По ту сторону власти

3 июня, 2005, 00:00 Распечатать

Оппозиция протестует против политических репрессий. Как это знакомо. Даже лица те же, только поменялись ролями...

Оппозиция протестует против политических репрессий. Как это знакомо. Даже лица те же, только поменялись ролями. Один лишь Святослав Пискун на своем генеральном месте и при своем прокурорском деле. Протест против гонений на лидеров оппозиции — это кризис жанра. Это никак не консолидирующая идея. Палаточный городок за свободу Колесникова напротив Кабмина — это карикатурно. Отряды «братчиков», штурмующих «Евровидение», — это весело, но как-то нечистоплотно. Прикованная к гонимому экс-губернатору Ивану Ризаку социал-демократка Тамара Прошкуратова — это оригинально, но, скорее, комично. Всколыхнуть народные массы такая борьба за свободу бывших чиновников не способна. Тема близка каждому, кто успел при старой власти крупно провороваться или замараться президентской кампанией. Именно эта идея сегодня является главной цементирующей силой новой оппозиции. Но на выборы с таким политическим багажом оппозиция не идет. Ей хватает трех ключевых факторов: лидера, идеологии и общей проблемы, касающейся каждого в стране.

На роль лидера объединенной оппозиции пока активно претендует Виктор Янукович. Его выход в народ под гром финала «Евровидения» свидетельствует о планах удержать флаг в своих руках во время предстоящих электоральных баталий за места в парламенте-2006. Он все еще формально является консолидирующей фигурой, воплощением «антиющенко» в глазах тех, чья позиция осталась неучтенной в нынешней конфигурации власти. В то же время на нем стоит клеймо проигравший. Значительная часть тех, кто проголосовал в третьем туре президентских выборов за Януковича, не захочет вновь сделать ставку на аутсайдера. Как раз они лучше других понимают, каковы в этой стране шансы у оппозиционера, пусть даже их представления о роли власти и ее ресурса на выборах (смею надеяться) ошибочны. Многих союзников отпугнет бескомпромиссная антиправительственная позиция (под правительством понимается власть в целом), которая дается ему с невероятным трудом. Не зря Виктор Федорович каждый раз подчеркивает, что в оппозиции он чувствует себя не в своей тарелке. Мол, всему виной обстоятельства, это положение вынужденное и временное — все вернется на круги своя. Но для многих потенциальных союзников роль представителя политической силы, лидера которой регулярно вызывают в МВД и Генпрокуратуру на допросы, остается слишком опасной.

Виктор Медведчук пока сидит в засаде, изредка выказывая признаки политической жизни через пресс-службу заявлениями и протестами. У «серого кардинала» Леонида Кучмы, безусловно, свои амбиции. Не для того же он продавливал политреформу, чтобы отдать премьерское кресло при будущей (возможно) парламентско-президентской республике оппонентам или даже союзникам. У него свои преимущества: волевой, целеустремленный, спортсмен, вредных привычек не имеет. Однако потенциальные партнеры относятся к нему с большим предубеждением. Медведчука считают грандиозным интриганом, мастером «кидалова» и «разводов на доверие» — Остап Ибрагимович отдыхает. Разговор «по понятиям» с ним невозможен в принципе. У Виктора Владимировича свои «понятия», он умеет извлечь выгоду из всего, и любое его продвижение означает потери для других. Неоднократно обжегшиеся партнеры не хотят стать «шестерками» в его политической игре. К тому же личный рейтинг Медведчука катастрофически низок, а по недоверию его опережает разве что Леонид Кучма.

Шансы экс-президента возглавить оппозиционные колонны совсем невелики. Для начала кто-то должен убедить его лично в перспективности такого предприятия. Желающих мало. Если говорить откровенно, их нет вовсе. Да и аргументов у возможных переговорщиков крайне мало. Для некоторых он пока еще ассоциируется с периодом относительной экономической стабильности, внешнеполитической многовекторности, выдаваемой за украинский «особый путь», и политической определенности, когда личное благополучие зависит от доброй воли «папы». Сейчас «папа» уже не всесилен, скорее беспомощен и, возможно, связан негласными договоренностями с победителями. Кучма без рычагов власти — это просто Леонид Данилович. Его тоже могут вызвать на допрос по делу Бакая. Он прекрасно знает, как работает репрессивная система, и не имеет ни малейшего желания испытать ее эффективность на себе. А другим потенциальным лидером он еще и заклеймен как «предатель». Пока Леонид Данилович благоразумно не проявляет ни малейшего публичного интереса к политике.

Остаются еще «темные лошадки», теоретически способные стать лидерами оппозиционного движения. Таковым называли, в частности, томящегося в темнице Бориса Колесникова. «Узник совести», кстати, до своего ареста предполагал, что может возглавить сводные батальоны оппозиционной армии. Януковича-то Ахметов практически списал и снял с довольствия. Если Партия регионов и СДПУ(о) все-таки решат сделать политические репрессии главной фишкой своей предвыборной кампании, подследственный впервые в истории может возглавить избирательный список. Правда, к тому времени он может превратиться в осужденного и возглавить не просто список, а «группу подследственных».

Большие надежды многие в ПР возлагали на Валерия Коновалюка, пока продолжалась партийная дискуссия о целесообразности смены лидера. Янукович тогда сумел поставить точку в этих разговорах, в результате чего Коновалюк ушел возглавлять «новый старый» проект «Трудовая Украина». С этой позиции претендовать на лидера оппозиции он пока не в состоянии. Зато появились шансы у главы парламентской фракции регионалов Раисы Богатыревой. Хоть она и утверждает, что дискуссий о смене лидера в партии нет, но как-то уж очень прямолинейно заявляет о своей готовности принять на себя эту должность, «если люди доверят». Пока люди, от чьего доверия зависит политическая судьба Богатыревой, не выработали общего представления о дальнейшей партийной стратегии.

Партия регионов остается самой влиятельной политической силой среди тех, оппонирующих нынешней власти. После заметного падения вследствие поражения лидера на президентских выборах ее рейтинг стабилизировался и, согласно различным социологическим исследованиям, составляет 13—14%. Этот показатель, при различных раскладах, обеспечивает ей как минимум второе место на парламентских выборах. По сути, регионалы не нуждаются в предвыборных союзниках: кто знает, смогут ли они существенно умножить результат, а места в списке потребуют. От «Братства» и ПСПУ еще можно было бы откупиться двумя-тремя драгоценными позициями для лидеров, а вот у эсдеков аппетиты побольше. Будет ли соответствовать их амбициям процент мест в общем списке, пропорциональный возможному электоральному приросту блока в результате союза «донецких» и «киевских» или они потребуют поделиться «по-братски»? Есть ли смысл жертвовать своими ради чужих? Для Партии регионов имело бы смысл идти на выборы самостоятельно, если бы была уверенность в том, что коллеги по оппозиционному лагерю способны прорваться в законодательный орган своими силами. Проблема в том, что практически все потенциальные партнеры имеют довольно сомнительные собственные электоральные возможности. Это значит, что, став конкурентами «регионам» на их предвыборном поле, по отдельности они могут просто пооткусывать части оппозиционного электората и, не преодолев проходного барьера, в результате подарить голоса своих избирателей победителям из провластного лагеря. Это уже достаточный повод подумать о едином блоке. Еще один аргумент — нынешний оппозиционный электорат почти не структурирован идеологически, если не учитывать коммунистов. По сути, и за либералов-регионалов, и за социал-демократов, и за маргиналов-радикалов будут голосовать одни и те же люди, чувствующие себя лично уязвленными победой Ющенко на президентских выборах. Их партийные предпочтения скорее имеют сугубо личностный характер. Кому-то нравится представительный Янукович, кому-то — жесткий и несгибаемый Медведчук, кому-то — пламенная Витренко и вечный революционер-затейник Корчинский. Дело вкуса и ничего больше. Значит, сложение их рейтингов приведет к минимальным потерям из-за идеологических отличий партийных программ, и результат будет близок к математическому.

Свою роль должен сыграть и фактор консолидации. Единый оппозиционный фронт — это осязаемая сила. Присоединиться к сильному психологически легче, чем выбирать между слабыми. Во многих такой поворот вселит надежду на возможность мартовского реванша. Окончательное решение, которое Виктор Янукович обещает уже в ближайшее время, будет зависеть от того, кто победит во внутрипартийном споре — прагматики, которых интересует наилучший окончательный результат для оппозиции в целом, или индивидуалисты, в первую очередь заботящиеся о собственных проходных местах в списке. И от того, закончатся ли мировым соглашением прения с властью Рината Ахметова, возникнет ли у него необходимость играть ва-банк в оппозиционность или же появится желание привинтить к своей бизнес-империи более умеренное политическое крыло.

Положение СДПУ(о) гораздо сложнее. Рейтинг эсдеков, несмотря на оптимистические заявления лидеров, находится где-то на грани нынешнего трехпроцентного барьера. Хотя он и демонстрирует некоторые тенденции к росту, но и сама проходная планка в новом законе о выборах может быть повышена до четырех, пяти, а то и всех семи процентов. На этот раз эсдекам не приходится рассчитывать на помощь админресурса. Их хваленые технологии также в значительной степени были завязаны на доступ к рычагам власти. Нет и былого привлекательного статуса «партии власти», политического клуба успешных бизнесменов, «золотой акции» и т.д. Сейчас СДПУ(о) среди аутсайдеров и может рассчитывать только на себя, свои финансовые, организационные и технологические возможности. Придется применять уже подзабытые относительно чистые политические технологии, за которые не дадут по рукам. А если и дадут, то не больно. Партия умеет быстро учиться и легко перестраиваться под конъюнктуру. Уже сейчас она вовсю использует обкатанные противником методы политической борьбы, пытается копировать удачные ходы и примеряет на себя имидж в свое время крайне оппозиционной и страдающей от преследований «Батьківщини». Искушение самостоятельным участием в выборах достаточно велико. Это развяжет руки, даст широкое поле для маневров. В борьбе технологий эсдеки могут рассчитывать на значительное преимущество — они от электората Януковича могут отколоть гораздо больше, чем наоборот. Амбиции у партийного актива большие, депутатская неприкосновенность нужна многим, и за каждый процент на свой личный счет они готовы заплатить очень дорого. Единый список с регионалами обеспечит стопроцентное попадание партии в парламент, но дискуссия о процентном соотношении и распределении мест в списке обещает быть очень жесткой. Последнее слово все равно останется за сильнейшим, и, скорее всего, это слово окажется не самым приятным для эсдеков. Для них предпочтительнее выглядит блокирование только с ПСПУ и «Братством». Обе партии не слишком ресурсоемкие в плане финансового обеспечения, и потянуть оба проекта эсдекам по карману.

Задача ПСПУ и «Братства» проста и понятна как булыжник — провести в парламент трех людей: Витренко, Марченко и Корчинского. Заработав при этом максимум осязаемых дивидендов. Однако это только легко достигаемая программа-минимум. Майские исследования Киевского международного института социологии и фонда «Демократические инициативы» наверняка должны были породить у Натальи Михайловны смутные сомнения и здоровые амбиции. 4,2% — это результат. Это очень серьезная заявка на успех партийного проекта. Это долгожданная возможность вернуться в большую политику не воином-одиночкой, а командиром целого парламентского отряда. И это же повод вести диалог с союзниками с позиции равного партнера, а не наемного работника. В результате Витренко может потребовать для себя в общем списке слишком много жизненного пространства, избыток которого уже нельзя будет компенсировать другими способами, что заведет коалиционные переговоры в тупик. Впрочем, самостоятельное плавание также не гарантирует ей хорошей погоды. В этом случае союзники неизбежно превратятся в конкурентов, и от их агрессивных действий не сможет оградить ни один пакт о ненападении. Партия столкнется с дефицитом финансовых ресурсов, вынуждена будет искать спонсоров и торговать проходными местами в своем списке направо и налево. К тому же рейтинг ПСПУ — штука весьма нестабильная. Он чрезвычайно сильно зависит от регулярности присутствия в медиапространстве. Витренко может только надеяться, что задекларированная властью свобода слова будет дополнена и лояльностью самих СМИ, что ее избирательная кампания не превратится на экранах в клоунаду. Снова придется уповать на союзников и рассчитывать свою избирательную кампанию в русле их концепций. Беспроигрышным вариантом для ПСПУ будет блокирование только с «Братством». Думается, «прогрессивных» избирателей мало смутит тот факт, что всего лишь лет 10 назад товарищ Корчинский яро боролся с «москалями» на митингах, ходил строем с факелами и размахивал черно-красным флагом с крестом, очень напоминающим свастику. Гораздо важнее, что он привносит в партию пенсионеров молодую тусовочную струю. Команда Витренко — Корчинский уже связана в общественном сознании довольно прочно. Их окончательный выбор будет зависеть от степени прагматичности расчета и объективности социологии.

Коммунисты на этих выборах обречены. Многие могли бы позавидовать такой обреченности, но динамика изменения их электоральной базы свидетельствует о глубоко укоренившемся внутрипартийном кризисе. Сейчас для них уже и 10% являются сверхзадачей, решение которой придется выгрызать зубами. Блокироваться КПУ не может ни с кем. Это единственная партия, для которой идеология является определяющим электоральным фактором. Теоретическим союзником на политической карте Украины остается только СПУ, но она пока по другую сторону баррикад. Пропасть старого конфликта с прогрессивными социалистами остается непреодолимой. С остальными предстоит жестокая борьба за симпатии восточных регионов. Нет сомнений, что Компартия двинется на выборы отдельной колонной. Возможно, для нее это уже реально «последний и решительный бой». Также практически нет сомнений, что партия преодолеет проходной барьер и будет представлена отдельной фракцией в будущем парламенте. Но существенной роли в политической жизни страны она играть уже не сможет.

Печальна участь НДП и «Трудовой Украины». На сегодняшний день обе партии пребывают в состоянии глубокой стагнации. Попытка Валерия Пустовойтенко стартовать в электоральном забеге по индивидуальной программе, согласно нынешним данным социологии, равносильна политическому самоубийству. Куда уж хуже, но у «трудовиков» дело — труба. В последних социсследованиях «ТУ» относят в разряд «другие», чей рейтинг намного ниже статистической погрешности. И предыдущий опыт свидетельствует, что чистыми технологиями тут не обойтись. У них есть аргументы для торговли: узнаваемые лица и возможность привлечения спонсоров. И равно невысокие шансы податься как в оппозицию, так и во власть. «Конструктивность» своей оппозиции «Трудовая Украина» задекларировала заблаговременно. Не оправдавшего надежд Сергея Тигипко сменил у руля донетчанин Валерий Коновалюк. Последний даже успел объявить Виктора Ющенко своим соратником на том основании, что задекларированные Президентом принципы совпадают с партийной программой «трудовиков». Впрочем, места для «ТУ» в списке гипотетического единого провластного блока нет. В компании откровенных противников власти ей будет слишком неуютно. Если правда, что интерес к проекту проявляют одновременно осторожные Ринат Ахметов и Виктор Пинчук, шанс ему может дать только третья сила, которая станет буфером между властью и оппозицией. Оптимальным партнером тут мог бы быть неплохо стоящий на партийных ногах Владимир Литвин со своей НПУ, но он пока связан с Ющенко вербальным коалиционным соглашением. Еще соблазнительнее выглядит союз с Юлией Тимошенко. Второй человек в партии Александра Кужель не скрывает своей симпатии к социальной риторике и личной харизме премьера, явно рассчитывая на свое место в БЮТ, если каневские узы все-таки не выдержат испытания личными амбициями. Аналогичная ситуация и у Валерия Пустовойтенко. Некоторые неосторожные шаги власти, как-то арест счетов НДП и затронувшая партийные интересы кадровая чистка, могут подтолкнуть его в стан оппозиции, но радикалом Валерий Павлович никогда не был. И, похоже, не горит желанием им стать. Альянс с Владимиром Литвином для него является желанным и необходимым. «ТУ» и НДП жизненно заинтересованы в расколе «каневской тройки». Но пока вынуждены просчитывать и альтернативные варианты. Скорее всего, они попытаются предпринять отчаянную попытку пробиться на Грушевского самостоятельно, с равно невысокими шансами.

Действия других политических сил, представленных и не представленных в нынешнем парламенте, вероятно, будут носить ситуационный характер. Лидеры разбегутся под другие политические крыши, кто-то попытается сколотить (или раскрутить) и продать за одно проходное место собственную партию. Гораздо интереснее, как может повлиять на расклад в оппозиции гипотетический раскол в пропрезидентском стане.

Как бы ни был заинтересован Виктор Ющенко в прочном союзе с Юлией Тимошенко, но антагонизм между исповедуемыми ими принципами государственного управления слишком велик. С точки зрения политической стратегии выходом для Юлии Владимировны могла бы стать отставка. Бескомпромиссная, возможно, скандальная.

Этот шанс год назад упустил ее предшественник. Воспользуйся тогда Виктор Янукович советом «Зеркала недели» уйти, громко хлопнув дверью, и мы, вероятно, жили бы сейчас в другой стране. Неизвестно, какой была бы эта жизнь, но факт остается фактом — «прозрение» Януковича относительно «предательства» Кучмы наступило слишком поздно. Тимошенко — такой же желанный гость в оппозиции. Безусловно, она не сможет объявить себя союзником бывших антагонистов, но способна поломать устоявшееся разделение на «наших» и «не наших», сложившееся после оранжевой революции. Команда власти будет расколота на конкурирующие лагери. За Юлей потянутся отряды не ассимилированных властью экс-революционеров, у которых «Майдан до сих пор живет в сердце». Таких еще много. Существенной реструктуризации подвергнется и протестное поле. Откроется целая ниша для тех, кто отторгнут властью, но не хочет больше связываться с Януковичем и Медведчуком. Нынешним оппонентам власти очень важно доказать обществу, что «все мы одним миром мазаны». Что сегодняшние оппозиционеры могут так же легко вернуться во власть, как и премьер в оппозицию. Такое решение выгодно для Тимошенко, но, наверное, не выгодно для страны. Оно поставит крест на зародившейся было политической определенности и повергнет общество в пучину нового передела. Но может решить одну маленькую проблему оппозиции — вопрос лидерства. По факту.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно