Письма в защиту демократии. Письмо первое

22 октября, 2010, 17:23 Распечатать

На Ялтинской конференции YES в этом году было, как всегда, интересно. И, как всегда, блестящим оставался неизменный председатель ее правления Александр Квасьневский...

На Ялтинской конференции YES в этом году было, как всегда, интересно. И, как всегда, блестящим оставался неизменный председатель ее правления Александр Квасьневский. Слушая его, я волей-неволей вспоминала путь этого политика к посту президента, который он занимал два срока подряд.

Этот путь не был простым. Создание новой политической силы на руинах Польской объединенной рабочей партии, преследование со стороны правых, обидные надписи на рекламных щитах с его изображением как кандидата на высшую должность в Республике Польша во время избирательных кампаний, обвинение в сотрудничестве с российскими спецслужбами, в подаче якобы ложных данных о высшем образовании, даже — в непольском происхождении. Всего не перечесть. И это при абсолютно корректных, взвешенных оценках своих политических оппонентов со стороны Олека, как называли лидера социал-демократов его сторонники. Со временем даже его отчаянные политические недруги вынуждены были признать, что Александр Квасьневский при любых обстоятельствах оставался доброжелательным и конструктивным и что в значительной степени благодаря ему в Польше прочно укоренились демократические институты, со временем открывшие стране путь в Европейский Союз.

В кулуарах мы говорили о новых украинских реалиях. «Вы должны поверить в себя, в свои силы, в свою состоятельность обеспечить Украине достойное место в этом глобализированном мире», — настаивал Квасьневский в продолжение мыслей, высказанных им с трибуны ялтинского форума.

— Все это так, — ответила я, — но согласитесь, что украинский путь к устойчивой демократии в ее европейском прочтении существенно отличается от польского, а наши проблемы намного сложнее тех, которые пришлось решать польским политикам и польскому обществу, начиная с 1989 года.

«Господин президент, — сказала я, — говоря о демократии, я часто цитирую ваши слова, обращенные к президенту Леониду Кучме во время вашей встречи в Казимеже Дольном в разгар кассетного скандала. Вы тогда заметили, что демократия — это как костюм: он может быть плохо скроенным и неудобным для ношения, но без него — ты голый. В 2004 году новая власть одела украинцев в очень куцый политический кафтан, назвав это демократией. Эксперимент оказался столь неудачным, что Партия регионов, будучи в оппозиции, дважды выигрывала парламентские выборы, а в 2010 году ее лидер стал победителем в президентской гонке».

«В таком случае не повторяйте их ошибок», — добавил еще один высокий польский гость, который тоже присутствовал на этом форуме.

Я согласилась, а про себя подумала, что это, в частности, и моя вина в том, что сегодня, будучи как никогда сильными, мы, вчерашние оппозиционеры, а сегодня власть, вынуждены защищать демократию в Украине.

Я далека от того, чтобы идеализировать любую власть, в том числе и нашу. Преодолевая самые крутые склоны и самые глубокие пропасти в борьбе за право превратить свое государство в цветущий сад, политики, добыв победу на выборах, в большинстве своем становятся жертвами собственных благих намерений. Мы не стали исключением из этого правила. Непопулярные решения, без которых экономика Украины не имела бы никаких шансов выйти из затяжного кризиса, обернулись для власти обвинениями со стороны оппозиции в обмане избирателей: обещали быстрое повышение уровня жизни народа в случае победы на президентских выборах Виктора Януковича, а взамен — рост цен, повышение коммунальных тарифов и прочее.

Ликвидация двоевластия, обеспечение в предельно краткие сроки крепкой исполнительской вертикали и, как следствие, быстрая стабилизация внутриполитической ситуации преподносятся обществу и международному сообществу как возврат к авторитаризму. Борьба с коррупцией и воровством — как политические репрессии.

Между тем отмена политреформы рассматривается президентом как переходный этап. За ним обязательно будет идти подготовка к внесению изменений в Конституцию 1996 года с привлечением к этому процессу всего общества. И был ли иной путь быстрого преодоления хаоса, существовавшего в системе власти на протяжении последних пяти лет?

Однако, несмотря на неспособность оппозиции серьезно оппонировать власти в вопросах социально-экономической политики, следует признать, что в таких чувствительных сферах, как свобода слова и право граждан на свободное волеизъявление, отдельные представители власти таки дали в руки оппозиции некоторые козыри. Я думаю, пройдет немного времени, и мы узнаем, кто инспирировал и провоцировал все эти бестолковые истории с преследованием историка, который на время задержания был работником СБУ; с исчезновением журналиста Климентьева; с организацией акций вроде «Дайте жить! Дайте писать!»; со скандалами в территориальных избирательных комиссиях в связи с отказом регистрировать представителей оппозиционных партий на выборах в местные органы власти. Однако факт остается фактом: оппозиция обвиняет, а власть оправдывается, причем уже не только дома, но и за рубежом.

Я еще вернусь к этой теме, а пока о выборах 31 октября. Не следует исключать, что во время предвыборной кампании некоторые представители власти на местах ради обеспечения высоких результатов кандидатов от Партии регионов могут прибегнуть к сомнительным методам ведения политической борьбы. Однако, зная президента, я бы не советовала им заниматься такими вещами: его реакция на подобные факты крайне отрицательная. Цель главы государства состоит в объединении украинского общества, поскольку он выступает в роли лидера всей Украины, а не отдельной политической силы. И ничто так не вредит достижению этой цели и авторитету президента, как возбуждение в гражданских настроениях недовольства недемократичностью предвыборного процесса, давлением на кандидатов оппозиционных партий или попытки создать неравные условия во время подсчета голосов. Тем более что президент имеет достаточно рычагов влияния, чтобы воспринять как надлежащие любые результаты выборов в местные органы власти. Другое дело, что победа на них кандидатов от оппозиционных партий будет означать падение доверия к власти со стороны избирателей. Но разве не это является проявлением демократии? «Демократический костюм» может оказаться немного узким в плечах, но, не имея лучшего, нужно уметь носить и такой гардероб.

Не будучи приверженцем разного рода теорий заговора и конспирологических схем, я вместе с тем хочу спросить: кому же таки выгодно представить власть в виде душителей демократии при том, что, по данным социологического опроса, проведенного на днях Центром Разумкова, расклад политических сил в обществе остается даже лучшим, чем был во время последних президентских выборов. Партию регионов, согласно опросу, поддерживают 29% респондентов. Ближайшую к ней партию «Батьківщина» — 13,5%.

Мы выигрывали выборы в намного более сложных условиях, не имея практически никакой поддержки со стороны популярных телевизионных каналов, радио, газет. Мы сумели завоевать (в том числе и на Западе) себе авторитет политической силы, способной вести борьбу с оппонентами корректно. В ответ на сжатый кулак, который показывала нам тогдашняя власть, мы подавали руку, и общество, разделяя нашу доброжелательность, демонстрировало нам поддержку. Было бы крайне неразумно распорядиться этими важными демократическими достижениями лишь для того, что кому-то в регионах захотелось поиграть мышцами.

Относительно так называемого ограничения свободы слова, преследования журналистов, цензуры на популярных телевизионных каналах. Никто не сможет принудить журналиста писать то, что противоречит его убеждениям. Я много лет проработала в независимых изданиях и могу утверждать это достаточно авторитетно.
Другое дело, что в те времена не существовало такого понятия, как «джинса». Журналистов не развращали высокими гонорарами за материалы, которые преследовали цель манипулировать общественным мнением, обливать кого-то грязью, а не правдиво информировать общество о состоянии дел в государстве и на местах. «Джинса» стала настоящей чумой украинской журналистики, но разве вина в этом действующей власти? Разве ящик Пандоры с надписью на ней «политическая целесообразность» открыли мы?

В демократическом обществе власть имеет ограниченные возможности влиять на редакционную политику СМИ. Мы не можем и не собираемся диктовать телевизионным каналам, какие новости им давать в первую очередь, а редакторам газет — какие материалы размещать в очередном выпуске издания. Однако, если с объективным освещением политической жизни страны действительно есть проблемы, оппозиция может принудить владельцев медиа отказаться от практики использовать свои информационные ресурсы для манипулирования общественным мнением. Могу даже дать совет, как это сделать. Призывайте своих сторонников, широкую общественность бойкотировать выпуски новостей каналов, которые, по мнению оппозиции, дезинформируют общество. Организуйте массовую акцию под лозунгом «Выключи телевизор, когда канал Х выходит в эфир с новостями». Могу заверить: если общество действительно ощущает цензуру на том или другом канале, если цензура — это не только технологии оппозиции, то такие действия быстро приведут к падению цены за рекламное время, а этого владельцы медиа очень не любят.

Вот такие мысли о демократии навевает пейзаж из больничного окна, из которого, как оказывается, бывает видно намного дальше, чем из окна высокого властного кабинета.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно