ОТЛОЖЕННЫЙ ЮБИЛЕЙ

2 февраля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №5, 2 февраля-9 февраля

В день, когда отмечалось 70-летие экс-президента России Бориса Ельцина, его родственники и сотрудни...

Свое 70-летие Борис Ельцин встретил в Центральной клинической больнице Москвы {Фото АР}
Свое 70-летие Борис Ельцин встретил в Центральной клинической больнице Москвы {Фото АР}

В день, когда отмечалось 70-летие экс-президента России Бориса Ельцина, его родственники и сотрудники наперебой рассказывали, как огорчен Борис Николаевич тем, что ему приходится принимать поздравления в Центральной клинической больнице, а празднование самого дня рождения придется перенести… Но если посмотреть объективно, ЦКБ стала почти что историческим фоном для его юбилея. Ельцин занемог за два дня до 70-летия, и обнаружилось, что во внимании к нему общества и политической элиты мало что изменилось! Вокруг больницы, как и в доброе старое время, дежурили передвижные станции телевизионных каналов, в кулуарах обменивались тревожной информацией о том, что у Ельцина на самом деле не грипп, а более серьезное заболевание — впрочем, Кремль как всегда скрывает истинную информацию о состоянии здоровья Ельцина. Утром 1 февраля в больницу потянулись кортежи первых лиц государства — Путин, Касьянов и Волошин, выстроившись в рядок, поднимали бокалы за здоровье именинника… Газеты соревновались в объемах юбилейных статей, телевизионные каналы — в количестве посвященных Ельцину фильмов… Словом, складывалось впечатление, что речь идет не об отставном ветеране, к тому же заболевшем в самый неподходящий момент, а о действующем политике, удачно напомнившем миру о временах, когда самые судьбоносные для России решения принимались именно в стенах Центральной клинической больницы…

Практически всю свою сознательную профессиональную карьеру я писал о Ельцине. Признаюсь, это не всегда было приятно, но всегда — интересно. 31 декабря 1999 года я ощущал себя ограбленным: меня лишили одной из самых любимых моих тем, заменив ее на что? На кого? Но оказалось, что я был обманут, как и многие наблюдатели, всерьез поверившие, что смене власти в Кремле предшествовала длительная политическая борьба и вслед за эпохой Ельцина начнется время — или безвременье — Путина. Борьбы не было, эпоха Ельцина продолжается, время Путина, возможно, и наступит, но не сегодня. О Ельцине мало что можно было писать, но он незримо присутствовал за кулисами новой власти: в Барвиху к нему наведывались президент и силовики, премьер и ведущие предприниматели. Его «семья», его ближайшее окружение так и остались центром принятия решений, удачно соперничая с приведенными Владимиром Путиным в Кремль немногочисленными неофитами из спецслужб. И это главный итог не президентства Ельцина, нет — это главный итог, с которым Борис Николаевич приходит к своему 70-летию. Ему удалось сохранить себя как фигуру и после отставки. Ему удалось создать систему, которая продолжает работать даже в отсутствие автора. Я не утверждаю, что эта система хороша, вовсе нет, но она существует. И именно в ее существовании — победа Ельцина и поражение России. Как получилось, что после крушения коммунизма в стране, рассчитывавшей на перемены, которые позволили бы ей стать частью цивилизованного мира, был установлен причудливый строй — номенклатурно-олигархический? — сочетающий в себе элементы рыночной экономики, контролируемой государством, свободу слова, находящегося в услужении у нуворишей-олигархов, суверенизацию регионов, проходившую на фоне кровопролитной войны на Северном Кавказе… Но зато над всем этим была гигантская фигура самого Ельцина — политика, не утратившего блестящей интуиции даже в последние годы своего правления, человека, озабоченного не столько исторической ролью, сколько объемами актуальной власти, лидера, самим своим пребыванием у руля России как бы очертившего границы возможной реставрации… Владимир Путин, по сути, ничем еще не потряс основ созданной Ельциным системы — он, скорее, является гарантом ее существования. Но, как оказалось, эта система весьма зависима не только от принципов своего существования, но и от личности, ее возглавляющей. Ельцин как бы прикрывал собой посткоммунистическую сущность созданной при нем системы управления, позволял надеяться на поступательное движение вперед… Более того, многим в России в последние годы Ельцина казалось, что после его отставки исчезнут последние препятствия к динамичному развитию страны…

Но Ельцин был не препятствием, а скорее иллюзией, огромным небожителем, чья тень скрывала от общества и его подлинное состояние, и его подлинные возможности. Владимир Путин живет на земле, среди своих сограждан. Он искренен в своих заблуждениях и настойчив в своих целях — но он ничего ни от кого не может скрыть. После отставки Ельцина граждане России стали понемногу понимать не только то, какой стала эта страна, но и ее перспективы. И если ближайшего будущего боится власть, то что уж говорить о простых смертных?

Правление Ельцина было временем монархии — монархии, главной целью которой было не реформировать общество, а утвердиться в обществе. Поэтому большая часть реформ носила скорее половинчатый характер, поэтому фавориты значили гораздо больше, чем реформаторы, поэтому последние шаги первого президента определялись интересами самосохранения «семьи», а не интересами развития России. Правление Путина — время античной республики: президент всего лишь первый игрок среди прочих влиятельных граждан, он не умеет и не хочет учиться подниматься над склоками в элите, более того — он активный и деятельный участник этих склок. Рейтинг Путина может взлетать до небес и стремительно опускаться. Но это никак не влияет на отношение общества к системе правления. Общество — прежде всего благодаря личности Ельцина — примирительно относилось к номенклатурно-олигархической монархии. И общество — не в последнюю очередь из-за отсутствия личностного в Путине — очевидно, не приемлет номенклатурно-олигархической республики. Поэтому власть пытается произвести хотя бы косметические изменения, чтобы убедить общество в том, что Россия Путина отличается от России Ельцина… Вот, например, и гимн у нас другой…

Гимн действительно другой. Как и президент. А что кроме гимна и президента? Все тот же неэффективный аппарат управления в центре и засилье регионального начальства на местах. За год пребывания Путина у власти никаких новых людей рядом с ним так и не появилось. Генералы Патрушев и Иванов были назначены во вверенные им ведомства еще до того, как Путин стал исполняющим обязанности президента. Из огромной пропрезидентской фракции в Государственной думе даже искушенные в политике наблюдатели вспомнят разве что Грызлова. Назначение президентских представителей в федеральных округах как раз и продемонстрировало, что кадровые трудности, испытываемые Владимиром Путиным, способны свести на нет любые, даже самые смелые инициативы президента… Так что когда речь идет о замещении должностей, занимаемых «семейными», как правило, называют две фамилии — Иванова и Патрушева. Иванов будет премьер-министром, а Патрушев — главой администрации. На этом фантазии наблюдателей заканчиваются. Что поделаешь — у Владимира Путина пока что нет своих людей. Можно, конечно, заменить одних «семейных» другими и таким нехитрым образом продемонстрировать самостоятельность, но это уже совсем другая история. Все теми же — за редким исключением — остаются влиятельные бизнесмены, зависящие от власти и прикармливающие ее чиновников. Все та же «семья». И все то же нервно-угодливое празднование элитой ельцинских дней рождения…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно