Планы напряженные, но реальные. Если работать...

11 января, 2008, 16:39 Распечатать Выпуск №1, 11 января-18 января

В общем хоре реакции на новое правительство Юлии Тимошенко на страницах печатных СМИ выделяется и тема должности вице-премьер-министра Украины по вопросам евроинтеграции...

В общем хоре реакции на новое правительство Юлии Тимошенко на страницах печатных СМИ выделяется и тема должности вице-премьер-министра Украины по вопросам евроинтеграции. Лейт­мотив обсуждения: учреждение этой должности в феврале 2005 года и неудачная деятельность тогдашнего вице-премьера кроме неприятных воспоминаний, вызывают нелишнюю осторожность в ожиданиях. Стараются угадать — будет ли заниматься настоящий вице-премьер Григорий Немыря «переводом евроинтеграционной проблематики из разряда электоральной лапши в реальную стратегию реформ» или нет.

Полагаю, ответ на этот вопрос зависит прежде всего от развития событий в Украине, а не от намерений вице-премьера. Политологи утверждают: если развитие окажется неблагоприятным для этого правительства, то таки нет, а если правительству удастся убедить общественность и президентскую вертикаль в том, что оно намерено и может пойти путем реформ, а не подготовки к президентским выборам 2009 года, то да.

Не будем взвешивать шансы на успех каждого варианта. Наша задача — понять, что должен был бы делать новый вице-премьер в успешном правительстве Ю.Тимо­шенко.

Чтобы не ошибиться, вспомним формулу отношений Украина — ЕС, которую используют обе стороны вот уже три года: «Евро­союз не готов думать о новом расширении по внутренним причинам. Украина не отвечает критериям вступления. Третьи страны (прежде всего Россия) не хотят этого развития». Таким образом, три «нет» в наличии, поэтому шансы, как представляется, незначительные.

Вместе с тем ЕС не готов к новому расширению сейчас, а не вообще. Брюссель не был готов к интеграции Болгарии и Румынии, да и эти страны не очень были готовы, но ведь случилось. Кроме того, несоответствие Украины критериям объясняется не ее неспособностью выполнять требования, а просто отсутствием системных попыток эти критерии внедрять. Возь­мем наиболее очевидные примеры последнего времени: строительство и автомобильное движение. Везде в Украине были правила, нормы и требования, в большинстве своем действовавшие. Конт­роль над людьми, которые должны были бы эти правила обеспечивать, уступил место финансовому согласованию (коррупции) или наглому нарушению (бандитизму по отношению к правилам дорожного движения). Сравнительно отрегулированная необходимая составляющая европейских критериев исчезла. Следовательно, поскольку система существовала, ее можно сравнительно быстро возродить. Если работать.

13 декабря в Лиссабоне был заключен так называемый Договор реформ, благодаря чему ЕС снова может интегрироваться, консолидироваться и, соответственно, готовиться к новому расширению. Географический критерий не остав­ляет места для фантазии: в состав ЕС могут быть приняты остальные балканские страны (БиГ, Хорватия, Албания, Сербия (с Косово в любом статусе), Македо­ния, потом Турция, Молдова, Ук­раина и Бела­русь, потом Грузия и, несмотря на весь скепсис, Азербайджан и Арме­ния. Список исчерпан. Не оставляя вопроса России, подчеркнем: поскольку она намерения интегрироваться в ЕС не проявила, то остается вне рамок обсуждения.

Политологический консенсус советует поставить точку в этом списке после Украины на ближайшие 10—15 лет. Согласимся. Заме­тим только, что вступление в ЕС является результатом, которого страны достигают лишь при условии принятия политического решения Брюсселем о такой возможности заранее. То есть сначала кандидат и Европейский союз пришли к соглашению относительно возможности, а потом начали совместно работать. Решение о вступлении и его дате утверждается позднее, в меру выполнения кандидатами критериев и условий.

По этой схеме роль вице-премьера по евроинтеграции состоит в подготовке Украины к обсуждению с Брюсселем политического решения о возможности вступления. Речь идет, собственно, о том, чтобы в государстве Украина была создана четкая внутренняя правовая база (сбалансированная Конституция, надлежащее законодательство и подзаконные акты, не конфликтующие между собой), чтобы заработал механизм имплементации этой правовой базы и контроля за ее действием, в т.ч. в финансовой, налоговой, экономической и социальной сферах, и о том, чтобы граждане согласились с ней и поддержали ее. Если вице-премьер справится, то через два-три года Украина сможет обратиться к Брюсселю по поводу упомянутой возможности. Иными словами — по поводу заявления о вступлении. Важным юридическим документом, где можно было бы зафиксировать взаимные обязательства сторон относительно будущего, должно было бы стать Новое усиленное соглашение (НУС), которое готовят делегации специалистов с марта 2007 года.

НУС может быть или положительным для Украины, то есть предусматривать возможность вступления, или отрицательным — без такой возможности на настоящем этапе. На сегодня украинская делегация придерживается формулы «политическая ассоциация и экономическая интеграция», которая давала бы нашему государству реальные основания надеяться на возможность пристроиться к более настойчивым и ответственным западным соседям уже через 10—15 лет. В противном случае — но что там говорить о противном случае....

Между тем вернемся к теме вице-премьера и его роли. Как уже отмечалось, она чрезвычайно проста: подготовить страну к серьезному разговору с Брюсселем. Другими словами, требуется расписать властям всех уровней (вплоть до районных администраций и поселковых советов) четкий план действий и, главное, следить за его выполнением.

Как себе представляют обозреватели, вице-премьер составит список задач, которые отраслевые ведомства должны бы выполнить за определенное время. В общем дело известное. Все страны Центральной Европы действовали примерно по одной схеме. Брюссель предоставлял им вопросники по отраслям (каждый — толстенный том), а потом, в зависимости от ответов, каждой предлагали вносить изменения в теорию (законодательство) и практику. Например, не кормить коров соломой. Или не ездить на резине, если ее протектор совершенно истерся. Или ввести прозрачную практику взимания НДС. И многое другое. Когда страна сообщала, что евроинтеграционные критерии достигнуты (или что это невозможно сделать немедленно, учитывая местную специфику, и потому нужна отсрочка), проводились слушания относительно ее готовности. Проходили годы (у кого два, у кого семь) — и страну приглашали. Лица, которые начинали дело, как правило, уже давно занимали другие должности или рыбачили на пенсии на момент евроинтеграции, которую они начали. Но это никогда не мешало делу.

Естествен вопрос, возможно ли в украинской правительственной традиции существование вице-премьера-контролера, вице-премьера-инспектора? Безусловно да. Недавний пример — вице-премьер-министр по финансовым вопросам Николай Азаров, контролировавший все связанные с деньгами сферы. В случае согласования программы действий правительства и четкого указания прерогатив вице-премьер-министра по евроинтеграции такая возможность появляется.

Разумеется, крайне важно четкое разграничение полномочий (к примеру, финансовая дисциплина не должна сказываться на евроинтеграции — так же, как евроинтеграция в сфере культуры и искусства не должна противоречить ни укреплению национальной культуры, ни европейским аудио- и видеостандартам и т. п.).

Было бы некорректно сделать вид, что не возникает вопросов относительно роли Министерства иностранных дел. Оно, как и другие ведомства, будет вносить свой вклад прежде всего в евроинтеграционную программу премьер-министра и его заместителя. Через свои 120 зарубежных дипломатических учреждений оно будет транслировать положения этой программы, информировать о впечатлениях и пожеланиях. Будет изучать опыт успешных новых стран-членов, будет проводить переговоры с ними и участвовать в изготовлении правового инструментария взаимных обязательств. Будет следить, чтобы украинские ведомства, выходя за рубеж, координировали свои действия. Словом, оно снимет с плеч вице-премьера все внешние хлопоты, чтобы освободить ему время и руки в диалоге с отраслевыми министерствами, чтобы внедрить общеправительственный ритм в соответствии с требованиями ЕС. То есть Владимир Огрызко и Григорий Немыря вместе будут осуществлять евроинтеграцию. По­скольку евроинтеграция является прежде всего процессом внутренних преобразований, задача последнего более объемная, а первого — более деликатная. Но главное, чтобы они сами все между собой согласовали.

Все разделы, которые должна согласовать страна-кандидат с Брюсселем, равноценны. Конкурентность равна ядерной безопасности. А пищевые стандарты — стандартам безопасности труда. Это колоссальная по объему и весу работа. Назначенный вице-премьер-министром Григорий Немыря знает это не из книг. Если ему целенаправленно не будут мешать, то он справится. И еще останется время на информирование мировой общественности о том, как Украина выполняет свое евроинтеграционное задание.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно