ПДЧ: па-де-труа вместо па-де-де

5 декабря, 2008, 17:28 Распечатать Выпуск №46, 5 декабря-12 декабря

Еще в июле 2003-го (!) известный американский евроатлантист Брюс Джексон в интервью «ЗН», прогнозируя...

Еще в июле 2003-го (!) известный американский евроатлантист Брюс Джексон в интервью «ЗН», прогнозируя развитие отношений нашей страны с НАТО, говорил о том, что «Украина будет иметь наилучшие шансы присоединиться к НАТО в течение следующих пяти лет». Эксперт считал: если Украина проведет быстрые реформы, то она «будет иметь все основания надеяться на формальное приглашение к участию в Плане действий относительно членства на саммите НАТО в мае 2004 г.». «Неприсоединение к ПДЧ в 2004 г. будет серьезно угрожать евроатлантическим устремлениям Украины», — как в воду глядел Б.Джексон пять с половиной лет назад.

В октябре 2005-го «ЗН», опираясь на прогнозы и расчеты экспертов, расписало график евроатлантической интеграции страны следующим образом: декабрь 2005-го или апрель 2006-го — присоединение Украины к ПДЧ; сентябрь 2006 г. — начало выполнения первого годового цикла ПДЧ; середина-конец 2007 г. — принятие альянсом политического решения о приглашении Украины в НАТО и начало переговоров о вступлении; конец 2008 г. — саммит расширения НАТО, в котором Украина участвует уже в качестве полноценного члена организации. Таков был оптимистический сценарий. И наш оптимизм не был безосновательным. Ведь даже такой опытный американский дипломат, как Курт Волкер (на то время первый замгоссекретаря США, а ныне представитель Соединенных Штатов в альянсе), в сентябре 2005 г. впервые публично обозначил перспективу Украины стать членом альянса в 2008 году, заметив, правда, что это может произойти, а может и нет.

Пессимисты же три года назад считали, что к концу 2008-го Украина, конечно, вряд ли будет полноправным членом НАТО, но в том, что к этому времени она успеет уже пройти пару годовых циклов ПДЧ, сомнений почти ни у кого не было…

Однако в новейшей истории Украины накопилось столько «если бы…», что даже самые пессимистические прогнозы в результате оказывались неоправданно оптимистическими по сравнению с реальным развитием событий. Если бы в 2004-м накануне Стамбульского саммита представители тогдашней украинской оппозиции проявили больше мудрости и руководствовались национальными интересами страны, а не воспрепятствовали началу в Стамбуле Интенсифицированного диалога (ИД), поясняя свою позицию нежеланием «делать подарки преступной власти накануне выборов», то вполне вероятно, что уже весной 2005-го, придя к власти после оранжевой революции, они добились бы для Украины Плана действий относительно членства (ПДЧ), а не ИД, в котором мы застряли по сей день… Если бы Ющенко с самых первых дней своего президентства проникся идеей членства Украины в НАТО… Если бы после парламентских выборов 2006-го оранжевые смогли бы быстро сформировать коалицию и правительство… Если бы Ющенко не назначил Януковича премьером… Если бы Тимошенко была искренним евроатлантистом…

В результате все в «лучших» украинских традициях: «не так сталося, як гадалося» и «маємо те, що маємо». Сегодня Украина объективно гораздо ближе к натовским стандартам, чем в 2002 году, когда она официально заявила о своем желании стать в будущем членом Организации Североатлантического договора. Но дата ее вступления в альянс не менее туманна, чем шесть лет назад, и, самое главное, на ключевой вопрос «Будет ли Украина вообще когда-нибудь членом НАТО?» мы, увы, все так же не можем дать уверенный положительный ответ (особенно после ознакомления с результатами совместного творчества БЮТ и ПР над проектом конституции, в котором стране уготован нейтральный/внеблоковый статус).

Имела ли Украина шансы получить ПДЧ на этой неделе на декабрьском заседании Комиссии Украина—НАТО на уровне министров иностранных дел? Совершенно очевидно — нет. (Это было настолько ясно, что «ЗН» написало об этом еще в первых числах апреля, сразу же после Бухарестского саммита альянса.) Позиции Германии и Франции были настолько непоколебимы, что за полгода их изменить могло лишь чудо. Но чудо не произошло, зато был кошмар в Грузии, сделавший «старую» Европу еще более осторожной. После же развала парламентской коалиции в Украине в начале сентября тщетность надежд на ПДЧ была явной даже для самых неисправимых оптимистов-атлантистов. Это было очевидно для всех. Кроме президента Ющенко. Даже после того, как Берлин и Париж однозначно дали понять, что на декабрьском заседании в Брюсселе ПДЧ для Украины поддержано их представителями не будет, после того, как эта информация была озвучена, пережевана и переварена множеством экспертов, политиков, журналистов (как отечественных, так и иностранных), Виктор Ющенко все твердил и твердил: «Дайте нам ПДЧ!». Он раздавал интервью и статьи западным СМИ буквально за две недели до министерской встречи НАТО, еще больше пугая осторожных европейцев пассажами о том, что «расширение военного альянса имеет жизненно важное значение для европейской безопасности в свете войны России с Грузией, а также единственным способом обеспечить независимость Украины» (интересно, наш президент в самом деле считает, что Европа просто спит и видит, как бы ей повоевать с Россией за независимость Украины?). Мы не поверили своим глазам, но последний опус украинского президента с откровенностями «Буду говорить прямо — нас интересует ПДЧ, и мы ожидаем позитивного сигнала альянса» появился в International Herald Tribune в минувший понедельник. То есть за один день до натовской встречи в Брюсселе и спустя несколько дней (!) после того, как американцы заявили на весь мир, что даже они из-за чрезмерной политизации вопроса не будут настаивать во время этой встречи на ПДЧ для Украины. Ладно, Ющенко сам выглядел нелепо, но страну-то зачем было снова позорить?

А ведь Украина, да и ее высшее руководство, могли бы выглядеть куда достойнее, если бы, давно зная расклад и настроения в альянсе и не дожидаясь, пока это сделают американцы, хотя бы публично сами сняли вопрос ПДЧ с повестки дня, оставив эту тему дипломатам. И натовских партнеров в неловкое положение не ставили бы, и внутри страны ненужное напряжение вокруг этой темы сняли бы, и Россию накануне зимы меньше злили бы. Зачем было продолжать настойчиво талдычить о ПДЧ, если гарантию будущего членства мы уже получили в Бухаресте, а для того чтобы проводить необходимые для его достижения реформы, символическая отмашка НАТО вовсе не обязательна. И ведь эксперты об этом говорили, в том числе и со страниц «ЗН». Но кто их слушает, этих экспертов?

Что имеем в результате? Опять ощущение неудачи. Опять злорадство россиян (им снова удалось превратить романтичное па-де-де Украины и НАТО в пошлое па-де-труа с Россией). Опять чувство глубокого удовлетворения у Партии регионов. Опять на те же грабли… Поэтому и заявление министра иностранных дел Владимира Огрызко о том, что новый формат сотрудничества, предложенный Украине альянсом — ежегодная национальная программа, означает получение нашей страной ПДЧ де-факто, воспринимается с таким скепсисом и ехидными ухмылками, мол, это всего лишь попытки сохранить лицо. Но если Украина получила всего лишь какой-то «суррогат», то почему так взволновались по этому поводу россияне? А потому, что ежегодная национальная программа (ЕНП) в самом деле является неотъемлемой частью пресловутого Плана действий относительно членства и ежегодно составляется и выполняется каждой страной—участницей ПДЧ. (Остается только надеяться, что новая для украинского уха аббревиатура ЕНП не будет столь фетишизирована, как несчастный ПДЧ). Ничего страшного в этой программе нет — Украина сама будет ее писать, сама ставить перед собой цели и задачи и сама выполнять. Судя по всему, ЕНП на 2009 год будет быстренько перекроенным (и уже утвержденным Кабмином) Целевым планом на будущий год. Так что никакого коварства и тайных замыслов — одни необходимые для самой Украины реформы. Главное, чтобы их все-таки проводили. А то создается впечатление, будто наше руководство уверено, что им, руководством, уже все сделано, остается только подождать, когда натовцы между собой договорятся и в один прекрасный день членство в альянсе свалится на Украину как манна небесная. И сигналы из Киева, на наш взгляд, поступают неправильные. То В.Ющенко накануне брюссельского заседания на страницах The Times заявляет о своей уверенности в том, что «мяч не на украинской стороне поля» и «Украина сделала все, что должна была сделать». То глава президентского секретариата В.Балога за два дня до встречи натовских министров рассказывает: «Мы должны верить, что в ближайшее время вопрос присоединения к НАТО будет решен положительно в пользу Украины. Но сегодня этот вопрос нужно снять. Он не должен быть первой строкой ни на одном уровне. У нас сегодня намного больше вызовов, которые необходимо решить, чтобы объединить общество». Ну, во-первых, нужно не верить, а много работать, чтобы «вопрос» был решен «положительно в пользу Украины». Во-вторых, эта работа, то есть проведение необходимых реформ во всех сферах, — это и есть ответ на стоящие перед страной вызовы и путь к объединению общества. И, в-третьих, если убрать «этот вопрос» из «первой строки» на всех уровнях, как предлагает Балога, то в украинских условиях это означает поставить на нем жирный крест. Да и «первая строка» должна быть не только вербальной…

А то о ПДЧ твердили-твердили, а программу реформирования армии (при том, что ранее ВСУ значились в передовиках украинской евроатлантической интеграции!) завалили. Что накануне Дня Вооруженных сил Украины в очередной раз признали и министр обороны Ехануров, и президент. Да и программа перехода на контрактную армию реализуется не такими темпами, как планировалось. Конечно, можно обвинять и парламент, и правительство в «бездарном подходе» и скудном финансировании ВСУ. Но и к президенту много вопросов остается: разгромное сентябрьское заседание СНБОУ по состоянию дел в армии запомнилось многим его участникам. Но указа президента, которым столь необходимые и не терпящие промедления решения должны быть введены в действие, нет по сей день. Да что говорить, даже численность ВСУ на следующий год еще не определена. Зато о ПДЧ говорилось много...

…Придется ли Украине все-таки проходить этап ПДЧ, который даже многими членами НАТО сегодня уже рассматривается как барьер на ее пути в альянс, или по настоянию наших друзей для нее будет избрана другая схема присоединения к НАТО и наша страна попадет туда «экстерном», сегодня сказать не может никто. У альянса еще достаточно времени для раздумий и поиска компромисса. Вряд ли он рискнет принимать кардинальные решения до изменения нынешней ситуации — до умиротворения России, до прекращения в Украине внутриполитической турбулентности (как минимум до президентских выборов) и до осознания большинством украинцев преимуществ членства страны в Североатлантическом блоке.

Пока же сохраняется неопределенность относительно нашего евроатлантического будущего и Украина ощущает вакуум безопасности, ведутся поиски возможных решений и в других плоскостях. Думается, что туманно анонсированный украинским внешнеполитическим ведомством дву­сторонний политический документ, который в скором времени готовятся подписать Украина и США, из этой серии. По некоторым предположениям, этот документ, скажем, некая хартия, должен стать дополнительным механизмом гарантий национальной безопасности нашей страны. Если же Киеву в обозримом будущем удастся заключить серию соглашений, содержащих гарантии безопасности Украины, хотя бы с несколькими государствами Североатлантического альянса, то и без скорого членства нашей страны в НАТО «серая зона», в которой мы нынче находимся, станет гораздо светлее.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно