Пекин расставил приоритеты

24 июня, 2011, 14:45 Распечатать

Визит председателя КНР Ху Цзиньтао в Украину 18-20 июня стал финалом большого евразийского турне китайского лидера, которое началось 12 июня в Астане...

© president.gov.ua

Визит председателя КНР Ху Цзиньтао в Украину 18-20 июня стал финалом большого евразийского турне китайского лидера, которое началось 12 июня в Астане на саммите Шанхайской организации сотрудничества, продолжилось в Москве и Санкт-Петербурге и завершилось в Киеве в минувший понедельник. Столицы крупнейших и ключевых стран Евразии стали своеобразными площадками для провозглашения новой стратегии Китая по созданию зоны стабильности и безопасности у его западных рубежей. Теперь в Пекине впервые решили включить в эту зону и Украину и таким образом четко определить рубежи китайских стратегических интересов в Евразии, обозначить региональные «опорные точки», с помощью которых Китай сможет в будущем развивать и вырабатывать свою глобальную стратегию, очевидно, в первую очередь, относительно Единой Европы. Киев, похоже, согласился включиться в эту геополитическую игру.

Пароль: «стратегическое партнерство»

Наиболее емко данная стратегия была сформулирована во время выс­тупления Ху Цзиньтао с трибуны Петербургского экономического форума 17 июня, а также в ходе саммита ШОС. Послание китайского лидера можно изложить тезисно: «добрососедство и дружба», «гармоничный регион», «способность противодействовать реальным угрозам, долговременный порядок и спокойст­вие», «экономическая интеграция, совместное развитие», «гуманитарное сотрудничество, вечная дружба». Он также говорил о том, что все страны могут воспользоваться шансами, которые предоставляет развитие Китая. Идеи эти не новы (см. «Китай: инструкция по применению», «ЗН» №39 за 20 октября 2007 г.), но Китай, очевидно, всерьез взялся за реализацию своей долгосрочной глобальной стратегии. По крайней мере, несколько раз Ху Цзиньтао упомянул, что это задачи ближайшего десятилетия.

Естественно, отношения Китая с Россией являются важнейшим фактором, и фактически в рамках наращиваемого сторонами стратегического партнерства происходит постепенное сближение их интересов. Оно, возможно, незаметно невооруженным взглядом. Однако анализ китайских публикаций показывает, что в Пекине уже решили: как во внутреннем развитии и модернизации, так и во внешней политике у этих стран больше общего, их стратегические задачи также близки. Вот почему китайцы просто предлагают Москве следовать определенной модели поведения, которая позволяла бы Пекину чувствовать себя вполне спокойно и безопасно в подбрюшьи России. А российская «мелочность», как выразились китайцы, при отстаивании «европейских тарифов» на газ для Китая на переговорах с Ху Цзиньтао в контексте всего сказанного выше, это, по сути, сущий пустяк. Россия сама пока перекрыла для себя один из каналов дохода, который, по оценке китайских экспертов, мог добавить ей 2% ВВП.

Стратегическое партнерство, предложенное Киеву, стоит подробнее рассмотреть в этом же контексте. В дополнение к плану развития отношений из четырех пунктов от Ху Цзиньтао (о нем мы писали в прошлом номере ZN.UA), в «Декларации об установлении и развитии отношений стратегического партнерства», подписанной в Киеве 20 июня, есть новые важные положения. В частности, ни одна из сторон не должна допускать или поддерживать создание или деятельность на своей территории экстремистских организаций или группировок, которые представляют угрозу для суверенитета, безопасности и территориальной целостности другой стороны, а также позволять третьей стране использовать свою территорию для осуществления деятельности, нарушающей суверенитет, безопасность или территориальную целостность другой стороны (пункт 7). Стороны также договорились, что, в случае возникновения угрозы для суверенитета или территориальной целостности для одной из договаривающихся стран со стороны какой-либо третьей страны, они проводят экстренные консультации (пункт 5). Стороны пообещали не применять силу или угрозу силой, экономическое или другое давление по отношению друг к другу (пункт 3). Стороны подтвердили намерение твердо поддерживать друг друга в вопросах, затрагивающих государственный суверенитет, вопрос объединения и территориальную целостность. Это является важным содержанием китайско-украинского стратегического партнерства. В частности, Киев поддержал позицию Китая по вопросу Тайваня (пункт 4). Еще одно положение (пункт 10) говорит, что принципы и конкретные положения стратегического партнерства могут быть развиты в новом базовом документе с изложением конкретной программы действий. Очевидно, речь идет о новом рамочном договоре, который стороны могут разработать уже в ближайший год.

Что интересно, администрация президента Украины до сих пор (на момент написания материала) не обнародовала текст декларации, тогда как в Китае он был опубликован в центральной прессе и Интернете спустя несколько часов. Коммен­тируя этот документ и называя стратегическое партнерство с Китаем новым форматом отношений, директор Националь­ного института стратегических исследований Андрей Ермо­лаев заявил, что «речь идет о переходе от сотрудничества, которое ограничивается экономической прагматикой и политической толерантностью, к совместному стратегическому планированию целого ряда направлений, связанных с экономикой и большой политикой». В Киеве готовы предложить Пекину рассматривать Украину как «коридор» для развития отношений с «европейским пространством». По словам Андрея Ермолаева «Украина уже в ближайшее время станет, пожалуй, единственным международным партнером Китая, который будет иметь право в этих отношениях представлять Евросоюз как ассоциированный член ЕС». В итоге Украина превратится в очень важный элемент, который связывает Европу с Азией, подчеркнул он. В доказательство серьезности намерений Киева А.Ермолаев, отвечая на вопрос ZN.UA, подтвердил, что Киев в ближайшее время готов предпринять конкретные шаги для получения статуса государства-наблюдателя при Шанхайской организации сотрудничества, в которой Китай пытается играть первую скрипку и, в отличие, например, от России, видит именно в ШОС механизм реальной политической, оборонной и экономической интеграции огромного пространства Евразии.

Правда, Китай никоим образом пока не дал понять, что в самом деле рассматривает Украину как некий канал трансляции своих интересов на целую Европу и позволит кому-либо выступать от своего имени. (К слову, Китай и ЕС ведут достаточно оживленный диалог без посредников.) Однако это ни в коей мере не умаляет тот факт, что Украина по праву может гордиться тем, что в регионе Восточной Европы по степени доверительности отношений с Китаем ей равных действительно нет.

Следует отметить, что именно этот геополитический аспект турне Ху Цзиньтао проигнорировали многие наблюдатели, и даже в Евросоюзе абсолютно безучастно наблюдали за поездкой китайского лидера вдоль восточной границы ЕС. Кроме того, никто не обратил внимания, что в эти же дни о «развитии отношений всеобъемлющего стратегического парт­нерства» председатель КНР Ху Цзиньтао говорил в Казахстане, а чуть позже, 18 июня, «стратегичес­ким партнером» Пекин объявил еще и Монголию. При всей несхожести данных стран в китайском подходе к ним прослеживаются общие мотивы. Китай в отношениях с каждой из них пытается создать для себя зону безопасности, обеспечить свои стратегические интересы и найти у партнеров то, что станет подспорьем для взаимного развития. Одновре­мен­но, собирая эти страны в своеоб­разный клуб «стратегических парт­неров», Китай сам способен наполнить это достаточно расплывчатое политическое понятие реальным смыслом. В случае успеха этого начинания (если китайские подходы действительно сработают), возможно, Пекину удастся использовать наработки не только в отношениях с Россией, но даже с Соединенными Штатами и Европой.

Причем уже после завершения визита Ху Цзиньтао Китай уточнил свое видение ближайшего будущего для региона: Россию назвали главным партнером стратегической «оси», в то время как Украину и Казахстан в китайской прессе окрестили «точками опоры», которые помогут поддерживать баланс сил. Предвосхищая события, сообщим, что такая же роль стратегами в Пекине будет предложена Узбекис­тану и Азербайджану, но чуть позже.

Точка опоры или слабое звено?

Причины, по которым Пекин делает ставку на Украину, очевидны и частично были озвучены лидерами в ходе прошедшего визита. В дополнение к сказанному можно добавить перечень вполне конкретных соглашений, которые были подписаны в ходе визита — их более десятка. Отметим, например, интересное сог­лашение о создании украинско-китайского научно-исследовательского института электросварки им. Е.Патона, который, очевидно, унаследует все лучшее, что осталось от некогда флагманского научного учреждения советской эпохи в сфере соединения материалов. Следует отметить возросший интерес Китая к таким отраслям украинской экономики, как угольная и электроэнергетическая. Перспективным направлением теперь объявлено сельское хозяйство. Лидерам Китая и Украины в принципе удалось разочаровать скептиков, которые ожидали от визита меньше конкретики, но она действительно присутствовала. Виктор Янукович отметил, что хорошие перспективы сотрудничества существуют в области авиастроения и производства двигателей. По его мнению, важными направлениями взаимодействия также является сотрудничество в космической и научно-технической сферах. Всего Виктор Януко­вич оценил объемы подписанных соглашений в 3,5 млрд. долл. Впрочем, заметим, что, вернувшись из Китая в сентябре прошлого года, он говорил о подписанных контрактах на сумму в 4 млрд. долл. На чем китайцам удалось сэкономить 500 млн. зеленых, так никто и не пояснил.

Жаль, что стороны никоим образом не обмолвились о ходе дел по сотрудничеству в сфере ВПК — украинские представители отказались давать по этому поводу любые комментарии, хотя оно представляет весьма значительный объем во взаимном товарообороте — возможно, около миллиарда долларов. Китайцы тоже были не слишком разговорчивы, однако именно во время пребывания Ху Цзиньтао в Киеве было объявлено о планах Китая оснастить военно-морской флот авианесущими кораблями. Купленный у Украины по цене металлолома «Варяг» сегодня оснащается оборудованием и уже практически готов к плаванию, намеченному на нынешний год. Интересной новостью также стало то, что в Китае недавно объявлено о создании крупнейшего авиазавода в одной из центральных провинций страны, который станет основной базой для строительства перспективных китайских самолетов. Тем временем Киев заявил, что готов сотрудничать с Китаем по проектам своих новейших разработок АН-148 и Ан-158. А также в сфере создания Китаем среднего и крупного транспортных самолетов. Смеем предположить, что речь идет об аналогах или самолетах, сходных по характеристикам с Ан-70 и Ан-124 «Руслан». Китайская сторона не скрывала, что Украина интересует Китай как поставщик технологий и ноу-хау, этим объясняется готовность Пекина развивать отношения в этой сфере.

Правда, в канун визита случился неприятный инцидент, который заставил китайцев трезво оценить потенциал Украины. 27 мая на заводе «Море» в Феодосии, где осуществ­ляется контракт на строительство двух десантных кораблей на воздушной подушке «Зубр» для ВМС КНР, случилась авария. Арочный кран, который перетаскивал со стапелей почти готовый корпус одного из судов, рухнул и повредил корпус, погибли два сотрудника завода. Проект, в который китайцы уже вложили около 100 млн. гривен, оказался под угрозой срыва, и Киев боялся, что придется заплатить неустойку, но, судя по тому, что в ходе визита об этом умолчали, стороны, видимо, решили продолжать сотрудничество в рамках проекта, к тому же Пекин стремится получить не столько сами суда, сколько технологию и документацию для их производства у себя.

Удивительно, однако, что Киев, рассматривая Китай как один «определяющих факторов успешной модернизации экономики Украины», не привлекает китайские инвестиции в те сферы, которые бы дали наи­более существенный эффект взаимной кооперации. В то же время на­ша страна направляет многомилли­ардные китайские инвестиции и кредиты в инфраструктурные проекты. Особое внимание в ходе визита Ху Цзиньтао по какой-то причине было уделено «национальному проекту» строительства железнодорожной ветки длиной всего лишь в 38 км к аэропорту «Борис­поль». В контракте подписанном в присутствии лидеров 20 июня стоимость проекта оценена в 372 млн. долл., под это получен кредит от Экспорт­но-импорт­ного банка Китая на 15 лет. В то же время ранее чиновники называли сумму в 1 млрд., а в апреле даже говорили, что соглашение с китайцами предусматривает выделение 2 млрд. долл. кредита.

Очевидно, если Киев хочет прос­то заработать на китайцах, то это может получиться. Но только один раз. Отношение китайцев к «мелочности» «Газпрома» хороший тому пример. Великий китайский философ Лао Цзы сказал «Кто умеет крепко стоять, того нельзя опрокинуть. Кто умеет опереться, того нельзя свалить». Киев должен доказать Пекину, что он может стать для него «точкой опоры».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно