Польша: ПОСЛЕВЫБОРНЫЙ СИНДРОМ

20 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №41, 20 октября-27 октября

Тот, кто предсказывал, что победа А.Квасьневского на президентских выборах на некоторое время пол...

Тот, кто предсказывал, что победа А.Квасьневского на президентских выборах на некоторое время положит конец политическим «разборкам», межпартийным выпадам и на внутриполитической сцене воцарится какое-никакое затишье, ясное дело, ошибся. Так называемое предвыборное затишье, связанное с запретом агитации «за» или «против» кандидатов, уже спустя несколько суток сменилось не менее известным послевыборным синдромом, когда участники электорального процесса продолжают «выяснять» отношения, привлекая к этому масс-медиа, общественное мнение, а прежде всего — результаты выборов. Скандальный видеоклип о пародировании шефом бюро национальной безопасности М.Сивцем папы Иоанна Павла II снова стал объектом оценки представителей двух избирательных штабов — М.Кшаклевского и А.Квасьневского — на предмет того, что же на самом деле было показано телезрителям страны за две недели до выборов: умышленный монтаж со спекулятивной целью или фрагмент телерепортажа. В варшавской телестудии, когда снова демонстрировались сцены из этой пресловутой пародии, на первом настаивал Дариуш Шимчиха, на втором — Каюс Августиняк.

Партии Союз левицы демократической и Уния труда, кандидатом которых был А.Квасьневский, уже на второй или третий день после выборов заявили, что 15% М.Кшаклевского — это вотум недоверия не только лидеру АВС, но и правящей коалиции и ее правительству, которое должно уйти в отставку, чтобы потом организовать досрочные выборы. А буквально через неделю лидеры обеих упомянутых партий — Л.Миллер и М.Пол — подписали заявление о предвыборном намерении пойти на парламентские выборы единым партийным списком, 30 мест в котором отдать женщинам. Вновь избранный президент, присутствовавший на церемонии подписания «декларации интенций», одобрительно откликнулся на сам факт, но в вопросах отставки правительства Бузека и досрочных выборов не был солидарен с теми, кто обеспечил ему партийную поддержку в выборах на второй срок. Квасьневский выступает за конституционное решение обеих проблем. Поводом к отставке, считает он, может быть лишь непринятие бюджета, а законным основанием для досрочных выборов — лишь соответствующее постановление парламента.

Настоящий кризис разразился после выборов в коалиции Акция избирательная «Солидарность» (АВС). Лидеры трех ее партий Ян Мария Рокита из Консервативно-людовой, Станислав Зайонц из Христианско-народного объединения и Антони Токарчук с Согласия польских христианских демократов заявили, что 15% М.Кшаклевского в президентских выборах не дают ему права впредь возглавлять АВС. Руководители всех трех партий высказались также за реорганизацию коалиции и необходимость во всесторонней дискуссии о ее будущем накануне парламентских выборов. Дело в том, что вопросы лидерства в АВС и демократичности принятия решений возникали в Акции и раньше, но тогда они блокировались самым Кшаклевским и его ближайшими соратниками по партии Общественное Движение АВС, обладающим в коалиции контрольным пакетом голосов. За полгода до выборов президента М.Кшаклевский и его единомышленники фактически отвергли инициативу правыборов в АВС, упирая на единство в коалиции и будущее польской правицы.

Теперь уже все в прошлом, и поражение лидера АВС на выборах широко распахнуло «ящик Пандоры», из которого посыпались все болячки и беды правящего блока.

Выдержит ли М.Кшаклевский лидерство и что будет с АВС — вот два вопроса, занимавших в течение этих двух недель многих аналитиков. Известная публицистка из еженедельника «Политика» Я.Парадоская считает, что позиции лидера АВС довольно крепки и ему ничего не грозит, если только он сам не откажется оставаться главой коалиции в дальнейшем. В свою очередь известный радиожурналист М.Лентовский убежден, что после позорного поражения в президентских выборах сплотить АВС может разве что политик с харизмой Шарля де Голля, но такого лидера ни у одной из четырех партий АВС попросту нет.

Пока лево- и правоцентристы строят свои предвыборные планы и блоки, политики центристского толка решают, как им быть с теми избирателями, которые 8 октября проголосовали за беспартийного кандидата А.Олеховского. Кое-кто из варшавских политиков очень точно определил политическое лицо Олеховского — это одновременно анти-Кшаклевский и пост-Квасьневский. И, может, как раз потому за него голосовали 60% партии Уния свободы и 20% коалиции АВС. Суть феномена попытался объяснить Л.Бальцерович: у Олеховского была самой лучшей из всех кандидатов программа, а его кампания велась без агрессии и демагогии. Почему Олеховский победил Кшаклевского? На этот вопрос Бальцерович тоже ответил: потому что последний предлагал избирателям так называемый «правицевый» социализм и эдакую «профсоюзократию», наиболее очевидно проявившиеся в его инициативах по сокращению часов труда и мошеннической по своей сути приватизации жилья.

В конце концов, как бы ни оценивали второе место в выборах А.Олеховского, оно — очевидный сигнал к тому, что польская политическая сцена требует новейших изменений, когда наряду с право- и левоцентристскими блоками может возникнуть мощный центр. Другое дело, дойдет ли до создания такого центра и захочет ли сам Олеховский институционализировать в отдельную партию свой электорат. Последние события свидетельствуют — он за то, чтобы такое объединение появилось на политической карте страны, но быть его лидером не намерен. В таком случае может повиснуть в воздухе его предложение лидерам двух партий — Л.Бальцеровичу из Унии свободы и Я.М.Роките из Консервативно-людовой создать объединение, которое накануне парламентских выборов могло бы стать коалицией. Если Бальцерович оценил ее положительно, то Рокита заявил однозначно, что возглавляемая им партия не намерена покидать АВС, а хочет лишь ее усовершенствовать.

А впрочем, не это важно сегодня для Польши: появится или не появится на ее политсцене новый партийно-политический блок. Куда важнее, кто получит большинство в парламенте и каким будет следующее правительство — много- или одноцветным? И какой режим после этого образуется — режим политической однородности (президент — социал-демократ плюс левоцентристские большинство и правительство) или режим политической коабитации (левоцентристский президент плюс правоцентристские большинство и правительство)?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно