Перестройка в условиях оккупации

21 января, 2005, 00:00 Распечатать

Выборы в Палестине стали исключительным событием, поскольку войдут в историю как первые демократические президентские выборы в арабском мире...

Выборы в Палестине стали исключительным событием, поскольку войдут в историю как первые демократические президентские выборы в арабском мире. Определенным демократизмом характеризуются парламентские выборы в ряде ведущих арабских стран, хотя неугодные власти общественные движения, как правило, просто исключаются из избирательных списков. В отношении же глав государств обычной практикой давно стало пожизненное президентство, более 90 процентов голосов «за» при полном отсутствии какой-либо альтернативы. Неудивительно поэтому, что и в лагере победителя — Мухмуда Аббаса, набравшего 62,52%, и среди сторонников его основного оппонента Мустафы Баргути (19%) чаще всего с гордостью говорят не о личностях, а о демократическом примере, который оккупированная Палестина показала своим «свободным» соседям. Среди остальных кандидатов только представитель Демократического фронта Тайсир Халид преодолел трехпроцентный барьер.

В лагере фатховцев вплоть до оглашения результатов экзит-пола наблюдалось волнение. Риск состоял не только в том, что Абу Мазен мог набрать менее 50% голосов, поставив под сомнение не просто свой потенциал как лидера нации, но и политический потенциал Фатха как организации. Не многим лучше было бы, набери он чуть более необходимой половины. Тогда оппоненты Фатха, прежде всего официально бойкотировавший выборы Хамас, могли бы все равно поставить под сомнение легитимность нового президента — ведь более половины народа, живущего в изгнании, не участвовало в выборах. Поэтому желательный для фатховцев коридор составлял 60—70%.

Сами выборы прошли без особых эксцессов. 9 января 2005 года представителям Центра ближневосточных исследований довелось выступить в качестве международных наблюдателей на выборах президента Палестинской автономии. В одном из древнейших городов мира Хевроне на избирательных участках мы столкнулись с коллегами из ЕС, прошедшими закалку на украинских выборах 2004 года. Честно говоря, после наших недавних баталий и «нічних варт» процесс наблюдения за палестинскими выборами был просто отдыхом для души. Однажды к вечеру на одном из участков вдруг пропал свет и повеяло таким нехорошим, как теперь принято говорить в определенных кругах, дежа-вю. Но как вскоре выяснилось, проблема была сугубо технической, а персонал участков среагировал вполне адекватно: моментально были изолированы урны, избиратели выведены из помещения. Все наблюдатели отметили одно основное нарушение, не повлиявшее, однако, существенно на исход выборов, — агитация практически за всех кандидатов, не прекращавшаяся до последнего момента.

Фигура Баргути, внесшая интригу в избирательный процесс, привлекала подчас большее внимание, чем Абу Мазена. Интрига присутствовала на самом деле даже несмотря на то, что наиболее частая фраза, которую приходилось слышать от наших местных собеседников, была: «Исход выборов предрешен, не так ли?».

В условиях самоустранения Хамаса, неплохо показавшего себя на недавно прошедших выборах в местные органы власти, главным конкурентом Фатха неожиданно для многих оказалась некая третья сила — Палестинская национальная инициатива, сознательно позиционировавшая себя как аутсайдера по отношению к сложившемуся за 10 лет палестинскому официозу. Новая организация, представляющая собой сознательный уход от привычного для Палестины формата партий и фронтов, была сформирована 17 июня 2002 г. Мустафой Баргути, который окружил себя несколькими знаковыми фигурами. Его поддержал один из ветеранов палестинской политики 85-летний д-р Хайдар Абдуль Шафи, известный своей жестокой критикой Арафата. Позднее к ним присоединился Эдвард Саид — известный американский интеллектуал палестинского происхождения, прославивший свое имя критикой колониалистской парадигмы западного востоковедения. Инициатива видела свою задачу в создании реформистской объединительной альтернативы как палестинскому официальному истеблишменту, так и Хамасу. Она получила поддержку Народного фронта. До ухода в самостоятельное плавание Баргути был членом руководства Партии палестинского народа — наследницы компартии Палестины.

Мустафа дистанцируется от палестинского официоза, в своих многочисленных выступлениях критикуя его за недостаточную приципиальность или утрату верности идеалам. В качестве одного из ключевых пунктов политической программы М.Баргути отмечается создание «единого национального руководства», призванного преодолеть разрыв между национальной властью и национально-освободительным движением. В поисках новой риторики вчерашний коммунист неожиданно для некоторых его сторонников вдруг обращается к исламской идеоматике, демонстративно посещает мечеть. Много внимания уделяет критике соглашений Осло, что, очевидно, призвано представить его как более приципиального борца за общее палестинское дело. На этом фоне Махмуд Аббас выглядит большим реалистом. В интервью одному из арабских телеканалов лавочник из Рамаллы сказал: для блага своего бизнеса я должен голосовать за Абу Мазена, но во имя моей национальной борьбы мне бы следовало голосовать за Баргути. При этом политические тексты последнего во многом повторяют фатховские. Но одно дело, когда к борьбе с коррупцией призывает тот, кого окружают коррупционеры из прежней команды, а другое — когда это делает человек извне. Феномен Мустафы говорит о наличии протестного электората, который не доверяет Фатху, но не настолько радикален, чтобы поддерживать Хамас. Мустафа Баргути может расчитывать теперь на значительную часть электорального пирога на парламентських выборах в июле этого года.

Поддержка Мустафы Баргути в целом достаточно равномерно распределилась по территории автономии. Он нашел свою электоральную нишу в регионах, получив максимальное количество голосов в Хевроне, который до сих пор считался плацдармом Хамаса на юге Западного берега, и на родине Баргути — арафатовской столице Рамалле. Немногим больше среднего процента набрал оппозционный кандидат в христианском Вифлиеме и городах на севере Западного берега, примыкающих к Зеленой линии (границе
1967 г.) Калькилии, Тулькарме и Наблусе. Проблемной для Баргути оказалась долина Иордана Тубас, особенно Иерихон (который был первым кандидатом на освобождение от израильских войск по соглашению в Осло), а также Газа. При этом в Хевроне, по нашим наблюдениям, Баргути имеет базу для дальнейшего наращивания электорального потенциала, прежде всего среди молодежи. В целом складывается впечатление, что Баргути получил большую поддержку в более состоятельных регионах, что выглядит несколько парадоксально для политика с левым прошлым и подчеркнуто более жесткой в сравнении с Абу Мазеном позицией в отношении переговоров с Израилем. Что же означает эта еще не победа, но уже точно не поражение Баргути для Палестины?

За прошедшее десятилетие Палестина устала от двух вещей — коррумпированной власти и... интифады. Причем о первой говорят открыто и все, а о второй еще боятся во всеуслышание сказать политики, но достаточно откровенно, не стесняясь иностранцев, заявляют простые граждане. Предприимчивые хевронцы с ностальгией вспоминают спокойную семилетку медленного, но уверенного подъема местной экономики, прерванную походом Шарона на Храмовую гору. Вот и сейчас стоило только на время затихнуть грохоту гусениц бронетехники, как в городе Авраама развернулся строительный бум, как слабый пока признак оживления и возврата к мирной жизни. Пусть и на фоне взорванных израильтянами домов и даже целых кварталов, бесконечных блок-постов и прочих прелестей жизни на оккупированных территориях. Палестина устала от Арафата. Об этом тоже не говорят политики, но во всю шумит улица. Абу Мазен, начав свою первую речь в качестве президента клятвами верности курсу многолетнего лидера, закончил ее реформаторскими текстами о верховенстве права, перестройке службы безопасности и борьбе с бюрократией. Многими своими жестами он напоминает раннего Горбачева в окружении мрачных соратников ушедшего Брежнева.

Выступление новоизбранного президента перед ликующими сторонниками в день его победы производило противоречивое впечатление. Большую часть довольно пространного текста речи Абу Мазену просто не дали сказать. Громче всех ликовал выполнявший обязанности церемониймейстера глава президентской администрации Арафата и его недавний оппонент, приложивший немало усилий для фиаско Абу Мазена на посту премьера.

Реакция израильского руководства на избрание Абу Мазена президентом Палестины была в целом одобрительной, но в то же время сдержанной. В краткой беседе по телефону премьер-министр Ариэль Шарон поздравил Махмуда Аббаса с победой и пожелал ему удачи. Позднее офис премьер-министра обнародовал заявление, в котором говорилось о возможности скорой встречи двух лидеров. Кстати, последняя встреча была в 2003 году, в бытность Абу Мазена премьер-министром в правительстве Арафата. Шарон, в частности, уже обозначил основные темы предстоящей встречи. Главная задача, по его словам, — «остановить террор». Махмуд Аббас, в свою очередь, заявил о протянутой руке мира в сторону своих соседей. «Мы готовы к миру, основанному на справедливости, и надеемся, что их ответ будет положительным». Шарон также повторил свое мнение, что внутрипалестинское перемирие не является делом Израиля.

Успех Абу Мазена — свидетельство того, что, несмотря на недостаток обаяния и популярности, которыми обладал Арафат, он признанный лидер и его позиция — призыв к переговорам и прекращению насилия — воспринята большинством палестинцев. Его первые шаги не являются секретом. Первостепенная задача — реформирование сил безопасности, сокращение спецслужб до трех вместо двенадцати, объединенных под единым командованием и имеющих четкие полномочия. Вторая не менее важная задача заключается в убеждении боевиков Хамаса прекратить бессмысленные обстрелы ракетами «Кассам» израильских городов, расположенных поблизости сектора Газа. По убеждению палестинцев, израильтяне активно используют эти обстрелы как легитимный повод для вторжения на палестинские территории и проведения карательных операций.

С другой стороны, наверное, не стоит ожидать от Абу Мазена резких шагов в отношении Хамаса. В ход пойдет проверенное оружие худна — перемирие, которое в свое время было достигнуто при посредничестве Египта. В преддверие парламентских выборов, которые состоятся в июле этого года, крайне важно убедить Хамас и другие исламистские группировки пойти путем трансформации и превратиться в политические партии, берущие участие в избирательном процессе. В таком случае, убеждены сторонники Абу Мазена, палестинское руководство сможет обеспечить реальную международную поддержку, которая приблизит их к вожделенной цели — независимому государству со столицей в Иерусалиме.

P.S. В завершение хочется сказать несколько слов о приятном. Вся наша поездка по Палестине в период выборов и позже по Израилю показала, что на Ближнем Востоке Украину теперь все знают и явно нам симпатизируют. Теперь мы больше не нуждаемся в представлении — достаточно оранжевого шарфа, чтобы нам радостно кричали на всю улицу — Украния, Украина!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно