Посол Израиля в Украине Зина Калай-Клайтман: на ближнем востоке оптимизм и пессимизм — опасны, необходим реализм

18 января, 2008, 17:35 Распечатать Выпуск №2, 18 января-25 января

В этом году Израиль отмечает 60-летие своего создания. Такого же возраста и арабо-израильский конфликт...

В этом году Израиль отмечает 60-летие своего создания. Такого же возраста и арабо-израильский конфликт. За это время накопилось немало проблем, решение которых порой кажется невозможным. Было и много попыток их решить, но они, к сожалению, не принесли желаемого результата. Смелые заявления президента США Джорджа Буша о возможности заключения палестино-израильского мирного соглашения в течение этого года, скорее всего, тоже так и останутся нереализованными.

С еще большим напряжением Израиль смотрит в сторону Ирана. Он не забыл озвученные намерения руководства Исламской Республики «стереть его с карты». Далек Израиль и от мира со своим северным соседом — Сирией.

И несмотря на это, Израиль является современным динамично развивающимся государством, которое проявляет интерес к сотрудничеству с Украиной. Кроме экономических интересов, наши страны объединены «человеческими» связями, ведь на Земле обетованной проживает большое количество выходцев из Украины. Об этом — в интервью с Чрезвычайным и Полномочным Послом Израиля в Украине Зиной КАЛАЙ-КЛАЙТМАН.

— Президент США Джордж Буш во время визита на Ближний Восток заявил о возможности заключения мирного соглашения между Израилем и Палестинской автономией (ПА) до конца этого года. Как вы оцениваете вероятность реализации такой возможности в нынешних условиях?

— Это было бы замечательно. Американцы действительно говорят, что 2008-й должен стать решающим годом, в конце которого может установиться мир. Но и они понимают: большой вопрос — насколько желаемое совпадет с действительным. Все, кто живет на Ближнем Востоке, кто им занимается, знает, что проблема арабо-израильского конфликта существует много лет. И было так много безуспешных попыток достичь урегулирования, что, мне кажется, говорить о каких-либо сроках с нашей стороны было бы не очень осторожно. Я хорошо знакома с реалиями и предпочитаю быть осторожной. На Ближнем Востоке оптимизм и пессимизм — опасны. Тут нужно быть реалистом.

Другой вопрос, что к миру нужно стремиться, и об этом говорил президент Буш. Конференция в Аннаполисе (США) дала новый толчок переговорному процессу, который находился в застое с 2000 года. Именно там заговорили о том, что «дорожную карту» нужно реализовать, но параллельно начать обсуждение тех болезненных проблем, которые всегда оставлялись напоследок (статус Иеруса­лима, проблема палестинских беженцев, воды и границ). Этот процесс — очень хрупкий и чувствительный, но он начался. И надо надеяться, он принесет положительные результаты.

— Очевидно, что для заключения мирного соглашения стороны должны будут пойти на болезненные уступки, особенно в решении ключевых вопросов — границы, проблемы палестинских беженцев, статуса Иеру­салима. Сможет ли премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт сейчас пойти на такой шаг, ведь правая партия «Наш дом Израиль» в его коалиции уже вышла из состава правительства в знак протеста против переговоров с палестинцами об окончательном урегулировании?

— Кто знаком с Израилем и его внутриполитическими реалиями, может подтвердить, что компромиссы иногда находились в результате очень тяжелых политических баталий, а иногда и не находились. Однако государство и его политические структуры продолжали существовать и развиваться. Достаточно привести в пример бывшего премьер-министра Ариэля Шарона, который был вынужден уйти из коалиции потому, что часть ее была не готова на такие кардинальные шаги, как выход из сектора Газа.

Я верю, что мы преодолеем любой политический кризис, как это уже бывало в прошлом.

— У Ариэля Шарона было достаточно сил и поддержки, чтобы выйти из коалиции и создать собственную партию «Кадима». Хватит ли их у нынешнего премьер-министра Эхуда Ольмерта?

— Я вряд ли смогу ответить на этот вопрос, наверное, даже самой себе. Но я бы не стала недооценивать нашего сегодняшнего премьера. Полагаю, что он найдет компромисс, который позволил бы ему продолжать реализовывать программу коалиции и в то же время сохранять необходимый для этого политический баланс. Будет ли это так, я, конечно, утверждать не могу. Да и мало кто в нашей стране может сейчас это сделать. Главное, чтобы, несмотря ни на что, мирный процесс продолжался. А это зависит не только от Израиля.

Посмотрите, что происходит в последние дни: началась эскалация на юге нашей страны. «Хамас» только за последние три дня выпустил по территории Израиля более сотни ракет. На нашей стороне есть разрушения и есть раненые. От пули снайпера погиб волонтер (иностранец), приехавший работать в один из израильских кибуцев на юге. В ответ на провокацию «Хамаса» Изра­иль атаковал цели в Газе, которые несут оперативную ответственность за последнюю эскалацию. Как результат — погибли палестинцы.

— Необходимо принимать во внимание ситуацию в Палестинской автономии. О каком мирном соглашении может идти речь, когда отсутствует внутрипалестинское единство и Палестинская автономия расколота на Западный берег и сектор Газа? Будет ли такое мирное соглашение долгосрочным и стабильным?

— Раскол ПА отрицательно влияет на мирный процесс. Ведь мы сейчас ведем переговоры только с председателем Палестинской национальной администрации Махмудом Аббасом, контролирующим Западный берег. Этот умеренный лидер не только готов к переговорам, но и понимает, что без них создание страны, к чему так долго стремятся палестинцы, невозможно.

Действия группировки «Хамас», захватившей власть в секторе Газа, вредят не только Израилю, а в первую очередь — самим палестинцам в Газе, они вредят также тем силам на Западном берегу, с которыми мы ведем переговоры. И палестинская сторона должна решить этот вопрос. Махмуд Аббас прекрасно понимает, что создание государства лишь на половине территорий — нежелательно.

Мы еще достаточно далеки от окончательного урегулирования и подписания мирного соглашения. Та часть палестинского политикума, с которой мы ведем переговоры, это понимает. Они также отдают себе отчет в том, что должны будут решить внутриполитические распри с «Хамас». Сложно что-то предсказывать в нашем многолетнем конфликте. Можно привести десятки сценариев, как проблема могла бы быть решена или как бы мы хотели, чтобы она была решена. Поэтому я бы не стала предполагать заранее, появится ли на территории ПА единый политический конгломерат, с которым мы могли бы вести переговоры. Во всяком случае, понятно, что если мы говорим о создании Палестинского государства, то оно должно, по идее, включать и сектор Газа. Но нельзя исключать, что появятся другие реалии. Для нас ясно одно: путь к созданию Палестинского государства — это мир с Израилем. Движение «Хамас» тоже ставит целью обретение единого государства, только оно видит свое государство включающим территорию Израиля и не хочет смириться с реалиями нашего существования.

Израиль отдает предпочтение единой Палестине, но такой, которая жила бы в мире с Израилем.

Очевидно, что если создание Палестин­ского государства станет реальностью, палестинцам необходимо будет решить проблему противостояния между движениями «Фатх» и «Хамас».

— Премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт заявлял о заинтересованности достичь мира с палестинцами за время нахождения при власти президента США Джорджа Буша. По его словам, Израиль «никогда больше не будет иметь более удобной администрации». Означает ли это, что если мирное соглашение не будет подписано до завершения каденции Джорджа Буша, то скорого прогресса на палестино-израильском направлении можно будет не ждать?

— США, несмотря на то, какая партия в данный момент руководит администрацией, всегда являлись нашим другом. Конечно, в зависимости от различных условий, этих друзей оценивали иногда более положительно, иногда — менее, но от этого Соединенные Штаты никогда не переставали оставаться союзником и другом Израиля. У нас с большим вниманием следят за тем, кто станет новым президентом США, но я полагаю, что даже если в 2008 году не будет достигнуто окончательное урегулирование ситуации между Израилем и Палестиной, любой президент, который придет к власти в США, будет стремиться к достижению этого соглашения. Мы, в свою очередь, всегда будем рассчитывать на поддержку США.

— Палестинская сторона заявляет, что визит американского президента больше отвечал интересам Израиля, нежели Палестинской автономии. Способствует ли переговорному про­цессу практически явная под­держка израильтян со стороны Белого дома?

— Все те, кто говорит, что американцы больше поддерживают Израиль, нежели Палестинскую автономию, прекрасно знают, что лучшего или более сильного медиатора на Ближнем Востоке нет. Кроме того, все стороны, и палестинцы в том числе, заинтересованы, чтобы Вашингтон продолжал играть эту роль.

— Иранская ядерная проблема является не менее приоритетной для Израиля, чем палестино-израильское урегулирование. Каким вы видите ее решение? Возможно ли развитие военного сценария?

— Действительно, иранская проблема более сложная с точки зрения того, что она угрожает самому существованию Израильского государства. Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад открыто заявляет, что Израиль должен быть стерт с карты мира. И если бы Ис­ламская Республика не стремилась овладеть ядерным оружием, то даже тогда подобные заявления были бы фактом вопиющим.

Иран в случае создания военной ядерной базы представляет угрозу не только для Израиля, но и для европейских государств. К сожалению, пока переговорный процесс с иранской стороной не привел к его отказу от ядерных амбиций. Относительно последнего отчета американских спецслужб о прекращении Ираном военной части программы — в Израиле существуют и другие мнения. Есть основания полагать, что иранцы так или иначе продолжают эту программу развивать. В самих США и европейских странах, участвующих в переговорах с Ираном с целью добиться его отказа от ядерной программы, тоже нет единой позиции относительно отчета американских спецслужб.

Проблема развития иранского ядерного военного потенциала, являющегося прямой угрозой Израилю, должна быть решена. И лучше перестраховаться, иначе может быть поздно. Израиль выступает за дипломатическое решение проблемы, однако если ядерная угроза будет стоять на повестке дня, мы будем знать, как себя защитить.

— Летом 2007 года в СМИ курсировала информация о возможности войны между Израилем и Сирией. В начале сентября израильские самолеты атаковали сирийский объект. В то же время руководство обеих стран заявляет о готовности к мирным переговорам. Чего ждать в новом году на сирийском направлении?

— В будущем, конечно, следует надеяться на возобновление мирных консультаций. Сейчас же не пришло время, Сирия не созрела, с точки зрения Израиля, чтобы сесть за стол переговоров. Что касается декларации сирийской стороны о готовности к диалогу, то говорят они об этом достаточно давно, просто мы с недоверием относимся к их заявлениям. И это понятно, ведь в Дамаске располагаются штаб-квартиры радикальных палестинских группировок, в частности «Хамас». С территории Сирии осуществляется военная и политическая поддержка ливанской «Хезбол­лы», представляющей угрозу Израилю на севере.

Любой мир — продукт переговоров. И Голанские высоты, возвращения которых требует Сирия, тоже являются предметом стратегических переговоров. Но на сегодняшний момент Сирия не дает оснований считать ее той страной, с которой такие переговоры можно вести. Нынешние реалии и роль Дамаска на Ближнем Востоке не подводят пока нас к тому, что можно сегодня или в ближайшем будущем возобновить мирный процесс с Сирией.

— Госпожа посол, в конце прошлого года президент Украины Виктор Ющенко побывал в Израиле и Палестинской автономии. Одной из тем его встреч было палестино-израильское урегулирование. Как вы оцениваете позицию Украины в этом вопросе?

— Как сбалансированную.

— Между Израилем и Россией достигнута договоренность о взаимной отмене визового режима для граждан обеих стран. Ведется ли работа над подготовкой подобного соглашения между Украиной и Израилем?

— Согласно решению израильского правительства о визовом режиме с государствами СНГ, Украина должна стать следующей страной после России, с которой будут проводиться консультации в этом направлении. После вступления в силу безвизового режима с Российской Федерацией будет оценена его эффективность. Затем, надеемся, подобное соглашение будет успешно подписано и с Украиной. Когда это произойдет, сегодня сказать сложно. Тем не менее можно обсудить пока процесс, связанный с облегчением визового режима.

Принимая во внимание и то, что в Израиле проживает около 500 тысяч выходцев из Украины, можно надеяться, что двусторонняя отмена виз в конце концов позитивно скажется на взаимоотношениях наших стран. В Израиле также полагают, что это приведет к резкому увеличению количества украинских туристов в нашу страну.

— Какие сферы в потенциале двусторонних отношений между Украиной и Израилем не реализованы?

— В первую очередь я бы назвала сферу высоких технологий. Израиль — одна из ведущих стран в области инноваций, и здесь потенциал наших отношений не реализован. В этом ряду также стоят телекоммуникации. В первой половине этого года с целью восполнить этот недостаток мы планируем организовать визит в Украину представительной делегации израильских телекоммуникационных компаний.

Кроме того, подписано соглашение о сотрудничестве между нашими странами в сфере подготовки украинской инфраструктуры к играм футбольной евролиги «Евро-2012».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно