ОСТОРОЖНО: БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ МИРНЫЙ ПРОЦЕСС

5 апреля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №13, 5 апреля-12 апреля

Новая интифада, отягощенная грузом провала Кэмп-Дэвида, взаимным недоверием и ожесточением, стала поворотным пунктом...

Новая интифада, отягощенная грузом провала Кэмп-Дэвида, взаимным недоверием и ожесточением, стала поворотным пунктом. Обе стороны могут до бесконечности спорить о том, что послужило отправной точкой. Отказ Арафата от мирного процесса, как заявляет Израиль, или поход Шарона в мечеть Аль-Акса, приведший к предсказуемым волнениям и жертвам, — как говорят палестинцы. После трех месяцев относительно мирных акций протеста стороны взялись за оружие, обвиняя друг друга в эскалации насилия. После событий 11 сентября 2001 года в США и операции в Афганистане израильские власти почувствовали максимальную степень свободы. Карательные операции все более ожесточали и без того стремительно нищающих палестинцев, вовлекая их в активное сопротивление.

Европейские журналисты часто обращаются к официальным лицам Израиля с вопросом: имеете ли вы стратегию выхода (exit strategy). Убедительного ответа нет. Видимо, Шарон сам не представляет, в каком месте следует поставить точку. Более того, реактивная по своей сути политика сводится пока к простой схеме — на всякое действие следует многократно превышающее его по силе противодействие. Представляется, что Шарон явно преувеличивает организационный потенциал Арафата. Палестинская администрация так и не стала настоящим государственным аппаратом, способным сдерживать действия радикально настроенных слоев общества, — как требовал Шарон в начале, или направлять и организовывать террористические операции — как пытаются представить ее действия сейчас.

В своей реакции на происходящее Соединенные Штаты явно не поспевают за ходом мысли израильского лидера — они по-прежнему требуют от Арафата сдержать насилие против израильтян в тот момент, когда последний уже сам находится под дулами израильских танков. От военной операции мало страдают сами палестинские радикалы, склонные вообще воспринимать любой очередной агрессивный ход со стороны Израиля как подтверждение своей правоты, но каждый рядовой палестинец воспринимает происходящее как удар по его личным интересам. Количество потенциальных радикалов растет в геометрической прогрессии.

Начав войну, Шарон вынужден теперь следовать логике военных действий, более того он зашел так далеко, что оправданием может служить только какое-то качественно новое решение. Конструирование этой новой реальности происходит на ходу. Но что дальше? Если исключить нецивилизованную по нынешним временам, но активно продвигаемую сейчас израильскими праворадикальными партиями (такими, как Моледет) опцию поголовной депортации всех палестинцев в Иорданию или другие арабские страны, тогда то ли Шарону, то ли следующему правительству Израиля придется со временем предложить какую-то позитивную программу. Нужно будет либо искать среди палестинцев новых партнеров для переговоров или каким-то образом доказать, что все политически активные на настоящий момент палестинцы есть террористы и следовательно партнеров нет и в ближайшее время не будет. Последние события показывают, что Шарон предпочел бы второй вариант. Так израильские спецслужбы начали активное распространение информации о якобы найденных документах, подтверждающих роль Арафата в финансировании терроризма. Большая часть лидеров палестинских организаций ушли в подполье, убиты или арестованы.

По свидетельству израильских экспертов, службы безопасности Израиля и правоохранительные органы не в силах предотвратить все теракты, совершаемые палестинскими смертниками. По мнению главного комиссара израильской полиции Шломо Ааронишки, «даже увеличив количество полицейских, патрулирующих города Израиля, мы не в силах полностью защитить центры населенных пунктов, где обычно всегда собирается много людей. Теракт в Нетании — яркое тому подтверждение».

Все палестинские организации заявили о начале широкомасштабной войны против Израиля после начала штурма резиденции Арафата в Рамалле. Палестинские спецслужбы и полиция объединились в борьбе с израильтянами. Всякая попытка сотрудничества с оккупационными властями карается смертью. Израильтяне действуют по тому же принципу. В среду 3 апреля марш мира в составе более двух тысяч человек с медикаментами и продовольствием, направлявшийся в Рамаллу, был разогнан израильской полицией, а его участников объявили «пятой колонной» и «преступниками Осло».

Решением военного командования район боевых действий был закрыт для любых средств массовой информации, в том числе и израильских. Арабские источники сообщают о массовых расстрелах, бесчинствах, умышленном уничтожении оборудования, медицинских материалов, ограничении доступа врачей к пациентам. Интернет-издание «Новости Израиля» сообщило о своеобразных методах психологического воздействия в виде трансляции порнографических фильмов с захваченного в Рамалле телевизионного центра.

Цель военных операций Израиля на палестинских территориях уже давно переместилась с собственно террористических организаций таких, как Хамас, на институты самой Палестинской автономии. В чем причины этой политики? Помимо всем известной неприязни нынешнего премьера к Арафату, склонности к провокационным действиям и других в целом личностных моментов, существуют и реальные для Израиля как политического организма опасения. Главное из них то, что, помимо вывода войск, на повестке дня всегда стояли вопросы о палестинских беженцах и их праве на возвращение и о статусе Иерусалима. Беженцев, вынужденных некогда покинуть территорию современного Израиля, насчитывалось около 700 тысяч. Сейчас с учетом демографического прироста — их несколько миллионов (напомним, что население Израиля в данный момент — примерно 5 млн. чел.). Перспектива возвращения беженцев явно не пользуется популярностью среди израильтян различной политической ориентации. В реальности мало кто из нынешних иорданских граждан палестинского происхождения, палестинцев, натурализовавшихся в Европе, США и других благополучных странах, да и тех из них, кто живет на правах беженцев в Ливане и других арабских странах, — имеет желание вернуться на территорию современного Израиля. Вопрос о материальной компенсации конечно же поставлен будет.

Если предположить, что Израиль выполнит условия СБ ООН и выведет войска с оккупированных территорий и тем более согласится на создание палестинского государства, то за столом переговоров Израиль окажется в более слабой позиции, чем палестинцы. В текущей ситуации прекращение оккупации еще можно обменять на уступки по вопросу о беженцах (или, как очень надеется Шарон, на полное снятие этого вопроса). Выполнение условий Совета Безопасности значительно сузит для Израиля пространство для маневра в предстоящих дискуссиях с палестинцами и международными посредниками. Поэтому совершенно очевидно, что Израиль будет искать и находить причины для того, чтобы продлить оккупацию. А пока будет тянуть время — по возможности затягивая осаду ключевых точек — резиденции Арафата и христианских святынь, где скрываются палестинцы. Ряд представителей израильского кабинета рассматривают решение о блокировании Арафата в своей резиденции как не окончательные. «На данном этапе принято решение о его изоляции, но это не значит, что так будет всегда: возможно, завтра придёт время его выслать, а послезавтра — для еще более жестких действий», — утверждает вице-премьер, член кабинета по безопасности Натан Щаранский.

По мнению израильского эксперта из Университета им. Бен Гуриона Л.Гринберга, заточение Арафата в Рамалле вообще невозможно оправдать логикой борьбы с терроризмом. Истинная цель изоляции Арафата, считает Гринберг, — не отразить террор, а помешать палестинцам добиться каких-либо выигрышей на дипломатической арене, единственной арене, где они могли бы добиться существенного прогресса.

Здесь уместно было бы сказать несколько слов о роли и месте Арафата в сегодняшней Палестине. Для большинства палестинцев Арафат в контексте мирного процесса ценен не столько как практический политик, сколько как знаковая фигура. Бессменный лидер ООП, посвятивший всю свою жизнь созданию независимого палестинского государства и долгие годы демонстрировавший редкое умение находить почву для компромисса между конфликтующими отрядами палестинского сопротивления, стал для них и для всего мира своеобразным национальным символом. Арафат может сойти со сцены только после создания государства. Его нельзя переизбрать, заменить, как нельзя заменить флаг во время боя. Поэтому удар по нему воспринимается всеми палестинцами как удар по самой идее независимой Палестины.

Политика США в нынешней ситуации становится понятной в контексте пространного документа, который лег на стол президента еще в 2001 году, когда вновь избранная администрация определяла свои внешнеполитические ориентиры. В документе с весьма характерным названием «Навигация в условиях турбулентности. Америка и Ближний Восток в новом столетии», подготовленном президентской исследовательской группой, подход к решению ближневосточной проблемы основывается на трех основных положениях:

— подтверждение «неписаного» альянса с Израилем. Принять меры, чтобы Ближний Восток не имел сомнений в силе американо-израильского стратегического партнерства;

— привлечение прозападных арабских государств (прежде всего Египта, Саудовской Аравии, Иордании и Марокко), направленное на поощрение государственного и личного лидерства в поддержку мирного процесса;

— сдерживание противников, действующих и потенциальных.

Несомненный успех, достигнутый по второму пункту в виде мирной инициативы фактического правителя Саудовской Аравии наследного принца Абдуллы, однако не привел к каким-либо результатам. А Египет на недавнем заседании Совета министров постановил прекратить все отношения с Израилем, кроме дипломатических контактов, связанных с палестинской проблемой. Египет требует полного вывода израильских войск. Министр иностранных дел Египта Ахмад Махер сказал: «Израиль утверждает, что находится в состоянии самообороны. Каким образом оккупант может быть в состоянии самообороны?». Саудовская Аравия выступила с осуждением террористических актов против мирного населения, но при этом выразила поддержку восстанию против оккупации.

В Европе, как отмечают обозреватели, ближневосточный кризис ощущается намного острее, чем в США, ввиду географической близости и наличия мощных мусульманских общин. Как недавно сказал Хавьер Солана: «Ближний Восток для нас это проблема ценностей, проблема ответственности. Но это также и проблема безопасности. Безопасность этой части мира имеет фундаментальное значение для нашей собственной безопасности». ЕС считает своей заслугой тот факт, что Израилю не удалось до сих пор маргинализировать Ясира Арафата. При этом страны ЕС осознают ограниченность своих возможностей. «Мы не решим проблемы, фундаментальное значение имеет присутствие Соединенных Штатов вместе с Европейским Союзом. Израильтяне не будут прислушиваться к европейцам», — сказал Солана. Единственным рычагом воздействия для ЕС остаются 350 миллинов долларов помощи, оказанной Палестинской автономии, — в основном на развитие инфраструктуры, уже практически разрушенной.

На прошедшей в среду встрече министров иностранных дел ЕС принято решение вновь направить Солану для переговоров на Ближний Восток. Сопоставление ранга и общественного веса посланника ЕС, бывшего генерального секретаря НАТО и действующего министра иностранных дел объединенной Европы, и США, до сих пор мало кому известного генерала Энтони Зини, говорит о том, что США пока пытаются удержаться в традиционном формате, отложив возможность более активного вмешательства в ситуацию на потом. Такая сдержанность в общем понятна: все, включая европейцев и арабов, понимают, что именно США придется ставить последнюю точку в этом споре. Определенным ограничителем по времени является отложенная иракская проблема, решение которой, конечно же, нуждается в прочных арабских тылах. Если миссия Соланы будет успешной, то через определенное время за ней можно будет ждать визита Пауэла или Чейни. Израильтянам они скажут примерно следующее: у вас было достаточно времени для того, чтобы демонтировать инфраструктуру терроризма, а теперь — вперед за стол переговоров. Пока, как утверждает кувейтская газета Ас-Сияса, Шарону предоставлен карт-бланш до середины апреля. Как сообщает израильская «Га-Арец», он уже объявил о возможности «открытия второго фронта» на юге Ливана, где в ответ на происходящее в Палестине заметно активизировалась шиитская Хизбулла.

Между тем, по оценкам экспертов, экономическая ситуация в Израиле на фоне широкомасштабной военной операции будет ухудшаться. За последнее время произошло резкое падение котировок акций израильских предприятий на фондовой бирже Тель-Авива. Сводный индекс биржи «Тель-Авив-100» упал на 5,31%, а котировки ценных бумаг израильских предприятий — в среднем на 8,5%. 1 апреля было объявлено о повышении цен на автомобильное топливо в среднем на 5,5%. Местные эксперты прогнозируют дальнейшее падение курса шекеля по отношению к доллару США. Сюда же нужно отнести и призыв резервистов на воинскую службу, что ложится дополнительным бременем на израильскую экономику. Катастрофически страдает такой важный сектор израильской экономики, как туристический. По свидетельству израильского директора туристического управления, число туристов снизилось на 50% по сравнению с 2000 годом, а с момента наступления кризиса в израильском турбизнесе было сокращено около 40 тыс. работников и закрыто 40 из 350 израильских отелей. Заметны все признаки дальнейшего углубления экономического кризиса.

Тем не менее в Израиле пока происходит максимальный за последнее десятилетие всплеск воинственных настроений. Израильские газеты и Интернет переполнены призывами к «окончательному решению» палестинского вопроса. Поддержка Шарона среди израильтян предельно возможная, а голоса сторонников мира просто не слышны. Всякая попытка представить альтернативную точку зрения рассматривается как покушение на основы существования Государства Израиль.

На фоне происходящего может сложиться впечатление, что выхода нет и ситуация может быть разрешена, только когда одна из сторон будет уничтожена хотя бы в моральном плане. Между тем опыт недавнего прошлого показывает, что примирение в принципе возможно. Так, в период 1998—2000 годов количество террористических актов заметно уменьшилось. Этому способствовало активное сотрудничество спецслужб Палестины и Израиля при содействии ЦРУ, достигнутые между ПА и ХАМАС соглашения о ненападении, изменение политического климата в Израиле, где к власти уверенно шли левые силы. Развивались контакты между институтами гражданского общества.

На ситуацию постоянно влияют многочисленные факторы различной природы, как постоянные, так и переменные: среди первых — взаимное недоверие, экономическое и политическое неравенство сторон, изменения политического климата в Израиле, регионе и мире в целом. Необходимо осознать, что выход из проблемы, которая длится уже несколько десятилетий, не может быть одномоментным, по самой своей природе это процесс. Не зря он так и назывался до недавнего времени — «мирный процесс». Но вот глубинный смысл этой политической идиомы не нашел полного воплощения. Процесс понимался прежде всего как долгие переговоры между Израилем и Арафатом. Но существуют и другие, гораздо более важные измерения, хотя и весьма затратные с материальной точки зрения и не дающие возможности быстро заработать политический капитал. Среди них не в последнюю очередь меры по укреплению доверия, включающие процесс кропотливой работы со всеми участниками — и в Палестине, где во взрывоопасном положении находятся те, кто живет за чертой бедности (а это на данный момент примерно 40% на Западном берегу и 65% в Газе); и в Израиле — где праворадикальные группы, так же, как и хамасовцы, проявляют склонность к насилию — вспомним хотя бы убийство Рабина, расстрел 50 палестинцев в мечети Ибрагима в феврале 1994-го.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно