Политический новый год по-итальянски

1 февраля, 2008, 16:22 Распечатать Выпуск №4, 1 февраля-8 февраля

В Италии смена правительств такое же обычное явление, как в природе чередование времен года. Единственное отличие: правительственные кризисы происходят неожиданно...

В Италии смена правительств такое же обычное явление, как в природе чередование времен года. Единственное отличие: правительственные кризисы происходят неожиданно. Хотя, похоже, что страна и ее граждане постоянно пребывают в ожидании очередного коллапса очередного кабинета. Но несмотря на это обычное по местным меркам событие вызывает на итальянском политическом олимпе такой всплеск эмоций, что создается впечатление, что по-другому в Риме просто жить не умеют. Последняя отставка, возможно, станет для итальянцев началом долгого процесса усовершенствования своей политической системы, чтобы, по крайней мере, сделать ее более предсказуемой и стабильной.

«Бомба с часовым механизмом» в левоцентристском кабинете Романо Проди была запрограммирована еще 20 месяцев назад, в мае 2006 года, когда он шел на выборы во главе разношерстной коалиции, в которую принимали всех — от католиков до коммунистов. Дело в том, что, согласно избирательному закону 2005 года, принятому предшествующим правительством непотопляемого Сильвио Берлускони, проходной барьер был снижен до 2%. Это позволило даже мелким партиям претендовать на представительство в парламенте и иметь вес в коалиции. Берлускони тогда и не скрывал, что сделал сей подарок своим оппонентам сознательно, предчувствуя свое поражение.

В нынешнем парламенте более двадцати политических сил. В таком случае даже голоса двух-трех депутатов могли решить судьбу любого правительства. Это и стало причиной итальянского правительственного паралича. В прошлом году кабинет Проди уже пережил кризис, после того как между министрами возникли разногласия по поводу внешнеполитического курса страны. Сегодня его правительство стало жертвой коррупции.

Скандал разразился еще в середине января. Супругу министра юстиции Клименте Мастеллы Сандру Лонардо посадили под домашний арест как подозреваемую по делу о коррупции в системе здравоохранения в южной области Кампания (она якобы требовала взятку у руководителя больницы города Кзерта). Под следствием находятся еще около тридцати человек. Очевидно, что министру юстиции не удалось бы выйти сухим из воды.

Мастелла, который является также лидером небольшой христианской партии «Союз демократов за Европу», созвал пресс-конференцию, на которой заявил, что подает в отставку и тем самым лишает Проди голосов трех его однопартийцев в сенате и 14 — в нижней палате. «В эту трудную минуту я хочу быть рядом со своей семьей», — сказал Мастелла. Однако в тот же день обиженный экс-министр позвонил лидеру партии «Вперед, Италия!» Сильвио Берлускони и сказал, что переходит, а точнее, возвращается в его правоцентристский лагерь.

Мастеллу всегда считали наиболее непредсказуемым членом коалиции, тем не менее столь стремительного развития событий в Риме едва ли ожидали. Попытки Проди получить вотум доверия в новых условиях провалились. 24 января сенат выразил недоверие кабинету. Премьер подал в отставку. А затем позвонил внучке и сказал, что у него наметилось несколько выходных дней, которые он может провести дома.

Ситуация, типичная для Италии и для Европы в целом, в последние дни приобретает нетипичный поворот. Логично, что в случае развала коалиции последуют досрочные выборы. Берлускони, политический оппонент Проди, настаивает на возможности провести их уже в апреле. Только так страна получит стабильное правительство, говорит он и обещает начать работу с принятия программы «Сто дней». Все социологические опросы указывают на то, что именно Берлускони была бы обеспечена победа с отрывом от конкурентов в 10%, если бы выборы состоялись сегодня.

Сильвио Берлускони — один из немногих итальянских премьеров, которому удалось пробыть на своем посту полный пятилетний срок. Главой нового кабинета Берлускони видит, естественно, себя, и обещает: его триумфальное возвращение произойдет если не весной, то уж к осени точно.

Итальянские СМИ отмечают, что и в лагере правоцентристской коалиции тоже не все благополучно, там идут постоянные конфликты между Берлускони и лидерами более мелких партий, которых сложно держать под контролем. Хотя Берлускони пока в этом не сознается, но существующий избирательный закон теперь и для него проблема номер один. В то же время глава партии «Вперед, Италия!» всегда может рассчитывать на поддержку своих главных партнеров — «Лиги Севера» Умберто Босси и «Национального альянса» Джанфранко Фини. Для победы правых этого было бы достаточно.

Однако сегодня обстоятельства несколько иные, чем те, в которых происходили выборы 2006 года. И коренные изменения произошли именно в стане левых.

С мая прошлого года в рамках существующей коалиции оформилась крупная Демократическая партия Италии (некоторые мелкие партии коалиции интегрировались в нее). Ее лидером стал нынешний мэр Рима Вальтер Вельтрони, выдвинувший идею создания в стране сильной левой партии и сам впоследствии ставший ее идеологом.

Он предложил проект «Вассаллум», который бы предусматривал реформу итальянской избирательной системы по модели Германии и Испании и в конечном счете привел бы к созданию в Италии понятной двухпартийной системы. По его мнению, к этой системе Италия могла бы перейти в ходе следующих выборов (по плану они должны были состояться только в 2011 году). Отставка Проди вынудила авторов этой реформы работать в усиленном режиме.

Кстати, Романо Проди в прошлом году также имел свой проект избирательной реформы. Ее главной целью было усовершенствование закона о пропорциональной системе выборов. Он планировал повысить проходной барьер до 5—7% и отказаться от принципа распределения мест в парламенте пропорционально полученным голосам. Вместо этого предполагалось, что большинство депутатских мандатов получает партия, набравшая больше голосов, чем остальные. И в том и в другом случае влияние мелких партий ограничивалось.

Именно партия Мастеллы, находясь в составе коалиции, последовательно выступала против намеченной премьером реформы избирательной системы. Для христиан-демократов она сродни смертному приговору: они не смогли бы преодолеть этот барьер и были бы выброшены из большой политики. Возможно, не без поддержки правых они решили, что лучше свергнуть действующее правительство, чем оставаться его частью и помогать рыть себе яму.

К слову, Проди, в отличие от Вельтрони, пошел дальше по пути имплементации своих идей и даже создал комитет по референдуму, который лишь две недели назад смог добиться в конституционном суде страны решения о проведении плебисцита по предложенным изменениям где-то между 15 апреля и 15 июля. Но тут случилась отставка...

Именно этот момент давал правым во главе с Берлускони уникальный шанс убить избирательную реформу в зародыше. И это наверняка произошло бы, пройди досрочные выборы на основании действующего закона. Вот почему Берлускони давил на президента Джорджо Наполитано, добиваясь выборов как можно скорее. Однако президент, выдержав паузу, уже на этой неделе твердо стал на сторону реформистов.

Джорджо Наполитано встретился с Вельтрони (тот посоветовал президенту тянуть с выборами как можно дольше, как минимум до 2009 года), и после нескольких дней консультаций принял неожиданное решение. Вместо досрочных выборов он решил создать технический кабинет — временное правительство, которое бы не имело четкой политической ориентации, но попыталось бы консолидировать разношерстных представителей палаты депутатов и сената вокруг идеи избирательной реформы. В среду он поручил спикеру сената Франко Марини обеспечить формирование такого кабинета.

Берлускони взбешен. Но не мог возражать против решения главы государства. Единственное, что он мог заявить — в итальянских законах нет положения о том, чтобы переходное правительство формировалось исключительно для изменения избирательного законодательства. В целом он называет всю эту затею пустой тратой времени и утверждает, что страна только пострадает, если ею будет руководить «правительство, существующее по воле одного сенатора, «купленного» путем увещеваний».

Так или иначе, но 74-летний Марини, ветеран итальянской политики, кандидатура, которая наилучшим образом подходит для непартийного временного кабинета. Он пользуется поддержкой законодателей и политиков различных убеждений, хотя сам принадлежит к левому лагерю. Но Марини сможет довести до конца то, что начал и за что пострадал Романо Проди.

Впрочем, многие эксперты говорят, что скорее всего в недрах «технического» правительства родится некий новый вариант реформы. По мнению итальянских экспертов, это произойдет еще до намеченного референдума по проекту Проди, который, судя по всему, таки состоится в определенные судом сроки. Но в нынешнем виде и в нынешних условиях его закон едва ли завоюет поддержку большинства граждан, поскольку сам автор де-факто признал свое политическое поражение и глубоко переживает свою отставку.

Закон, разработанный правительством Марини, по-видимому, должен будет сгладить существующие ныне противоречия между левым и правым лагерем, но в любом случае во главу угла поставит создание политической системы более стабильной, нежели та, что существовала в Италии на протяжении последних 60 лет. Этого требует не только развитие страны, где большинство граждан считают себя намного более обездоленными, чем их соседи по Европейскому Союзу, но также необходимо для того, чтобы Рим проводил более последовательную политику как во внутренних, так и в европейских делах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно