пуще-Водице «круглом столе» (март, 2000 года).

Да, Кишиневу и Тирасполю удалось продвинуться в решении некоторых технических вопросов. На днях стороны подписали регламент работы совместной конституционной комиссии и определились с ее составом (по три представителя). Найден своеобразный «территориальный» компромисс по поводу постоянного места заседаний. Им стал город Бендеры. Создается экспертная группа по экономическим вопросам. «Главное, чтобы Кишинев и Тирасполь перешли от перебранок в прессе к живому контакту», — объяснил необходимость существования нового органа глава миссии ОБСЕ в Молдове Уильям Хилл.

На первый взгляд какие-то подвижки в деле примирения двух берегов все-таки есть. Однако многие эксперты все чаще склоняются к мысли, что идею реинтеграции страны Воронин и Ко превратили в некую самоцель: декларативно объединяя два берега в единое федеративное государство, они реально делают все для того, чтобы еще больше их разъединить.Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что во всех проектах, которые предлагает молдавская сторона, Приднестровью в новой федерации отводится скорее роль автономии, чем равноправного субъекта. А каждый визит молдавского чиновника на левый берег воспринимается кишиневскими властями едва ли не как предательство национальных интересов. Мэра Кишинева, посетившего недавно столицу ПМР, некоторые молдавские медиа обвиняли даже в антипрезидентском сговоре с «сепаратистским режимом». Вместо того чтобы закрепить создание нового государственного образования соответствующим договором, как это обычно происходит в международной практике, в Кишиневе сразу же принялись писать конституцию.

Первым делом — доверие. Статус потом

В Абхазии разговоры о федеративном государстве считают пройденным этапом. «Шеварднадзе пытается вернуться в 1992 год, когда Абхазия предложила установить Грузии федеративные отношения. Сейчас нам не только не хочется возвращаться в это время, но даже и говорить об этом», — именно так отреагировали в Сухуми на прозвучавшее из уст грузинского президента предложение о федерации.

Абхазцы отказываются принять главный политический документ переговорного процесса — об основных принципах распределения полномочий между Тбилиси и Сухуми. Лидеры южнокавказской республики никак не могут смириться с тем положением, что Абхазия признается частью Грузии. «Независимость Сухуми — факт свершившийся», — главный аргумент мятежной республики остается прежним.

Встречное предложение абхазцев — сосредоточиться на разработке мер по укреплению доверия между сторонами. Это же предлагают и россияне.

Правда, что именно имеет в виду Белокаменная, — понятно не до конца. Ибо многие из тех шагов, которые россияне предприняли в грузино-абхазском направлении за последние полтора года, ориентированы, скорее всего, на окончательный подрыв этого доверия. Иначе трудно объяснить незаконное предоставление российского гражданства населению Абхазии, приобретение собственности на территории республики физическими лицами под юрисдикцией РФ, возобновление движения поезда Сухуми—Сочи без согласия на то грузинской стороны. А значит — в нарушение ранее достигнутых договоренностей.

Другое дело — совместные экономические проекты. Как-то: восстановление железнодорожной магистрали, проходящей по территории Абхазии и соединяющей Грузию с Россией, о чем шла речь на сочинской встрече Шеварднадзе и Путина в марте. Проект является предметом своеобразного торга между Москвой и Тбилиси: грузинские власти дают согласие на восстановление пути, российские — оказывают содействие в вопросе возвращения беженцев в Гальский район.

Украина имеет к процессу по укреплению мер доверия непосредственное отношение — как организатор третьей встречи грузинов и абхазов в Ялте (март 2001 г.). К тому же в прошлом и позапрошлом годах Киев выделил 30 бесплатных путевок для совместного отдыха грузинских и абхазских детей в Артеке. До недавнего времени висела в воздухе инициатива студентов Института международных отношений провести совместную встречу грузинских и абхазских студентов — после откладываний в долгий ящик последовал отказ абхазцев.

Однако если россияне предлагают ограничиться пока мерами по укреплению доверия, в Киеве, судя по всему, склоняются к необходимости начать переговорный процесс по политическому урегулированию абхазского конфликта на основе вышеупомянутого документа. В украинской столице поддержали инициативу грузинского президента провести международную конференцию по Абхазии — при сопредседательстве США и России и активном участии Украины и Турции. Предприимчивый Леонид Данилович даже предложил организовать сие мероприятие в Ялте. По замыслу грузинской стороны на конференции следует обсудить весь комплекс вопросов — в том числе и политическое урегулирование абхазской проблемы. Насколько известно «ЗН» из заслуживающего доверие российского источника, сразу же после одобрения идеи Украиной россияне обратились с предложением провести так называемую Ялту-2: международную конференцию, но по укреплению мер доверия.

Понятно, что, в отличие от Приднестровья, слово Украины не столь весомо. Куда легче было проявлять свою миротворческую инициативу в бытность ее членом так называемой Группы друзей генсека ООН по Грузии, для продолжения членства в которой нам не хватило одного голоса (нас не поддержали США). По всей видимости, не стоит на повестке дня у Киева и создание должности специального представителя Украины в Грузии. Неужели наше посредничество на Ближнем Востоке или Балканах важнее, чем в Грузии — ведь по первым двум направлениям соответствующие кураторы есть.

Возможно, наше присутствие в этой южнокавказской республике было бы более заметным в случае замены миротворческих сил СНГ (представленных исключительно Россией) межнациональными силами ООН. По имеющейся информации, грузинская сторона уже проводила консультации о новом мандате ООНовской миссии в Грузии с целью придать ей военный компонент. Ведь те 114 военных наблюдателей (а среди них и пять украинских), которые входят в состав миссии на данный момент, могут действовать в кризисных ситуациях только под прикрытием российских миротворцев.

Впрочем, предложения грузинской стороны так и не нашли понимания. Более уместным Группа друзей признала другой вариант: бессрочное нахождение в регионе коллективных сил СНГ. Правда, бессрочное с оговоркой: между Шеварднадзе и Путиным достигнута договоренность, что если одна из сторон — абхазская или грузинская — примет решение о прекращении миротворческой операции, Россия должна его выполнить.

Этот факт, полагают эксперты, — красноречивое подтверждение того, что грузино-абхазский конфликт пока не находится в зоне особых интересов Вашингтона. Скорее всего, США только приглядываются к происходящему. Хотя в послании к Эдуарду Шеварднадзе, которое на прошлой неделе привез в Тбилиси бывший американский госсекретарь Джеймс Бейкер от Дж. Буша, речь шла как раз о готовности Вашингтона активизировать свое участие в процессе грузино-абхазского урегулирования. По мнению некоторых аналитиков, именно таким образом в Белом доме намерены «отблагодарить» Грузию за участие в антитеррористической операции и непрекословное исполнение американских рекомендаций к грузинским парламентским выборам, намеченным на 2 ноября. Они — «дружеские советы» — тоже оказались в кейсе бывшего госсекретаря, якобы личного друга Шеварднадзе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно