ПОКОЛЕНИЕ РУБЕЖА ИЛИ РУБЕЖ ПОКОЛЕНИЙ?

22 марта, 2002, 00:00 Распечатать

Сегодня, за восемь дней до выборов, т.е. до 31 марта 2002 года, уже можно начать подводить итоги. Итог первый: выборы выиграл Виктор Ющенко...

Сегодня, за восемь дней до выборов, т.е. до 31 марта 2002 года, уже можно начать подводить итоги. Итог первый: выборы выиграл Виктор Ющенко. После написания этих первых слов я начал думать, какими будут последние слова.

Итак, Ющенко победил вне зависимости от того, какие цифры согласится публиковать Центризбирком. Ющенко одержал общенациональную победу — опираясь на моральное основание — и при условии, что получит 29%, и при условии, что получит 20%. Меньше он не получит, даже если сам лично попросит ЦИК написать вместо 20% 19 или 15.

Такое же точно общенациональное поражение ожидает «За ЕдУ!». Партия администраторов, экс-, вице- или просто премьеров не получит более 15% (а то и много меньше), если даже попросит ЦИК написать 16% или 25%. Много раз объехав Украину меридионально и параллельно (в качестве журналиста в прошлом году и в качестве кандидата в депутаты — в нынешнем), я это утверждаю. Везде много вопросов о Ющенко и нигде ни одного — о Литвине или Кинахе. Магнетизм Ющенко в эмоциональной сфере в абсолютной схожести с Жаном Маре (поставьте рядом фотографии и убедитесь) и в метке «незаслуженно обиженный». В рациональной сфере — вы сами знаете, в чем его магнетизм (если забыли — напоминаю: в стабильности гривни и успешности премьерства).

Ближе к концу спектакля неумелые и неумные действия власти приобрели черты конвульсивной паники, когда внутри пропрезидентских политобразований идет перетягивание и без того тощего электората с помощью невнятного и всего боящегося (и себя в том числе) админресурса. Многие администраторы и в центре, и на местах, по моим личным наблюдениям, жалуются друг на друга и просят или приказывают друг другу не забирать эфирного времени и газетных площадей. Некоторые чиновники уже готовы с криком «Все пропало!!!» спрятать голову в песок. Другие ждут ценных указаний из Киева, конкретно от Президента, то есть чисто от Президента, то есть — без посредников. Получив не 100-процентные указания, они им не верят и дрожат.

Экс-премьер Ющенко, наоборот, радикализуется день ото дня, и теперь мы знаем, что он ни с кем ни блокируется, что Львов призван спасти Украину, и что он готов простить всех, независимо от того, что они делали раньше, если станут под его высокую руку — либо справа, либо слева.

Несмотря на то, что личного общения между главными действующими лицами драмы не происходит и прямых обвинений нет, фронты тем не менее открыты и кое-где начинает просачиваться запах дыма. В политике запах дыма обычно появляется не из чего-то (например огня), а из вакуума — имеется в виду вакуум политический, потом — дым политический, а потом — политический огонь, то есть политика и физика в своих законах не совпадают.

В 1993 году я делал большой проект для западных университетов и для этого брал десятки интервью. Среди интервьюируемых был Юрий Ельченко, которого я спросил: как вы проиграли в 1991 году, имея три четверти парламента, все средства информации, армию, милицию, райкомы и обкомы. «У нас не было той энергии, что у них, мы не могли так говорить, так убеждать и так работать. Мы могли позвонить и указать, но не могли призвать и убедить», — ответил мне бывший член политбюро. Внешне ситуация 2002-го очень похожа на ситуацию 1990-го. Через 12 лет история повторяется, но с одним новым компонентом. У оппозиции 1990-го была объемная идеология под названием «Независимость Украины».

У тех, кто сегодня не ассоциирует себя с Властью, идеология не такая объемная: «Долой олигархов», имея в виду Президента. Что, может быть, и заставляет от восторга учащенно биться сердце, но оно бьется не так часто, как когда-то. Видимо, из-за отсутствия в главном слогане слова «Украина». Несмотря на то, что сам Президент и некоторые люди из его окружения были и остаются для меня под большим подозрением, связанным с гибелью Георгия Гонгадзе, я тем не менее уверен, что в сегодняшних выборах слово «Украина» должно присутствовать. Обязательно должно. Всенепременно.

Имея в знаменателе год 2001-й, который сотряс старую систему, и год 2004-й, который может создать другую, новую, без слова «Украина» никак не обойтись. Одни, кажется, уже готовы прокричать «Спасите наши души и тела», имея, тем не менее, в виду создание в будущей Раде результативного большинства путем угроз одних и посулов другим. Иные злобно-иронично усмехаются, подразумевая, что никто не спасется и всем вам конец по причине того же самого результативного большинства. Если никто не сформирует хотя бы квазирезультативное большинство (что в преддверии новых неврозов 2004-го весьма вероятно), то и парламент, и Президент будут парализованы, хотя, по большому счету, зачем нужно большинство, если все равно Кабинет формирует Президент, который в любом случае не любит парламент, а иногда кажется — и сам парламентаризм. Но Президент уходящий, и, виртуально, будущая свежая Рада легитимнее Президента.

Меня смущает, что между этими двумя силами под прикрытием полупрозрачных одежд достаточно быстро возникнет и начнет шириться конфликт, который в сложившихся рамках не имеет решения. Это патовая ситуация, политический вакуум, одинаково обнуляющий за три-четыре месяца как результаты блистательной победы, так и результаты сокрушительного поражения. Как бы то ни было, признаки политического вакуума налицо: отсутствие образа будущего страны, а этот вакуум может повлечь за собой или втянуть в себя дым и, может, даже (свят-свят-свят) огонь. Если бы у участников процесса была склонность к личной дискуссии об Украине за круглым столом, этим можно было бы заполнить вакуум. Или были бы свободные средства информации, с помощью которых вырабатывается общественное соглашение. Но свободные средства массовой информации отсутствуют, а есть средства интерпретации, причем личной, заинтересованной или даже лично-корыстной интерпретации.

Тут на предварительно вакуумизированную сцену выходит третья сила, которая опирается на четвертую якобы власть. Интерпретировать последующие события будут два, а может быть, и три национальных телеканала, а это в свою очередь значит, что Виктор Медведчук и Григорий Суркис становятся важнейшими актерами мизансцены и разводить они ее будут как всегда, то есть — не без собственной выгоды. В условиях вакуума власти владельцы СМИ — медиа-магнаты — становятся главными кукловодами. Мы наблюдали это в России эпохи позднего Ельцина. Мы наблюдаем это каждый раз, когда власть не способна создать эффективную систему управления. И мы опять уткнулись, уперлись и даже провалились в ту же ситуацию, которая была в 2000–2001 годах. Те же действующие лица и те же исполнители. Те же главные герои: Кучма, Ющенко, Литвин, Медведчук, Пинчук, Суркис, Тимошенко, Кинах, Марчук, Деркач — и опять отсутствует слово «Украина».

Не скрою, по ходу пьесы 2002-го меня многие пытались втянуть в дискуссию в рамках старых имен и старых действий. Дискуссию о досадных ошибках и спланированных провокациях, дискуссию о том, кому какой канал принадлежит и кто за кем стоит, дискуссию о преступности Леонида Кучмы и святости Виктора Ющенко, дискуссию о продажности прессы, о том, крала Юлия Тимошенко или ее оговорили, дискуссию о проценте фальсификации, вреде наблюдателей, руках Вашингтона и Москвы. Это не дискуссия — когда все и так все знают или догадываются. Все знают о результатах деятельности Ющенко на посту премьера, о, мягко говоря, вспыльчивости Кучмы, о продажности и коррупции государственных чиновников на всех уровнях, об иностранных руках. Но все это — из вчера. Это старая пластинка и это музыка ретро.

Я не хочу обсуждать эти вопросы еще четыре года! Я хочу говорить о завтрашнем дне. О том, как сделать, чтобы не было этой коррупции и продажности. Чтобы отсутствие войны не считалось бы высочайшей заслугой. Чтобы был уважаемый президент, а нормальная работа правительства была бы именно нормой и чтобы за круглыми столами дискутировали о будущем страны, а прошлым бы занялись непродажные и соответствующие общественной необходимости органы.

Тем временем я приближаюсь к концу текста и, как говорил в начале, уже думаю, как его закончить. Две ипостаси борются во мне: журналистско-экспертная внешняя и ипостась внутренняя, то есть участника процесса. Я был уверен три месяца назад, что решения в старой системе координат не существует. Уверен в этом и сейчас. Я также пребываю в уверенности, что не сменив системы координат и правил игры, мы не создадим «Проект Украина» вместо «Проекта Независимость», и необходима дискуссия о нашем будущем, а не о прошлом. Я уверен, что новые лица могут определить новые правила игры. Я, в меру своих скромных сил, всегда участвовал в попытках создания новых примеров. Я уверен, и уверен не только я, в необходимости прихода на Печерские холмы Киева нового поколения с позитивным опытом, а не сохранения на этих холмах людей с опытом негативным. Нет никаких сомнений, что Украине необходимы хотя бы маленькие победы и что Украина не переживет череды дальнейших поражений.

В конце концов — это суть размышлений. Около года назад тогда еще объединенная оппозиция провела семинар на тему «Украина без Кучмы», то есть — без заданных им правил игры. Сегодня время подумать не о том, что будет завтра или через год, два, три. Что будет со страной ПОСЛЕ Леонида Кучмы или через десять лет?

Мне кажется важным сегодня, за восемь дней до выборов, сказать следующее: кто бы ни выиграл 31 марта 2002 года — важнее не проиграть Украину после 31 марта 2002 года.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно