Партия в долг

26 августа, 2011, 15:32 Распечатать Выпуск №30, 26 августа-2 сентября

Забросанный яйцами во дворе Печерского суда, Виктор Ющенко и долги — вот и все, что осталось у «Нашей Украины».

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Забросанный яйцами во дворе Печерского суда, Виктор Ющенко и долги в 80 млн. грн. — вот, собственно, и все, что осталось у «Нашей Украины» сегодня. И то, и другое ставит под сомнение дальнейшее существование помаранчевого проекта как такового. Потому что никто из его нынешних руководителей не знает ответы на ключевые вопросы: куда, с кем и за какие деньги двигаться дальше?

После того как Виктор Андре­евич пришел в суд, он, с одной стороны, позволил Януковичу получить сатисфакцию и таки осудить Майдан. (Отказ Тимошенко дискутировать с ВАЮ не спас ситуацию.) С другой — Ющенко буквально столкнул «НУ» в пропасть. Но если экс-президенту, как главе партии со стажем, к такой траектории движения не привыкать, то носителям «свежей крови», влившейся в партию в конце прошлого года в лице главы политсовета Валентина Наливайченко и главы исполкома Сергея Бондарчука, подобное свободное политическое падение вряд ли доставляет удовольствие. Ведь общеизвестно, что и бывший глава СБУ, и экс-руко­водитель «Укрспецэкспорта», решившие помочь Ющенко нести партийное знамя после его разгрома на выборах президента, были против появления своего лидера в суде. И публично свою позицию выражали. Как в медиа, так и в Комитете сопротивления диктатуре (КОД). Ющенко же традиционно не посоветовался с партией. Теперь несовпадение позиций менеджеров «НУ» и ее лидера слишком наглядно. Развязка не за горами: Ющенко либо уйдет сам, либо его уйдут по уставу (для чего, правда, должно хватить голосов), либо покинут партию сами несогласные, окончательно закрепив тезис, что «это партия Ющенко, и он определяет, куда ей падать».

Очевидно, что и с попутчиками у «Нашей Украины» большие проблемы. Ее уже фактически попросили не только из Комитета сопротивления диктатуре, но и из оппозиции. Исключение Ющенко из партии — гарантия пребывания «НУ» в КОДе. Если верить словам Томенко. Публичное осуждение Ющенко на митинге оппозиции в парке Шевченко в День независимости, — неиспользованный билет на трибуну выступающих оппозиционеров. В итоге глава исполкома Бондарчук, прибывший на митинг с медалью Героя Ук­раины, некогда полученной из рук ВАЮ, так и простоял под березой. «Продемонстрировать послушание в этой ситуации — окончательно поставить крест на себе», — считают в «НУ». Если партия и намечает план окончательного выяснения отношений с Ющенко, то исключительно исходя из внутренней потребности, а не внешнего давления. На самом деле Томенко своим заявлением поломал долго выстраиваемую внутрипартийную игру.
О которой ниже.

Финансовую же отчасти расстроил Третьяков. Как подтвердил ZN.UA сам Александр Юрьевич, он уже выиграл все суды и доказал, что в 2005-м таки одалживал партии 35 миллионов. Не помешают деньги и Давиду Жвании, которому «НУ» также официально должна около двух миллионов. За аренду офиса. Более того, в накладе от политической деятельности проекта Виктора Андреевича остались не только «любі друзі», потратившие на вождя и партию гораздо больше, чем вышеупомянутые суммы, но и сегодняшние партийцы — почти за два года зарплаты не выплачены, а также пенсионный фонд — отчисления не сделаны. Стоит ли уточнять, что, не рассчитавшись по счетам, «НУ» не сможет принять участия в предстоящих выборах?

Однако все это только верхушка айсберга, за которым скрывается глубокая личная драма третьего президента Украины (с 90-процентным антирейтингом) и партии, которую он одолжил своим нынешним соратникам и в самое ближайшее время может потребовать вернуть. Корни этой еще и абсурдной истории будет искать не одно поколение политиков и журналистов. Мы же буквально пунк­тиром рассмотрим ситуацию в сегодняшнем прикладном контексте.

Итак, все-таки,

Куда?

Появление в партии Наливай­ченко и Бондарчука после того как Ющенко остался ни с кем и ни с чем, для многих было загадкой. Тестом же на совместимость «свежей крови» и лидера стал, безусловно, суд над Тимошенко. Когда Ющенко отработал карму за себя, а партия — за него. Мог ли Ющенко поступить иначе и не прийти в суд? Почему не послушался совета партийцев и не «ушел на больничный», чтобы сохранить лицо? «Не ищите ответы на эти вопросы с сегодня на сегодня. Вернитесь в прошлое», — сказал автору один из давних соратников ВАЮ.

Пытаясь почувствовать сегодняшнюю атмосферу в партии, а также следуя вышеуказанному совету, я глотала заявления бывших соратников Виктора Андреевича в СМИ, а также встречалась и просто говорила с людьми. Впечатле­ния разные. От того, что говорят на камеру и диктофон, веет желанием заработать рейтинг, добивая лежачего. От того, о чем говорят без камеры, — болит сердце. Приз­наюсь, в очередной раз пережила минуты полезного общения с умными людьми — «НУ» никогда не была средоточием водителей и секретарш, да и сам Виктор Андре­евич всегда впечатляет тем, что говорит, если не соотносить его слова с его поступками. В душе многих из этих людей идет трудная работа над ошибками. Своими и Ющенко в том числе. Одни считают его абсолютно недоговороспособным человеком. Другие уверены, что его изменила власть. Как, впрочем, меняет она многих из тех, кто переступает порог. «И там, дай Бог, остаться живым тем, кто помогал туда пройти…». Третьи уверены, что сев на трон, Ющенко просто раскрылся.

Есть еще одна небезынтересная версия, которая показалась мне важной для того, чтобы ее озвучить и пойти дальше по пути вместе с ВАЮ и его партией. Чело­век, так глубоко проанализировавший историю провала Ющенко и «НУ», еще не готов говорить о ней публично. Однако, надеюсь, он не обидится, если узнает свои слова в этой статье:

«Когда-то я сказал своему товарищу, что ожидать от Виктора Ющенко чего-то сверхестественного вряд ли стоит. По сути, он ничем не отличается ни от Кучмы, ни от Януковича, ни от Тимошенко… Кроме одного — только он мог дать этой стране глоток свободы. Это дорогого стоит. Почему я был убежден, что Ющенко — носитель этой самой свободы? Потому что убедился в этом, когда он работал в НБУ и правительстве. Парадокс, казалось бы, руководителем становится человек, который никогда не обременяет себя работой. И НБУ в считанные месяцы становится центром финансово-экономической жизни страны. И правительство, где остались все старые министры, работает абсолютно по-новому. Богуцкий при Пустовой­тенко и при Ющенко — это два абсолютно разных министра! Дело в том, что, с одной стороны, Ющенко, воспитанный в патриархальных традициях, требовал признания своего статуса — первого, с другой — он умел не совать свой нос, куда не надо. Результат просто шокирует! Винтики и болтики раскрываются и самореализуются. Однако третья — главная попытка на посту президента — у него не получилась в силу двух причин. Его личной трагедии — он изменился, закрылся, у него изменился даже почерк… Он не выдержал ежедневной борьбы с зеркалом. И вторая причина — это Юлия Влади­мировна. Ее открытая конкуренция с патриархальным Ющенко, над которым висела еще и новая Конституция с урезанными полномочиями, решила все. И проявила, как слабость президента, ввязавшегося в изнурительную войну. Так и роковое нетерпение Тимо­шенко, которая, стремясь к власти, все время душила птичку в клетке… А ведь та обязательно запела бы сама. Через несколько лет. Все остальное в политической судьбе Ющенко — лишь производное: партия, переломанная через колено; невыполненные обещания; расцвет коррупции; работа на Януко­вича; показания на Тимошенко…».

Его личный спектакль доигран. Занавес. Цветов и аплодисментов нет. Критики выливают последние абзацы сарказма. «Пасечника (не пришедшего на митинг оппозиции. — Авт.), шатающегося по Говерле», отправляют «прятаться за заборами своих домов».

Но на сцене осталась партия, которая все еще надеется на успешное продолжение действа. Возмож­но, с другими главными героями. Вернулся к своим обязанностям Наливайченко. Для того чтобы окончательно определиться с вопросом «куда?», действительно нужен разговор с Ющенко. Нужен четкий ответ на вопрос: это партия Ющенко или все-таки идеи? Се­год­няшние лидеры в рамках широкой внутрипартийной дискуссии готовы отстаивать последнее. Бо­лее того, они уверены, что именно в полумертвом организме НУ до сих пор находится ключ демократической идеи, который надо сберечь. Любой ценой. Здесь серьезно думают об институте преемника. Приводят в пример Любомира Гузара, который вовремя сумел отойти в сторону. При этом остался авторитетом. Ющенко готовы отвести такую же роль. И резкая критика, которая сегодня звучит в этих стенах в его адрес, приобретает другую окраску после обязательной фразы о том, что «свои пинать его за компанию не будут».

Речь о глубокой внутрипартийной дискуссии, о публичном признании своих ошибок, о необходимости пройти чистилище мажоритарки тем, кто уже был во власти вместе с Ющенко. А в список включить — только новых. Дело в возвращении к принципам, которые были задекларированы на Майдане и не реализованы на деле… Опять-таки, я абсолютно не берусь судить об искренности и истинности фраз, произнесенных мои­ми собеседниками… Да и не факт, что кто-то в итоге решится сказать Ющенко в глаза то, что давно хочет сказать. Просто хочу констатировать, что партия достигла определенного рубежа и если она вырулит, то ей придется оперативно искать ответ на другой ключевой вопрос:

С кем?

Понятно что если во главе НУ останется Ющенко, этот вопрос отпадает сам собой. На дне выбранной им пропасти сегодня никто не живет. Кроме власти.

Если же без Ющенко, то предстоят тяжелые решения. На самом деле проблемы оппозиции сегодня намного глубже, чем принято о них говорить и писать. И я тоже очень сомневаюсь, стоит ли называть вещи своими именами. В условиях, когда не просто Юлия Тимо­шен­ко, а лидер одной из крупнейших оппозиционных партий передвигается по европейской столице в автозаке… Автор даже получила совет от одного мудрого политика, никогда не поддерживавшего Юлию Владимировну, — молчать. Потому что не над ней лично, а над институтом совершается произвол. Полностью разделяю это мнение. Как, впрочем, продолжаю терзаться вопросом, как защитить Тимо­шенко и не привести ее к власти? Потому что во власти она уже бы­ла. И не тема этой статьи — еще раз подводить итоги ее работы. Но называть вещи своими именами все-таки надо.

Этот сугубо внутренний вопрос заставляет не спать по ночам многих, чьи палатки стоят сегодня под Печерским судом. А иначе партнеры по КОД не боролись бы за то, какого цвета будет папка с письмом в КГГА — оранжевого или зеленого? Не уточняли бы на каждом заседании комитета, «почему название моей партии оказалось на второй странице, а не первой»?..

Но с другой стороны, имеют ли лидеры оппозиционных партий моральное право даже внутренне судить Тимошенко? А где их личный список добрых дел? Искренни ли они в своих намерениях? Ответы могут быть самые неожиданные и разные. Если честные, а не на камеру. Потому что слишком разные люди и с разными историями работы во власти, сегодня стоят рядом с Тимошенко. Может, поэтому на фото растерянные лица оппозиционных лидеров и пустота. А количество тех, кто пришел в парк Шевченко по убеждениям, а не за расчетом, мизерно? Нет ощущения энергетики единения. В то время, как миллионы единых в недовольстве властью сидят на кухнях, не желая опять стать массовкой. И это проблема не только НУ. Это проблема всех.

В «Нашей Украине», с одной стороны, каким-то чудным образом хотят возродить былую протестную энергетику и стать другой оппозицией. Ведь по мнению нашеукраинцев, основное золото партии — истинное понимание демократии — по-прежнему у них. С другой — здесь говорят, что «момент для самоопределения явно неподходящий. В этой ситуации нужно объединяться, чтобы дать отпор диктатуре, сейчас нужно идти рядом с Юлей и, возможно, пережить с ней ее триумф. Чтобы вообще не потерять возможность куда-либо выходить и кого-то поддерживать».

Вот такая история партнерства. Которая, кстати, может никогда не состояться не только в силу позиции Ющенко, но и банального материального вопроса.

На какие деньги?

Вопрос о деньгах партии — любой — всегда будоражил умы масс. «Наша Украина» в этом контексте самая «популярная» — скандалы, связанные с финансированием Помаранчевой революции, а потом и НУ, не новость. В 2008 году все телеканалы показали сюжеты о том, как нуждаются работники аппарата НУ в регионах. С тех пор много воды утекло, много руководителей сменилось. «Сегодня ситуация критическая. 80 (!) миллионов гривен долгов, — заявил ZN.UA глава исполкома НУ Сер­гей Бондарчук. — Из них 35 миллионов составляет долг Александру Третьякову, который действительно выиграл все суды. Остальные 45 миллионов — это задолженность по зарплате перед работниками и Пенсионным фондом. Если с долгом Третьякову все ясно — есть решение суда, то с задолженностью — абсурд какой-то. Бухгал­терия начисляла зарплату работникам и не платила. Ввиду отсутст­вия денег. Еще и накапливая вир­туальную задолженность в Пенси­он­ный фонд. Я вообще не понимаю этой истории. Впрочем, как и того, что, придя в офис, мы не обнаружили документооборота. Во­об­ще. В том числе и финансового. Однако с сентября мы платим зарплату людям. И финансы на партийные нужды изыскиваем. Отве­чать же за то, как работали наши предшественники, мы не намерены».

За предшественников ответил Роман Безсмертный, глава исполкома «НУ» (с декабря 2006 г. по июль 2007 г.): «В 2005 году, когда организовывалась партия, ее струк­тура была легализована не только в формально-юридическом плане, но и в материально-финансовом. Были зарегистрированы все партийные региональные ячейки. Люди были официально приняты на работу — более 2 тысяч человек. Тогда в ВР отрабатывался закон о политических партиях, который предусматривал не только возмещение залога за участие в выборах тем, кто прошел в парламент, но и государственное финансирование.

Таким образом, мы закладывали идею легализованной открытой партии. Вот партийная ячейка — вот ее ресурсы — вот их использование. Ожидая включения бюджетного механизма, я как глава исполкома взял кредит. Третьяков выступил как гарант этого кредита. Но мы не могли знать, что эта открытая модель будет сломана государством — были внесены изменения в законодательство, и мы не получили не только финансирования, но и залога.

В результате возникла проблема невозвращения кредита и долги. Мы не предусмотрели, что в нашей стране никто не захочет иметь легальную политическую систему, — в этом наша вина. ВР своим решением в 2006 году загнала политические партии в разряд обычных предприятий. Я на заседании политсовета извинился за нашу непрозорливость. Эта моя позиция отображена во многих письмах, которые я писал президенту, парламенту с просьбой урегулировать вопрос о финансировании политических партий. Иначе — чемоданы нала, непрозрачность и зависимость от олигархов.

Далее: во время моего пребывания на посту исполкома действовала модель, при которой нельзя было единолично управлять ресурсами партии. Существовала бухгалтерия и комиссия, которая утверждала любой финансовый проект. Председатель политсовета партии и исполкома могли подписать документ, который утверждала экспертная группа. У нас не было даже печати, — только право подписи на уже подготовленном коллегиально документе. Когда я ушел, печать удивительным образом оказалась в сейфе или председателя исполкома, или главы совета… Но это уже не моя история…

Что касается претензий Тре­тьякова, то здесь дело не только в том, что обещанные государством деньги не пришли, но и в политическом моменте. Мы ведь принимали решение вместе с Третья­ковым, рассчитывая на компенсации от государства…И это был своего рода риск».

Однако, как стало известно, ZN.UA деньги за выборы 2006 года пришли на счет НСНУ в конце 2007-го и о них уже подавший в отставку Безсмертный не знал. У автора на руках оказались две платежки за октябрь 2007-го, где НСНУ получила от ЦИК 35 миллионов 880 тысяч. К этим документам сейчас и апеллирует Третьяков. (Документ см. на сайте.)

В ЦИК нам пояснили, что действительно это был залог и деньги, возвращенные в качестве возмещения затрат на агитацию в период избирательной кампании (в 2007 году норму отменили и по результатам досрочных парламентских выборов партиям не возместили ничего). Здесь важно уточнить, что платеж предназначался не «Нашей Украине», а НСНУ. Который представляли на тот момент, собственно, Народный союз «Наша Украи­на», Народный рух Украины, Христианско-демокра­тический союз, Украинская респуб­ликанская партия «Собор», Конгресс украинских националистов и Партия промышленников и предпринимателей Украины. Освобождает ли это НУ от ответственности за долги перед Третьяковым — вопрос.

Скорее всего, к Вячеславу Кириленко (автор долго и безус­пешно пыталась связаться с Вячес­лавом Анатольевичем), Вере Ульян­ченко, которые ведали делами, деньгами и долгами партии после ухода Безсмертного. И, видимо, очень надеялись, что Александр Третьяков все-таки зачтет миллио­ны как вклад в общее дело. На это надеются и нынешние руководители партии, которую им «одолжил» Виктор Андреевич. Потре­бует ли он ее назад или все-таки сочтет своим личным вкладом в общее дело демократии, отпустив в свободное плавание? На этот случай у «Нашей Украины» якобы уже есть потенциальные финансисты.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно