Почему в Черкассах тепло?

6 марта, 2009, 16:41 Распечатать

Публикуя размышления городского головы Черкасс Сергея Одарича, «Зеркало недели» инициирует созд...

Публикуя размышления городского головы Черкасс Сергея Одарича, «Зеркало недели» инициирует создание на своих страницах площадки, где руководители органов местного самоуправления и лидеры местных общин смогут обмениваться положительным опытом в преодолении проблем, типичных для местного хозяйства по всей Украине.

Надеемся, что такие публикации привлекут внимание не только городских, поселковых и сельских голов, депутатов и членов правительства, но и станут стимулом для активного поиска путей и способов обустройства жизни наших сограждан, заимствования положительных достижений других общин. И действительно, если это смогли сделать другие, то почему бы не попытаться и вам?

Отопительный сезон 2008/2009 годов Черкассы смогли прожить без каких-либо потрясений, своевременно рассчитываясь за потребленный газ, уплачивая за него авансы и платя за электроэнергию. Еще с холодного сентября 2008 года мы подключили к отоплению детские сады, больницы и школы, а 16 октября – и жилые дома. На протяжении всего отопительного периода без каких-либо сбоев в каждую квартиру города круглосуточно подаются горячая вода и тепло. Благодаря чему это произошло? В течение последних двух лет мы делаем те вещи, которые дают нам возможность двигаться вперед не останавливаясь. Возможно, черкасский опыт будет интересен и полезен коллегам.

Сегодня теплоснабжение — очень болезненная тема для всей Украины. Что позволило нам избежать проблем, имевших место в других городах?

Во-первых, мы навели порядок с тарифами и в течение последних двух лет не допускали, чтобы они были убыточными. Иногда несколько месяцев после увеличения стоимости газа и электроэнергии тарифы могли быть убыточными, но мы их сразу приводили в соответствие, всегда обеспечивая хотя бы минимальную (на уровне 1—3%) рентабельность теплоснабжающих предприятий.

Во-вторых, в 2008 году после нескольких месяцев общественного обсуждения Черкассы приняли довольно сложное решение перейти на тарифы по двум ставкам. Принцип следующий: летом, когда нет теплоснабжения, потребитель платит только абонентскую плату, которая связана с затратами на обслуживание сетей, их текущие ремонты, на профилактические мероприятия и испытание. А в зимний период потребитель полностью оплачивает стоимость полученного тепла. До того тепловики получали в зимний период только половину стоимости услуг. Соответственно, с каждым днем задолженность предприятия за потребленный газ росла, и в середине отопительного сезона у нас уже возникали проблемы с газовщиками, мы выслушивали их угрозы об отключении. Сейчас мы живем первый сезон с тарифами по двум ставкам. Население полностью рассчитывается за потребленное тепло. И это позволяет нашим теплопоставщикам — коммунальному предприятию тепловых сетей «Черкассытеплокоммунэнерго» и Черкасской ТЭЦ — вовремя рассчитываться за потребленный газ. Поэтому у нас сегодня нет проблем с отключениями, ограничениями газоснабжения, которые имеют место в других городах.

Город получает тепло от двух компаний — коммунального предприятия тепловых сетей «Черкассы­теплокоммунэнерго» (40% потребителей) и Черкасской ТЭЦ (около 60% потребителей). Последняя имеет две котельные, «Черкассытеплокоммунэнерго» — 37 котельных, которые потребляют только газ. На Черкасской ТЭЦ одна котельная универсальная (то есть использует и газ, и уголь), а вторая — газовая. За два года мы восстановили магистрали, объединяющие сети «Черкассы­теплокоммунэнерго» и ТЭЦ. Сегодня эти объединенные магистральные сети перекрывают 93% потребителей. Это нам дало возможность сделать две вещи:

1. Начиная с 2007 года обеспечить подачу горячей воды всему городу также и в летний период. Благодаря объединению сетей, Черкасская ТЭЦ, которая круглый год генерирует электроэнергию (и там всегда есть излишки тепла), летом подавала горячую воду всему городу.

2. Осенью 2008 года, когда многие города Украины мерзли без тепла и лимитов на газ, мы подали тепло всему городу, используя «угольные» мощности Черкасской ТЭЦ.

Таким образом, у нас есть возможность во время аварийных ситуаций или проведения испытаний, во время перебоев с поставками газа обеспечивать бесперебойную подачу тепла в каждый дом.

Черкассы откажутся от использования газа

В минувшем году в Черкассах разработали концепцию реформирования системы теплоснабжения, предусматривающую отказ от использования газа и переход на использование энергетического угля. Это даст возможность не зависеть от результатов переговоров Украины с Россией и от наличия или отсутствия цены на газ. Это также позволит не повышать тарифы, ведь цена на газ в будущем все равно будет расти. В дальнейшем мы сможем получать тепло по значительно меньшим ценам, чем в тех городах, в которых будут использовать газ.

Мы начали реализовывать общий проект с Европейским банком реконструкции и развития по повышению эффективности работы коммунального предприятия «Черкассытеплокоммунэнерго». Этот проект предусматривает два важных мероприятия, которые обеспечат уменьшение потребления газа и повышение эффективности работы предприятия.

Установление индивидуальных тепловых пунктов

То есть в жилом доме устанавливается бойлер-теплообменник, обслуживающий только этот жилой дом. На нем ставятся индивидуальный теплорегулятор и индивидуальный счетчик тепла. Этот теплорегулятор позволяет дому отбирать ровно столько тепла, сколько необходимо для поддержки в помещении выставленной температуры. Следовательно, в период так называемых перетопов, когда в сентябре, октябре или ноябре стоит теплая погода и для обогрева домов необходимо мизерное количество тепла, этот регулятор будет отбирать именно это количество тепла. Соответственно, в весенний период, когда бывает теплее, чем обычно, регулятор также не будет брать лишнего.

Потребители из конкретного жилого дома самостоятельно будут решать, сколько тепла им нужно. Захотят немного комфортнее жить, но при этом и больше платить — поставят себе температуру 20 градусов в квартирах. Захотят меньше — будут ставить меньше. Кроме того, индивидуальный тепловой пункт позволяет даже в течение суток программировать потребление тепла. Например, днем желательно иметь температуру 18—20 градусов. А в ночной период, когда человек спит, температуру можно снизить до 16 градусов. Соответственно, в ночной период дом будет потреблять меньше тепла, а следовательно, будет идти меньшее начисление оплаты. Утром, перед тем как люди просыпаются (в 5—6 утра), начинается более активный отбор тепла, и температура повышается до 18—20 градусов. Снижение теплопотребления в ночное время — это чистая экономия, это те деньги, которые людям платить не надо. С другой стороны, эта автоматическая регуляция дает возможность уменьшать количество котлов, работающих в ночной период, уменьшать потребление газа в котельных и т. п.

Особенно ощутимый эффект индивидуальные тепловые пункты будут давать в детсадах, школах и поликлиниках, а также в офисах — то есть в тех зданиях, где на один-два дня в неделю деятельность замирает. Там можно запрограммировать снижение температуры по выходным дням на 5—7 градусов, то есть держать ее на уровне 10—11 градусов тепла. В воскресенье вечером автомат включается, начинает давать больше тепла, и к утру понедельника школа уже обогрета, а в пятницу после полудня тепло снова идет на снижение.

Не менее важный аспект — ментальный. Сейчас предоставление услуги регулируется тем, кто ее оказывает, а именно: теплогенерирующая компания предоставляет гражданину услугу и она же решает, с какой температурой предоставить теплоноситель, когда его предоставить и тому подобное. А когда существует индивидуальный тепловой пункт, то потребитель сам регулирует качество услуги в соответствии со своими потребностями.

Энергосбережение по-правительственному: многообещающие декларации остаются только чернилами на бумаге

Переход на альтернативные источники энергии даст возможность не так зависеть от политики и российского, и украинского правительств. Мы в рамках кредита ЕБРР одну котельную переводим на альтернативные источники топлива. Указанная котельная будет работать и на отходах древесины, и на торфе, и на отходах сельского хозяйства. То есть отработаем это как эксперимент, чтобы в будущем еще часть котелен можно было перевести на другие виды топлива. В перспективе мы вообще не хотели бы зависеть от газа. Тем более что у Черкасс есть потенциальные возможности использовать альтернативное топливо.

У нас вблизи размещены крупные месторождения торфа, огромный лесной массив. Мы можем использовать на перспективу для получения тепла и отходы древесины, и торф. Наша область — аграрная, поэтому есть и отходы сельского хозяйства (солома и т.п.), о которых, с подачи премьер-министра, стало модно говорить в последнее время.

Указанные ресурсы, безусловно, нужно использовать, и в будущем Украина это будет делать. Но я советовал бы правительству все же начинать не с сжигания соломы, а с уменьшения потребления тепла. Потому что теплоемкость газа на порядок выше теплоемкости древесины и тем более — соломы. Если сегодня не вкладывать средства в уменьшение потребления тепла (то есть не менять окон, не утеплять фасады, не строить крыш утепленных и двускатных, не ставить терморегуляторы в каждом здании), то для получения тепла придется строить котельные, в десятки раз больше нынешних и такой большой мощности, что соломы может просто не хватить. Поэтому начинать надо с уменьшения использования тепла. А потом для более скромного использования уже строить или реконструировать необходимые котельные. Мы в Черкассах в нынешнем году хотим в одной школе полностью заменить все окна стеклопакетами, утеплить фасад, чердаки, установить индивидуальный тепловой пункт с терморегуляторами, — и на примере этого учреждения увидим, что реальная экономия может быть достигнута за счет внедрения энергосберегающих технологий. По предыдущим оценкам, мы уменьшим использование тепла до 50%. А в школах, построенных из железобетонных панелей, экономия достигнет 60%.

К сожалению, правительство сегодня только декларирует энергосберегающие технологии и меры. А в действительности ничего не делается. Как иллюстрация: например, по нашим расчетам, в Черкассах можно уменьшить потребление газа на 6—8% в течение одного года. Для этого надо провести реновацию зданий бюджетных учреждений. Это школы, детсады, больницы, поликлиники. Меры — замена окон, фасады, крыши, установление индивидуальных тепловых пунктов. На этих учреждениях экономия будет составлять 50%. Цифра взята не откуда-то «с потолка»: это показатель, которого достигла Польша, осуществив аналогичные меры. Реально мы думаем, что экономия будет составлять все 60%, так как состояние наших школ и больниц немного хуже, чем было в Польше семь лет назад, когда они пошли на такие меры. В наших условиях мы, возможно, будем получать экономию даже большую. Следовательно, эта экономия на уровне 50—60% даст по городу в целом 6—8% экономии потребления газа. На эти меры Черкассам нужно 200 млн. гривен. Смотрим, что же делает правительство. Правительство в бюджете закладывает норму: уменьшить на 30% потребление энергоносителей во всей Украине. А на меры по энергосбережению на всю Украину закладывает 500 млн. гривен. Уважаемые, как мы можем достичь этой экономии?! 300-тысячным Черкассам на это надо 200 млн. гривен, а вы на 46-миллионную Украину закладываете 500 млн. гривен и хотите получить такую экономию...

Если мы возьмем пропорционально: 46-миллионная Украина — это, условно говоря, 150 таких городов, как 300-тысячные Черкассы. На энергосбережение Черкассам нужно 200 миллионов, значит, на всю Украину нужно освоить на энерго­сбережение 30 млрд. грн., чтобы получить экономию в бюджетных учреждениях 30—50% тепла, и соответственно, газа. А заложено 500 миллионов, то есть в 60 раз меньше.

Я понимаю, что у государства таких средств нет. И, наверное, никогда и не будет. Но ведь государство параллельно с этим записало еще одну возмутительную норму в бюджете — запретило местным органам власти и коммунальным предприятиям брать кредиты, выпускать облигации! Уважаемые, если вы выделяете в 60 раз меньше средств, чем нужно, то дайте нам хотя бы возможность привлечь их посредством муниципальных облигаций, посредством кредитов. Тем более что в данном случае мы все понимаем: деньги, израсходованные на энергосбережение, несколько лет спустя возвратятся через экономию газа, уменьшение расходов местных бюджетов, а главное — уменьшение зависимости государства от российского газа! Дайте право кредитоваться. Я не хочу, как с кредитом ЕБРР, продолжать обивать пороги различных министерств, месяцами выпрашивая разрешение сделать то, что крайне нужно городу и государству. Кстати, когенерационную установку и частотные преобразователи на водоканале мы ставили за счет выпуска муниципальных облигаций, и эти средства окупились в течение года! Мы за год получили экономию, эквивалентную сумме, на которую были выпущены облигации.

Сохранение централизованного теплоснабжения — необходимая составляющая перехода на альтернативные источники топлива

Принципиальная позиция моя как городского головы — это сохранение системы централизованного теплоснабжения. Безусловно, в тех кварталах или отдельных домах, которые размещены далеко от тепломагистралей, мы даем разрешение на строительство автономных котельных. Несколько таких в Черкассах уже действуют, еще несколько строятся. Но если есть возможность поставлять тепло от центрального отопления, то мы таких разрешений не даем.

О чем свидетельствует практика некоторых городов, в частности в Черкасской области, массово раздававших разрешения на установку систем индивидуального отопления в квартирах? В одном городке почти половина квартир перешла на автономное отопление, то есть там вовсю разрешали ставить в жилищах индивидуальные котлы. В результате себестоимость тепла возросла в шесть раз. Вследствие этого в маленьком городке тариф на тепло в шесть раз выше, нежели в Черкассах. То есть люди физически не имеют возможности оплачивать теплоснабжение. Это произошло потому, что накладные расходы на теплоснабжение остались такими же, как и были, а количество потребителей стало меньше. С другой стороны, значительно утрачен комфорт, ведь при индивидуальном отоплении не обогреваются подъезды. Отключили — и все, каждая квартирка где-то как-то себе греется. Но на лестничную площадку выходишь как на улицу.

Второй момент. Для меня очевиден тот факт, что уже несколько лет спустя газ в качестве главного энергоносителя для отопления не будет использоваться. В пределах отдельной квартиры нельзя перейти на альтернативные энергоносители, это может быть только газ. Чтобы перейти на использование популярной ныне у Юлии Тимошенко соломы, нужно обустраивать отдельную котельную, ставить специальные котлы, специальное оборудование, специальную систему подготовки сырья — сушки, измельчения и т.п.. Если говорить об угле, то его ведь не забрасывают лопатами в топки. Должно быть специальное место для складирования, оборудование для измельчения, — в котел уголь попадает уже в качестве пыли, а не в виде брикетов, которые кто-то туда забрасывает. То же касается и древесины: если мы говорим о сжигании коры, веток, опилок, то перед сжиганием все это должно проходить подготовку, и только тогда подаваться в котел. То есть это сложный процесс подготовки сырья для сжигания. Тем более, если мы в перспективе будем сжигать и мусор.

Поставлять тепло от сжигания соломы, древесины или мусора можно только по системе центрального отопления. А если эту систему разрушат посредством установки индивидуальных газовых котлов в отдельных квартирах, город будет обречен на вечное использование газа. И тогда, когда он будет стоить 300 долларов, 400 долларов, потом 700 долларов. В результате отопление квартиры станет для человека неподъемным бременем.

Взглянем на Европу. Инди­видуальное газовое отопление имеется только в тех европейских странах — Италии, Испании, Португалии, — где лишь несколько недель в году возникает потребность в обогреве, когда температура падает ниже нуля. Экономически там не выгодно иметь центральное отопление. Но как только вы взглянете на широту Украины или еще севернее — повсюду увидите центральное отопление. Полагаю, примером для Украины может служить Скандинавия, по сути, почти полностью отказавшаяся от потребления газа и использующая мусор, отходы древесины и даже канализационные отходы, из которых потом получает газ, очищает его и подает для получения тепла и даже в качестве топлива для общественного транспорта, как это делается в Стокгольме.

Коммунальные тарифы: размер не имеет значения

По моему убеждению, вопрос оплаты коммунальных услуг не зависит от уровня тарифа. Вопрос уровня оплаты зависит от двух составляющих:

1. доверия к местным властям;

2. качества коммунальных услуг.

Человек готов платить более высокую цену, если:

а) он уверен, что эта цена обоснована и не завышена;

б) он получает качественную услугу.

Если человек не понимает, куда идут средства, или получает некачественные услуги, то он перестает платить или платит меньше, и образуется задолженность.

В 2007 году мы ввели подомовые тарифы на квартплату, и с тех пор черкасщане платят тот реальный тариф, который необходим для содержания конкретного дома. Это решение давалось непросто, но мы провели его широкое обсуждение. В каждом дворе многоэтажек прошли собрания, на которых присутствовали начальник РЭУ, руководители горисполкома. В целом было проведено около 700 таких встреч, в ходе которых рассказывали о структуре тарифа, из чего он состоит, какая зарплата работников РЭУ, какие услуги предоставляются, а от каких, по желанию жителей, можно отказаться. В результате введение подомовых тарифов не вызвало ни малейшего социального напряжения, и с первого же дня мы получили нормальный уровень оплаты.

Одним из первых решений, введенных мной как мэром, были ежемесячные отчеты РЭУ, которые приносят в каждую квартиру и в которых расписаны все составляющие затрат на каждый дом: сколько потратили на элек­троэнергию за освещение лестниц, сколько — на зарплату дворнику, сколько — на ремонт подъезда или замену дверей.

Во-первых, человек может проверить, действительно ли выполнялись эти работы или предоставлялись эти услуги. Во-вторых, эти отчеты помогли нам лучше контролировать работу РЭЕУ. Потому что, если человек видит там информацию об услугах, которых он не получил, то сообщает нам в горисполком, и мы проверяем каждый факт. В Черкассах уже два года публикуются эти отчеты, и сетований на необъективные затраты с каждым месяцем становится все меньше. То есть это своеобразный общественный контроль за деятельностью РЭУ. Буквально в первые месяцы после введения этих отчетов уровень оплаты с 80—85% возрос до 105—110%, то есть люди начали не только платить полностью за текущие месяцы, но и частично погашать долги предыдущих периодов.

Я понимаю, что существующая система предоставления коммунальных услуг в самой своей основе неправильная. Услуги получает житель дома и платит за них РЭУ или другому предприятию. А контроль за качеством услуг осуществляет не тот, кто их потребляет, а третья сторона — горисполком. Городской голова физически не способен проконтролировать качество работ в 1600 домах. Даже если бы у него было сто заместителей, качественно проверить это невозможно. Правильно, когда качество услуги контролирует тот, кто ее заказал. К сожалению, действующее законодательство не в полной мере дает гражданину право это осуществлять. Но с октября 2008 года мы ввели практику, когда все выполняющиеся РЭУ работы — капремонт крыши, ремонт швов в панельных домах, ремонт подъездов — принимаются только старшим по дому или группой жителей дома в количестве не меньше трех человек. То есть РЭУ не может закрыть акт выполненных работ, пока работы не примут люди, проживающие в этом доме. Кроме того, это важный шаг к созданию объединений совладельцев многоквартирных домов (ОСМД). Я надеюсь, что из этих старших по дому вырастут будущие председатели правлений ОСМД. И, безусловно, повысится требовательность жителей.

Будет обоюдная ответственность — коммунальные услуги станут качественными и прозрачными

Сегодня у нас схема отношений в жилищно-коммунальных услугах следующая: потребитель услуги — предоставитель услуги — городская власть.

Город в значительной мере регулирует предоставление услуги: устанавливает цену услуги, ее нормативы. На самом деле существует еще четвертая сторона — государство, которое для предоставителя услуги, в сущности, определяет всю структуру затрат. Стоимость газа, электроэнергии, заработная плата дворнику, оператору котельной — это все регулируется государством на уровне минимальной зарплаты и отраслевых соглашений, которые заключаются Министерством ЖКХ с профильными отраслевыми профсоюзами. Более того, сегодня государство пытается усилить централизацию. Недавно была создана государственная инспекция при Министерстве ЖКХ по качеству предоставления коммунальных услуг. Теперь уже министерство будет контролировать, как в каком-либо из дворов в Черкассах вывезли мусор или вымыли лестничные площадки...

По моему убеждению, стратегия должна заключаться в том, чтобы государство вообще исключить из этих отношений, а в перспективе исключить из этих отношений и местную власть. Должны быть прямые двусторонние отношения потребителя и предоставителя услуг. У них должны быть договора, в которых должны четко предусматриваться, с одной стороны, штрафные санкции за несвоевременное или некачественное предоставление услуг, с другой — ответственность потребителя за несвоевременные и неполные расчеты за полученные услуги. Ну и в самом деле, нам же не приходит в голову просить государство стать посредником между нами и продавцом хлеба или работником станции технического обслуживания автомобилей? А чем отличается обслуживание автомобиля или продажа хлеба от вывоза мусора или подачи тепла в квартиру?.. Услуга — это товар. И если продали некачественный товар, должны быть серьезные штрафы; так же, как я могу через суд возместить убытки, понесенные из-за того, что купил некачественный хлеб или испорченное мясо. Только тогда коммунальные услуги станут качественными и прозрачными.

С другой стороны, есть несправедливость: если вы взяли кредит на телевизор или стиральную машину и несвоевременно рассчитываетесь за этот кредит, то на вас накладываются штрафные санкции. Вы платите пеню, повышенный процент, в крайнем случае — теряете имущество, если не рассчитываетесь за него. Банк забирает у вас это имущество, поскольку вы не заплатили за него. А что касается коммунальных услуг, то государство ограничило предоставителя услуг даже в праве начислить пеню за несвоевременную уплату. Сегодня суммарная задолженность перед предприятиями Черкасс, которые предоставляют коммунальные услуги, превышает 25 млн. гривен. Есть люди, которые годами не платят за эти услуги. А право налагать пеню и штрафы на их имущество ограничено государством. То есть государство своей политикой, к сожалению, стимулирует людей безответственно относиться к оплате услуг. Тем большее удивление вызывают заявления некоторых представителей правительства, что это местные власти виноваты в низком уровне расчетов за тепло, воду и другие коммунальные услуги. Пожалуйста, дайте рычаг — примите необходимые законы, которые дадут возможность начислить пеню, наложить арест на имущество или изъять его в случае наличия задолженности. А когда рычагов нет, как можно добиться порядка?..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно