ПАУТИНА ТЕРРОРА АЛЬ-КАЙДЫ РАССЛЕДОВАНИЕ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА «ТАЙМ»

16 ноября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №45, 16 ноября-23 ноября

«Вы знаете, что аль-Кайда существует от Алжира до Филиппин?..» (Из разговора Эссида Сами бин Хемаиса — тунисца, арестованного затем по подозрению в совершении террористических актов...

«Вы знаете, что аль-Кайда существует
от Алжира до Филиппин?..»

(Из разговора Эссида Сами бин Хемаиса — тунисца,
арестованного затем по подозрению в совершении
террористических актов. Разговор тайно записала
итальянская полиция 22 марта 2001 года).

Эта статья, опубликованная в одном из авторитетнейших американских еженедельников, — солидный образец жанра расследований. Он, вполне естественно, родился в демократическом открытом обществе, где представители прессы имеют свободный доступ к информации, взяли на себя важные функции «сторожевых псов демократии» (в положительном смысле этого слова) и влияют на формирование общественного мнения и государственных структур. Блестящим примером этого жанра в американской журналистике стали знаменитые разоблачительные публикации в либеральной газете «Вашингтон пост», приведшие, в конце концов, к вынужденной отставке под угрозой импичмента президента-республиканца Ричарда Никсона.

Журналистского жанра расследований не было и не могло быть в бывшем СССР (за исключением разве что самиздата), т.к. информация тогда тщательно дозировалась и дистиллировалась в соответствии со вкусами единственной «руководящей и направляющей силы» общества — КПСС. Недаром кремлевский вождь Никита Хрущев назвал советских журналистов «подручными партии», будучи, видимо, глубоко убежденным в том, что лучшего комплимента для нас нельзя было и придумать.

В новых независимых государствах, возникших на просторах бывшего СССР, в том числе в Украине, жанр журналистских расследований пустил лишь первые слабые ростки. Однако его создатели подвергаются большому риску. Достаточно вспомнить убийство Георгия Гонгадзе и Игоря Александрова, осмелившихся коснуться клановых интересов и поплатившихся за это собственной жизнью. Их трагическая гибель получила мировой резонанс и нанесла непоправимый вред имиджу Украины. Есть и другая сторона медали: найдутся ли в Украине журналисты, способные работать над одной темой в течение двух месяцев, объездить едва ли не полмира для написания одной статьи, как это сделали корреспонденты американского еженедельника «Тайм», стремясь подробно описать сеть крупнейшей и опаснейшей международной террористической организации аль-Кайда, человеконенавистническую идеологию ее лидеров, угрозу, исходящую от нее сегодня не только для Америки? Не хочу накликать беду, но в этот раз роль «сторожевых псов демократии» очевидно подвергает их определенному риску. Некоторые резкие оценки могут вызвать раздражение и гнев экстремистов, скажем, такфиров — исламских фашистов, готовых на все.

Статья, прочитанная мною с величайшим интересом и предложенная для публикации в интеллектуальной украинской газете «Зеркало недели», сразу же вызвала у меня определенные ассоциации, выходящие за ее пределы. Я еще острее почувствовал, что все мы оказались не только на грани веков и тысячелетий, но и на неожиданном для большинства драматическом изломе истории. После жутких терактов 11 сентября в Нью-Йорке и Вашингтоне Америка неузнаваемо изменилась. Многие годы работая в этой стране, я полюбил ее как захватывающую живую книгу демократии. Именно в этой стране я почувствовал, что такое реальная свобода и современная цивилизация. Передо мною были открыты все двери — от компьютерных залов самой богатой в мире библиотеки Конгресса США до всех официальных учреждений, где можно было беспрепятственно и быстро получить какую угодно информацию, кроме, разве что, государственных тайн. Этого не скажешь о сегодняшней Украине, до сих пор остающейся закрытым обществом.

Исламские экстремисты, коварную деятельность которых разоблачает журнал «Тайм», сознательно нанесли удар именно по Соединенным Штатам, по американской демократии, которая, по моему глубочайшему убеждению, является величайшим достижением общественного развития западного мира, поскольку она реально гарантирует личные свободы, верховенство Гражданина над государством, равенство всех перед Законом.

Видя сегодня на телевизионных экранах полицейские кордоны в несколько рядов у конгресса и штаб-квартиры ООН, людей в противогазах, очереди за антибиотиками против сибирской язвы, я не узнаю Америку. Американцам в связи с невидимой войной, объявленной им международными террористами, неминуемо придется добровольно отказаться от части личных свобод, чтобы сохранить их в будущем. Но Америка перестала бы быть Америкой, а американцы — американцами, если бы они полностью отреклись от самого для них дорогого. Я верю, что они обязательно найдут новый modus vivendi.

В то же время возникают болезненные вопросы, касающиеся нас самих. Не погибнут ли слабые, почти незаметные ростки демократии в Украине, не утвердится ли здесь под ширмой борьбы с международным терроризмом авторитарный режим? И есть ли у Украины возможности с ее прозрачными границами на Востоке, положением перевалочного пункта для желающих попасть на Запад, с ее традиционным беспорядком бороться с реальными террористами, которые неминуемо окажутся в потоке беженцев из охваченного войной Афганистана.

Это было самое кошмарное
преступление в американской истории, следствием которого стало крупнейшее из известных расследований. Для расследования зверств, совершенных 11 сентября, были задействованы полицейские силы по всей территории США и по всему миру. От Мичигана до Малайзии, от Сан-Диего до Сьюдад дель Эсте в Парагвае правоохранительные агентства стремились выяснить, как террористы осуществляли свои акты, кто им помогал и что они могут совершить в дальнейшем. Американская общественность узнала о стольких именах и лицах, что это сбивало ее с толку, как и о международных связях, в которых способны разобраться лишь самые посвященные. Спустя почти два месяца мы действительно немало знаем о глобальной террористической сети, известной, как аль-Кайда, но остается невероятно много того, о чем мы можем лишь догадываться. Международное расследование структуры аль-Кайды, проведенное журналом «Тайм», подтверждает: ее деятельность глобальнее по своим масштабам и безжалостнее по своей идеологии, чем это могли представить себе самые придирчивые эксперты.

Суть событий 11 сентября в следующем. Группа из 19 человек провела несколько месяцев в Соединенных Штатах, готовясь к похищению самолетов. Прежде их центр находился в Гамбурге (Германия), где его вероятный руководитель 33-летний Могамед Атта жил восемь лет, время от времени выезжая оттуда. Считают, что именно он пилотировал самолет, летевший рейсом 11, — первый из таранивших небоскребы. Два других подозреваемых пилота — Марван Аль-Шехи и Зиад Амир Джарра тоже проживали в районе Гамбурга. Считают, что гамбургский центр, в свою очередь, был оперативным звеном разбросанной по всему миру террористической сети аль-Кайды. Имя ее лидера известно всему миру. Это — Усама бин Ладен.

Истоки аль-Кайды следует искать в продолжительной войне против советской оккупации Афганистана. После того как в 1979 году советские войска вторглись в Афганистан, туда прибыло множество мусульман, чтобы примкнуть к борьбе с захватчиками. В расположенном на территории Пакистана городе Пешаваре, ставшем штаб-квартирой движения Сопротивления, палестинский религиозный ученый Абдалла Аззам основал «бюро услуг», снабжавшее воинов техникой и воспитывавшее их в религиозном духе. Операция получила название аль-Кайда аль-Сульба (по-арабски — «солидная база»).

Много денег поступало от бин Ладена — сторонника Аззама, одного из наследников огромного состояния саудовца, источником которых был семейный строительный бизнес. В Пешаваре находился также Айман аль-Завагири — египетский врач, имя которого, начиная с конца 70-х годов, постоянно мелькало в головокружительном калейдоскопе радикальных исламских групп. Аль-Завагири, выполнявший в Пешаваре прежде всего обязанности врача, возглавлял группу, которую обычно называли аль-Джихад (по-арабски — война против неверных. — Прим. А.С.). В 1998 году его организация вошла в состав аль-Кайды. В одну из пятниц 1989 года Аззам, отправившись с двумя сыновьями на молебен, погиб от сильного взрыва. Его убийц так и не нашли. Врагов у него было множество. В то время в группе, сплотившейся вокруг аль-Кайды, велись споры о том, где применить приобретенные навыки и финансовые ресурсы. Было решено сохранить организацию и использовать ее для борьбы за чистоту ислама. Первой мишенью избрали не США, а правительства Саудовской Аравии и Египта, которые, по утверждению аль-Кайды, были коррумпированными и слишком выслуживались перед США. Только после войны в Персидском заливе, когда бин Ладен для осуществления своих операций переехал в Судан (позднее ему опять придется вернуться в Афганистан), он начал выбирать своими мишенями американцев.

Он впервые снискал сомнительную славу в 1998 году, когда боевики аль-Кайды взорвали грузовик у американских посольств в Кении и Танзании. Погибли 12 американцев и сотни местных жителей. С тех пор постоянно появлялись сообщения о нападениях, к которым причастна аль-Кайда, на американские объекты и объекты их союзников во всем мире. Некоторые из них были успешными, некоторые — нет.

Штаб-квартира и тренировочные лагеря аль-Кайды разместились в Афганистане. Она координирует и финансирует свои акции и выступает в роли подрядчика, когда операции осуществляют местные сети (такие как, например, алжирская вооруженная исламская группировка Джиа — террористическая организация, активно действующая по всей Европе). Лагеря аль-Кайды в Афганистане играют жизненно важную роль. К какой бы организации не принадлежали ранее прибывающие в лагеря аль-Кайды, здесь они встречаются с представителями других групп, налаживают тесные связи и получают статус воинов «священной войны». В высшее командование группы входят бин Ладен, аль-Завагири и родившийся в Саудовской Аравии палестинец Абу Зубайда. В июле американский суд признал его организатором подготовительных лагерей, а по мнению следователей, он вероятно возглавляет отдел международных операций аль-Кайды.

Наиболее ценные ключи к пониманию того, кто есть кто в директорате аль-Кайды, предоставляет сейчас Джамиль Бегал, — алжирец из Франции, подозреваемый в том, что он был руководителем одной из ее банд. Его арестовали в июле в Дубае по пути из Пакистана в Европу. После того, как тамошние исламские мудрецы убедили его, что терроризм — это зло, Бегал разговорился. (Сейчас он вернулся во Францию и попытался отречься от своего признания). Бегал засвидетельствовал, что, находясь в марте в Афганистане, он получал инструкции от Абу Зубайды относительно серии бомбовых ударов по американским объектам в Европе, в том числе по посольству в Париже. «Он рассказывает об очень важных лицах в структуре аль-Кайды вплоть до внутреннего круга бин Ладена, — сказал еженедельнику «Тайм» европейский официальный представитель. — Он называл фамилии, кто за что отвечает и какие функции выполняет, упоминал тех, кого мы до сих пор не знали. Это — важная информация».

Хотя корни аль-Кайды в Афганистане, сейчас следователи считают, что афганский характер этой группы несколько изменяется. Война против Советского Союза закончилась в 1991 году. Среди полевых командиров аль-Кайды все больше молодых, никогда не воевавших в Афганистане, хотя некоторые из них, возможно, примкнули к исламским бригадам в Чечне или в Боснии, как, например, Абу Зубайда. Многие новые боевики родились и выросли не на арабских землях, а в мусульманских общинах в Европе, где им легко путешествовать. Похоже, что среди них немало такфиров — последователей экстремистской исламской идеологии Такфир вал Гиджра (по-арабски — анафема и изгнание. — Прим. еженедельника). Это — плохая новость: слившись с приютившими их общинами, такфиры стремятся не попадать под подозрение. По словам французских следователей, они производят впечатление обычных ребят, любящих развлечения, но способных мгновенно перерезать вам горло или взорвать ваш дом.

Кроме жестокости боевиков аль-Кайды, следователи отмечают также, насколько широко раскинула она свои щупальца. Например, в середине октября вооруженные силы НАТО в Боснии предотвратили заговор, имевший целью нападение на американские и британские объекты. Считается, что террористическую группу в Боснии возглавлял алжирец Бенсая Белкасем. На обрывке бумаги в его квартире обнаружили номер Абу Зубайды. 28 октября на Филиппинах террористическая группа Абы Сайяф, которую, по мнению властей, в прошлом поддерживала аль-Кайда, взорвала бомбу на продуктовом рынке. Шесть человек погибли. А угандское правительство объявило, что задержаны восемь подозреваемых в принадлежности к аль-Кайде. Как могла организация с экстремистской идеологией настолько распространить свою деятельность, чтобы заставить дрожать правительства от Боснии до Филиппин и Уганды?

Мир без границ

«Глобализация означает взаимозависимость», — говорит Эдмунд Хелл, посол США в Йемене, в прошлом возглавлявший отдел госдепартамента по борьбе с терроризмом. — Раньше мы видели выгоды этой взаимозависимости. А теперь видим связанные с этим риски». Это — ключ к попытке понять, что такое аль-Кайда. В прошлом десятилетии глобализацию рассматривали как экономический процесс, сущность которого — в торговле товарами и услугами. Однако определяющая черта нашего нового мира — не движение товаров и денег, а перемещение людей. Дешевый воздушный транспорт, последствия деколонизации и демографического взрыва в беднейших регионах мира привели к тому, что люди повсеместно переезжают из одного государства в другое. Перемещения и миграция расширили интеллектуальные горизонты, открыли невиданные возможности для огромного количества семей. Но в то же время это помогло создать пристанище для охваченных «романтикой» терроризма.

Французские следователи считают одним из таких новобранцев Камеля Дауди. История его жизни свидетельствует, чем являются современные террористические центры и как они охватили весь мир. Дауди был желанным ребенком родителей-иммигрантов. Сын алжирцев, эмигрировавших во Францию, он успешно сдал сложные вступительные экзамены и начал изучать компьютерное дело в Парижском университете. Но наука давалась ему тяжело. В 1999 году, когда отец Дауди узнал, что сын начал ходить на сеансы к психиатру, в семье разразился скандал. Дауди выехал в Великобританию с собранными семьей на его учебу 11 тысячами долларов в карманах.

21 сентября он опять ударился в бега, но уже не от семьи, а от закона. Дауди тайком исчез из своего жилища на бульваре Джона Ф.Кеннеди после того, как полиция начала по всей Европе облаву на сеть, созданную Бегалом для осуществления своих операций (французские следователи считают, что Дауди был в группе вундеркиндом компьютерного дела и коммуникаций). Дауди хорошо знал Британию. Он и Бегал проживали с Жеромом Куртае — одним из двух братьев-французов, обращенных в ислам. В то время Куртае жил на юге Лондона с Закариасом Муссауи — еще одним рожденным во Франции ребенком, обманувшим надежды родителей-иммигрантов.

Муссауи вырос в южнофранцузском городе Нарбонна, но в 1992 году выехал в Британию и получил степень в лондонском университете Саут бэнк. В том же году, но раньше, он поступил в школу пилотов в Оклахоме, где учились двое из похитивших самолеты 11 сентября. Немецкие власти утверждают, что он звонил в Гамбург в квартиру, в которой проживал Атта. В августе вследствие подозрительного поведения в другой летной школе — в Миннесоте Муссауи был арестован по обвинению в нарушении иммиграционного законодательства. Сейчас он находится в Главном исправительном центре в Манхеттене и отказывается беседовать со следователями.

Дауди, задержанный в британском городе Лейсестере, молча сидит в французской тюрьме. «Он нем, как рыба», — говорят о нем следователи. Его адвокат утверждает, что он никогда не был причастен к террористическим актам. Дауди и Муссауи, специалисты высокой квалификации, по мнению следователей, — типичные представители новобранцев, рекрутируемых аль-Кайдой. Оба были настоящими гражданами мира. Муссауи, дитя теплого юга, оказался в государстве, где любимым спортом является подледная рыбалка. Копая глубже, правоохранительные агентства начинают понимать, как эффективно распространилась по планете глобализация.

А теперь подумайте: вот две страны, расположенные в разных концах мира, далекие от центра ислама, — Филиппины и Британия. Именно в Маниле — преимущественно католическом городе, нашел свое призвание Мохамед Садек Одег. Приговоренный к пожизненному заключению 18 октября за участие в терактах 1998 года против американских посольств в Кении и Танзании, Одег, кажется, самой жизнью был обречен стать боевиком аль-Кайды. Родился в палестинской семье изгнанников в Саудовской Аравии, вырос в Иордании. Изучая на Филиппинах инженерное дело, обратился в радикальный ислам. Именно там Одег впервые увидел видеозаписи с посланиями Абдаллы Аззама. В 1990 году Одег переехал в Пакистан, а оттуда — в Афганистан, где в лагерях началась новая жизнь боевика аль-Кайды.

Другие мусульмане, учившиеся на Филиппинах, поддерживали между собой связи. Именно в Маниле Рамзи Юсеф, осужденный за организацию первой попытки взорвать Всемирный торговый центр, разработал во время их полета над Атлантикой план уничтожения 12 американских лайнеров.

Мохамед Джамаль Халифа в середине 1990-х годов женился на одной из сестер бин Ладена, финансировавшего исламские школы на юге страны, где многие годы дрались мусульманские повстанцы.

Филиппинское правительство довольно долго утверждало, что Абу Сайяф — самая кровожадная из террористических группировок, члены которой специализировались на том, что отрубали людям головы, получала поддержку аль-Кайды. Абдураджак Джанджалани — основатель группы, воевал в Афганистане вместе с бин Ладеном и Юсефом. Возможно, эти связи — дело прошлого. Сейчас Абу Сайяф занимается больше не джихадом, а похищением людей с последующим требованием выкупа. Президент Филиппин Глория Макапагал Арройо недавно заявила, что упомянутый Халифа предложил обеспечить освобождение Абу Сайяфом 18 заложников, в том числе американской супружеской пары миссионеров.

Единственное общее у Манилы и Лондона — разве что влажный климат и репутация рая для приверженцев террористов. Британия всегда предоставляла приют политическим беженцам. Именно поэтому на Хайгейтском кладбище похоронен Карл Маркс. Но за последние 20 лет, утверждает Нил Патрик — аналитик по вопросам Ближнего Востока Королевского института объединенных служб, Лондон стал «столицей арабского мира». В Британии говорят: если кто-то проиграл гражданскую войну в Ливане, то Лондон ее выиграл. Когда Бейрут был превращен в руины, сюда переместились банки из Ливана. Их примеру последовали арабы из Саудовской Аравии и зоны Персидского залива, проводившие лето в Кенингстон-гарденс, журналисты, члены оппозиционных групп и... радикальные исламские духовные лица.

Один такой проповедник, Абу Гамза аль-Масри, прибыл сюда в 1981 году, потеряв в Афганистане глаз и обе руки. В 1985 году он получил гражданство и его примыкающая к ряду домов в викторианском стиле мечеть в Финсбери-парке, на расстоянии одной остановки метро от футбольного стадиона «Арсенал», приобрела мировую славу проповедями джихада. В Лондоне есть своя грязная тайна: он стал плацдармом рекрутирования террористов. Французские власти отчаянно жалуются на нежелание британцев сотрудничать с ними. В течение многих лет французы не могли добиться от Лондона выдачи лиц, подозреваемых в принадлежности к Джиа (экстремистской организации. — А.С.), базирующейся в Алжире, причастной к серии взрывов в Париже в середине 1990-х годов. США не всегда везло больше, чем французам. Американцы пытались заполучить Халида аль-Фаваза — саудовца, живущего в Лондоне. Его подозревают в том, что в 1994 году он создал в Лондоне офис для бин Ладена и теперь его разыскивают, чтобы передать правосудию в связи с терактами против африканского посольства. (Благодаря правовым хитростям дело аль-Фаваза недавно передано в высшую судебную инстанцию Британии).

Колеса британского правосудия начинают вращаться быстрее. В Лондоне задержаны и допрошены несколько лиц, подозреваемых в причастности к терактам 11 сентября, в том числе Лотфи Райси — алжирец, якобы помогавший готовить пилотов-самоубийц. А Ясира аль-Сири, книжный магазин и вебсайт которого хорошо известны в Лондоне, обвинен в заговоре с целью убийства Ахмеда Шаха Массуда — руководителя антиталибского Северного альянса в Афганистане. Массуд погиб 9 сентября после того, как убийцы заложили взрывчатку в его штаб-квартире.*

Однако дело аль-Сири демонстрирует причудливость международной правовой системы. В Великобритании он получил приют, убежав из Египта, где его приговорили к смерти за попытку убийства в 1993 году премьер-министра, хотя он и отвергает это обвинение. «Это был приговор военного трибунала, — заявил он еженедельнику «Тайм» накануне ареста, — а я — гражданское лицо». Правительства по всей Западной Европе под сильнейшим давлением организаций, отстаивающих гражданские права, были вынуждены защищать беженцев и нуждающихся в политическом убежище. В то время, когда Евросоюз ликвидировал барьеры для движения товаров и людей, 15 государств-участниц не торопились создавать совместные институты уголовного правосудия и расследований. Для Атты и его организации подозреваемых заговорщиков в Гамбурге условия современной европейской жизни были манной небесной. Не считая похитителей самолетов, о которых известно, что они там жили, были выданы ордера на арест остальных членов гамбургского центра: Саида Бахаджи, Закария Эссабара и Рамзи Биналшибха. Немецкие следователи считают, что минувшей весной Эссабар и Биналшибх пытались добраться до Соединенных Штатов, чтобы обучаться там пилотированию. Трое почти точно прибыли 4 сентября из Германии в Пакистан и с тех пор скрываются, вероятно, в Афганистане.

Гамбург — идеальная база для длительного пребывания: каждый седьмой житель города — иностранец, как и каждый пятый студент колледжа, в котором учился Атта. (Зарубежные студенты не платят в Германии за обучение.) Атта и его друзья могли оставаться здесь сколько угодно: Германия изобрела понятие вечного студента. Они жили на законных основаниях, могли свободно путешествовать по ЕС или временно выезжать отсюда, не вызывая подозрений. Тяжело поверить, что образ жизни, воплощавший мечту о мире без границ, в конечном итоге привел глобализацию к такому жуткому финалу.

Молодые
и безжалостные

После семинедельного расследования мы не получили неопровержимых доказательств того, что гамбургский центр связан с каким-либо другим. Существуют лишь фрагменты пазла — Атта осуществил в июле 10-дневное путешествие из Майями в Испанию, которая до сих пор не дает покоя следователям. И хотя во Франции считают, что Муссауи, вероятно, связан с гамбургской ячейкой, доказательств этого недостаточно. Скажем, был ли арестованный в июне испанской полицией алжирец Мохаммед Бенсахрия — главный сообщник бин Ладена в Европе? Если да, то существует ли кто-то похожий на него в Америке и попал ли он в поле зрения расследования? Оставлял ли Абу Зубайда — пресловутый руководитель тренировочного лагеря аль-Кайды — Афганистан 11 сентября, как считают европейские следователи, и если да, то где он теперь и чем занимается?

Лишь одно очевидно для европейских следователей: подозреваемые террористы, которых они находят, крайне жестоки. После того как в сентябре в Испании схватили шестерых алжирцев, полиция обнаружила на квартире одного из них видеокассеты. На одной сняты четверо алжирских солдат с перерезанным горлом, гибнущие в охваченном пламенем джипе. Подобные инциденты о многом говорят экспертам по терроризму. В Египте в 1960-х годах исламская идеология Такфир вал Гиджра начала завоевывать сторонников среди экстремистских группировок. Одну из них — Общество мусульман — возглавил Шукри Мустафа, инженер-генетик по специальности. Он называл остальных мусульман неверующими и проповедовал «выход» в чистоту, как пророк Магомет вышел из Мекки в Медину. Эта идеология особенно опасна, т.к. оправдывает массовые убийства не только неверных, но и считающих себя мусульманами. Такфир вал Гиджра, антидемократическая по своей сути, считает любую власть, кроме власти Аллаха, богохульством. Это — своеобразный исламский фашизм.

Европейские аналитики считают, что подобное мышление позаимствовали некоторые боевики террористических группировок. Приверженцем Такфири является и Бегал, и, как считают, Дауди. Ролан Жакар, один из ведущих мировых знатоков исламского терроризма, категорически утверждает: «Атта был такфири». Этой линии, вероятно, придерживаются не только воины аль-Кайды. Мустафа был казнен в 1978 году, но его идеи не умерли. Такфир был основой веры возглавляемого аль-Завагири аль-Джихада. Азам Тамими, директор лондонского Института исламской политической мысли, так отзывается об аль-Завагири: «Сейчас он — их идеолог... Его идеи отрицают существование общей платформы с другими».

Бин Ладен и аль-Кайда, пройдя через опыт насилия, вероятно, научились противостоять новому фанатизму и укрощать его. В конце 1995 года на компаунд бин Ладена в Хартуме напали боевики, вероятно, такфиры. Суданский друг бин Ладена, допрашивавший выжившего боевика, сказал: «Он был похож на маньяка, подобного студентам в Соединенных Штатах, стреляющим в других студентов. Они не знают, к чему стремятся». Как показал бывший новобранец, принимавший участие в теракте против посольства США в Найроби, когда аль-Кайда перебазировалась в Афганистан, идеологическая подготовка была неотъемлемой частью программы. Рекрутов обучают подрывному делу, пользоваться пушками и легким оружием, но от них также ждут, чтобы они знали фатвы аль-Кайды (по-арабски — указы. — А.С.), в том числе призывающие к насилию против мусульманских правителей, якобы действующих вопреки исламу. Это — главный догмат такфиров. Французский эксперт по терроризму Жакар описывает, каким образом проходит обучение: «Такфир — это словно секта: если вы в нее вступили, то уже никогда не выйдете. Такфир использует промывание мозгов и чрезвычайный дисциплинарный режим, отсеивающий слабые звенья и гарантирующий, что новые члены будут лояльными и послушными».

В тренировочных лагерях воспитывают вымуштрованных, неуловимых воинов. «Такфиры, — говорит Жакар, — это самые крепкие среди крепких орешков, именно их позовут для организации и осуществления крупных актов». Французские следователи считают, что вера такфиров породила особую форму терроризма.

«Цель такфиров, — говорит один из них, — раствориться в коррумпированном обществе, чтобы получить больше возможностей для подрыва его изнутри. Члены этой организации живут вместе, употребляют алкоголь, едят во время рамадана, изысканно одеваются, ухаживают за женщинами, чтобы подчеркнуть, что они принадлежат к этому обществу».

У правоохранительных органов любая связь с такфирами вызывает ужас. Ассимилируясь в общество, проявившее в отношении их гостеприимство, некоторые из них даже не молились вместе с остальными мусульманами. Поэтому истории об угонщиках самолетов 11 сентября, пивших в барах и развлекавшихся в Лас-Вегасе, теперь уже можно объяснить. Двоюродный брат Джарри Салим, живущий в немецком городе Грайсвальде, утверждает, что они «обычно ходили в церковь чаще, чем в мечеть». Джарра, свидетельствует Салим, любил дискотеки. «Нам не нужны были женщины с паранджой и все такое прочее, мы втихаря могли выпить на свадьбе порцию виски». Если судить по этому рассказу, Джарра похож на обыкновенного парня, а нормальных парней нелегко поймать.

Закрывая дверь
на засов

Те, кому положено ловить террористов, не остановятся. Сейчас правительства переоценивают свою политику по вопросам иммиграции, предоставления убежища и открытых границ. В Канаде, Великобритании и Германии готовится новое законодательство. Кажется, происходившие в этом году переговоры, на которых мексиканские и американские представители серьезно ставили вопросы не усиления, а либерализации своей иммиграционной политики, похожи на эхо потерянного мира. Американская программа беженцев, на которую возлагалась натурализация около 80 тысяч граждан в год, едва дышит. Президент Буш не подписал в этом году разрешение на нее, зато объявил о дальнейших мерах, преследующих цель закрыть на засов двери государства. Речь идет о создании специальной группы по отслеживанию зарубежных террористов и координации федеральных усилий по недопущению их (в Соединенные Штаты. — А.С.), а в случае проникновения — охоты на них. Власти будут отслеживать, чтобы приезжающие в США по студенческим визам действительно посещали лекции. Однако в этих предложениях есть привкус отчаяния. «Это был не провал иммиграционной политики, а провал разведки», — говорит Чарлз Кили, профессор по международной миграции Джорджтаунского университета.

В Вашингтоне считают, что в службе иммиграции и натурализации — беспорядок. Даже ее представитель Расс Берджерон говорит, что она «ослабела в течение десятилетий». В 1996 году конгресс решил установить в гостиницах компьютерную систему слежения за прибывающими в США по студенческим визам. Но в стране, где насчитывается около 600 тысяч подобных студентов и более 22 тысяч учебных заведений, она малоэффективна. Лишь один из 19 угонщиков самолетов приехал по студенческой визе. Может ли быть усилена проверка в других странах? Возможно. Но ведь все 19 похитителей самолетов проходили через компьютерный «список подозреваемых террористов», когда подавали заявки на получение виз, по крайней мере с шестерыми проводились личные собеседования, и ничего не было обнаружено. В любом случае, как говорит Кетлин Ньюленд, сопредседатель Института миграционной политики в Вашингтоне, случившееся не воротишь.

Благодаря глобализации непрерывное перемещение людей в мире будет продолжаться. США никуда не денутся от двух огромных сухопутных границ с миролюбивыми соседями (Канадой и Мексикой. — А.С.), мы никогда не увидим наблюдательные башни вдоль 49-й параллели. Ежегодно, говорит Ньюленд, границу США пересекают 489 миллионов раз. Это — 127 миллионов автомобилей, 820 тысяч самолетов и 250 тысяч судов. Если с терроризмом и будет покончено, то не благодаря контролю на американских границах. Удастся ли достичь этого путем войны? После 11 сентября искрилась надежда, что правоохранительные органы смогут избавить мир от аль-Кайды и ее соучастников. Но чем больше мы узнаем о группе бин Ладена, тем менее вероятным это кажется. И не только потому, что ее боевики — безжалостные фанатики.

Возможно, единственная важнейшая истина, которую мы поняли за семь недель расследования, — это существование ползучего братства, международной связи между террористами. Эти узы были выкованы в Афганистане. «Единственное, что объединяет причастные к сентябрьским актам террористические группы, это то, что они прошли через лагеря аль-Кайды. Когда руководителей посылают из Афганистана на выполнение какой-либо акции, никто ничего не спрашивает. Лагерный опыт позволяет каждому признать bona fides (честное намерение (лат.). — А.С.) джихада». Бомбардировщики Б-52, наносящие мощные удары с высоты в 40 тысяч футов (один фут — около 30,5 см), наверное, не похожи на сышиков и копов. Однако, чтобы покончить однажды со зловещей аль-Кайдой и с ее глобальной сетью, бомбардировщики не помешают.

* Массуд погиб от рук самоубийц, выдававших себя за журналистов.

Клуб ненавистников

Египтянин. Врач по специальности, террористическая группировка которого аль-Джихад слилась с аль-Кайдой и эффективно действует. 50-летний аль-Завагири — наставник бин Ладена, а также его человек № 2. Обвиняемый в причастности к убийству в 1981 году президента Анвара Садата, он осужден
за владение оружием.

Узбек. Заочно приговорен к смертной казни правительством Узбекистана. Юлдашев помогал руководить Исламским движением Узбекистана. Вооруженная ветвь движения, проходящая подготовку в афганских лагерях, насчитывает, по оценкам, 6 тысяч бойцов. ИДУ причастно к совершенному в феврале 1999 года покушению на жизнь президента Узбекистана Ислама Каримова, в результате которого было убито 15 человек и 100 получили ранения.

Саудовец Хаттаб. Командует повстанцами в Чечне. Прошел подготовку в Афганистане. По сообщениям, бин Ладен послал его туда, чтобы поддержать сепаратистское движение. Хаттаб якобы ежемесячно получает миллион долларов для финансирования лагерей, в которых проходят трехмесячную подготовку и промывание мозгов добровольцы со всего мусульманского мира.

Филиппинец Джанджалани, как считают, взял на себя руководство Абу Сайяфом — радикальной сепаратистской группировкой, терроризирующей юг Филиппин, добиваясь провозглашения независимого исламского государства. Официальные источники утверждают, что группировку частично субсидирует бин Ладен, а многие его члены проходят подготовку на Ближнем Востоке. Сейчас она удерживает двух заложников-американцев и как минимум 16 заложников — филиппинцев.

Египтянин Атеф — военный руководитель организации бин Ладена, помогал создавать сеть аль-Кайды в Восточной Африке. США выдвинули против него обвинение в осуществлении в 1998 году терактов в Танзании и Кении.

Хасан Хаттаб.

Подробности биографии еженедельник «Тайм» не публикует.

Багаджи — марокканский немец. Германия выдала ордер на арест Багаджи и его соучастников — гамбургских боевиков Закария Эссабара и Рамзи Биналшибга, которые накануне 11 сентября почти наверняка вернулись в Афганистан. Всех трех подозревают в том, что они играли значительную роль в планировании терактов против США.

Марокканский француз Муссауи — подозреваемый, доставляющий невероятно много хлопот американским властям, отказывается давать показания. Арестован в августе за нарушение иммиграционного законодательства. Французские власти уже давно подозревают его в причастности к террористической деятельности.

Абу Зубайда. Палестинец из Саудовской Аравии. Единственный палестинец, входящий во внутренний круг бин Ладена. Псевдоним - Почтальон. Он координирует международные операции и помогает набирать рекрутов для обучения в лагерях аль-Кайды.

Бегал — алжирец, родившийся во Франции. В июле его арестовали во время поездки с фальшивым паспортом. Со временем он признал, что играл важную роль в операциях аль-Кайды в Европе, действуя по приказу Абу Зубайды. Благодаря показаниям Бегала, от которых он частично отказался, власти разоблачили террористический заговор против посольства США в Париже.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно