ПОМЕНЯЮТ ЛИ МИНИСТРА ОБОРОНЫ РФ НА «МИНИСТРА ОБОРОНЫ» СНГ?

15 марта, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 15 марта-22 марта

12 марта стало известно, что встречи министров обороны Украины и России в Карпатах, которую так ждал Валерий Шмаров и против которой так активно выступали национал-демократы, все-таки не будет...

12 марта стало известно, что встречи министров обороны Украины и России в Карпатах, которую так ждал Валерий Шмаров и против которой так активно выступали национал-демократы, все-таки не будет. Как всегда не по вине украинской стороны, а в связи с занятостью российского министра обороны. На документах, подготовленных для этой встречи, Павел Грачев своей рукой начертал: «Отложить на 2 - 3 недели и согласовать сроки визита с украинской стороной». На этот раз причиной такого переноса стала не «неуступчивость Украины» - проблемы Черноморского флота уровня министров обороны практически решены, Россия получает за бесценок украинские стратегические бомбардировщики и возможность эксплуатировать РЛС предупреждения о ракетном нападении неподалеку от Мукачева, а министры обороны двух стран в результате всего этого стали лучшими друзьями. На этот раз проблемы возникли у самого Грачева. Одновременно с сообщением о переносе двусторонней встречи в средствах массовой информации России стали упорно циркулировать слухи о возможном уходе нынешнего министра обороны России со своего поста. Вариантов его дальнейшей судьбы называлось несколько - от отставки до назначения на пост секретаря Совета национальной безопасности России. В министерстве же обороны России уверены, что Грачева ждет все-таки отставка, а на его место уже подобрана достойная кандидатура. Это - генерал-полковник Виктор Самсонов, ныне занимающий должность начальника Штаба по координации военного сотрудничества СНГ.

Так почему же верный сторонник Ельцина, которого он не отдал вместе с другими руководителями силовых структур даже после позорного провала штурма Грозного в новогоднюю ночь 1995 года, вдруг стал кандидатом на должность военного пенсионера. С уходом Грачева нынешний президент России лишается своей основной опоры в армии. Ведь по оценкам российских экспертов, группировка Грачева составляет в аппарате Министерства обороны и Генеральном штабе свыше 75 генералов и старших офицеров, а в войсках - более 250 человек такого же ранга. Но президенту деваться некуда - его аналитики и имиджмейкеры считают, что причисление министра обороны к «людям Ельцина» значительно подрывает авторитет последнего. А рисковать Ельцину нельзя - ведь задача на президентских выборах 1996 года качественно отличается от таковой в 1991 или 1993 годах. Ему нужно не завоевать власть, а удержать ее, что в посткоммунистических странах традиционно чрезвычайно сложно. Кроме того, ему противостоит большинство депутатов значительно полевевшей Думы, которая действует в новом конституционном поле, что обязывает президента считаться с ее решениями.

Формально убирать Грачева есть за что и без Чечни. Подведение итогов деятельности вооруженных сил России за прошлый год обнажило безрадостную картину. Имея штатную численность в 1,7 млн. человек, реально российская армия располагает лишь 1,3 млн., т.е. некомплект личного состава достиг 400 тыс. человек. Некоторые проблемы за последние 3 - 4 года настолько обострились, что стали необратимыми. Неудовлетворительное финансирование практически приостановило создание, модернизацию и поддержание в необходимом состоянии учебно-материальной базы. Из 50 передислоцированных общевойсковых дивизий большинство находится под открытым небом. До 20 - 30 часов в год вместо необходимых 100 сократился налет летчиков. В плачевном состоянии находится парк техники сухопутных войск. Большинство ее образцов морально и физически устарели, а обновления почти не происходит. За последние 5 лет часть новых образцов вооружения сократилась до 30%, тогда как в развитых странах она составляет 60 - 80%.

Тяжелое положение сложилось и в ВМФ. За период 1992-1995 гг. значительно сократилась численность флота: боевых кораблей до 40%, самолетов - на 70%, вертолетов - на 45%. Практически на приколе стоит большая часть боевых кораблей, выведены из боевого состава 4 из 5 авианесущих крейсеров. С 1992 года не было заложено ни одного корабля на судостроительных заводах, а ремонтная база удовлетворяет потребности только на 35%.

Не лучше положение дел и в ВВС. Сейчас на вооружении они имеют на 5 тыс. самолетов меньше, чем 4 года назад. Авиационный компонент стратегических ядерных сил насчитывает 67 бомбардировщиков, и в ближайшие 10-15 лет Россия не сможет довести стратегические ядерные силы даже до уровня, определенного договором СНВ-2 («Старт-2»). Аналогичные проблемы (финансирование около 50% от необходимого) негативно повлияли на выполнение всего объема задач военно-космическими силами России, что в первую очередь может сказаться на обеспечении вооруженных сил и высших органов управления космической связью.

Интересно, что директор ЦРУ США Джон Дойч, выступая перед сенатской комиссией по вопросам разведки, в числе угроз для национальной безопасности США назвал состояние современной российской армии. По данным американской разведки, к перечисленным выше проблемам добавляется неопределенность будущей структуры и функций вооруженных сил и чрезвычайно низкий дух солдат, сержантов и младших офицеров. В связи с этим у американцев вызывает беспокойство возможность несанкционированного использования российского ядерного оружия, которая еще более возросла в последнее время из-за политической нестабильности в стране, слабого контроля военных со стороны гражданских институтов, коррупции и расширения организованной преступности.

Первоочередной причиной развала армии является, конечно, отсутствие финансирования, и не только министр обороны несет за это ответственность. Но очень удобно убить сразу двух зайцев - убрать одиозную персону, а заодно и «повесить на нее всех собак». Но что делать дальше? Почему из возможных преемников Грачева называют именно Самсонова? Не стоит лишний раз напоминать, какой популярностью в России пользуется идея реинтеграции бывших республик. В таких условиях трудно найти лучшую кандидатуру на должность министра обороны, чем главный военный интегратор СНГ. Стоит напомнить, что до образования вооруженных сил России Самсонов возглавлял штаб Объединенных вооруженных сил СНГ. Затем Россия фактически заставила другие республики создавать национальные вооруженные силы. Был создан Генеральный штаб Российской Федерации, а штаб ОВС СНГ остался, практически, не у дел. Координирующие в вопросах обороны функции с этого момента стал выполнять секретариат Совета коллективной безопасности. Но Россия постепенно стала принимать меры по приближению статуса армий стран СНГ к статусу, который имели армии стран организации Варшавского договора, когда основное финансовое бремя по содержанию армий возлагалось на страны-участницы, а политическое руководство осуществлялось из Москвы. Так, 10 февраля 1995 года была подписана «Концепция коллективной безопасности государств-участников Договора о коллективной безопасности», а к окончанию 1995 года была создана объединенная система ПВО. Настало время укрепления управленческих структур. 19 февраля 1996 года Совет коллективной безопасности принял решение «0 передаче функций секретариата Совета коллективной безопасности Штабу по координации военного сотрудничества государств-участников СНГ». Исходя из этого решения, для подписи главами государств содружества подготовлен соответствующий проект решения, в приложении к которому указывается, что Штаб по координации... «является постоянно действующим органом Совета коллективной безопасности и Совета министров обороны, приравнивается к Генеральному (Главному) штабу вооруженных сил принимающего государства...» Любопытно также и то, что, согласно проекту, штаб «готовит предложения по совершенствованию управления обороной, мобилизационной подготовкой вооруженных сил и хозяйственных структур, военно-технической политикой и оснащением вооруженных сил государств-участников вооружением и военной техникой». Исходя из того, что «принимающим государством» уже третий срок подряд является Россия, понятно, что перечисленные выше функции переходят непосредственно к Генеральному штабу РФ. Тогда становится объяснимым возможный выбор именно Самсонова для назначения на должность министра обороны России. Ведь ему придется иметь дело не только с российской армией, а и с армиями других государств содружества. В этом случае его фигура была бы идеальной и он имел бы шансы сохранить за собой пост министра и в случае победы на президентских выборах не Ельцина, а любого другого кандидата.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно